Досье М.Д.Багирова без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства

Третья часть

Предыдущая часть в этом линке
(http://www.moderator.az/ru/news/91055.html)

Азербайджанский писатель Адгезал Мамедов занимается историческими исследованиями. Особенно интересуют исследователя личностные портреты мировых лидеров. А.Мамедов считает, что наряду с несомненными объективными общественно-политическими, экономическими явлениями, «историю двигают» субъективные факторы, скрывающиеся в психологии, нравах, воспитании и характерах исторических личностей.

Он провел архивное исследовании жизни и политической деятельности первого секретаря компартии Азербайджана Мир Джафара Багирова.
Мир Джафар Багиров 30 лет руководил Азербайджаном.
Багиров с риском для своей карьеры и жизни спас десятки лучших представителей азербайджанского народа от физической ликвидации.


Тем не менее, в угоду политической конъюнктуре  Кремля, выдающийся политический и государственный деятель Азербайджана, в 1922 и 1940 годах награжденный орденами Трудового Красного Знамени Азербайджана, в 1935, 1942, 1943 и 1946 годах — орденами Ленина, в 1944 году — медалью «За оборону Кавказа», в 1945 году – орденом Отечественной войны I степени, окончил жизнь от пули безвестного палача.
М.Д. Багирова приговорили к смертной казни 26 апреля 1956 года. Все ходатайства о его помиловании были отклонены.
7 мая 1956 года приговор был приведен в исполнение.
Скоропалительные, незаконные и необъективные даже по меркам того времени суды над Багировым были конечно же, заказными и сугубо политическими.
Но история показала, что по большому счету сохранить свои тайны им не удалось. Архивы содержат огромный массив не раскрытой еще исторической информации о преступлениях кремлевских властителей. Немало фактов из деятельности Хрущева, Горбачева, Ельцина и других поражают воображение масштабами творимой ими гнусности…


Уверен, что исследователи жизни М.Д. Багирова  раскроют новые, неизвестные еще страницы другой, во многом скрытой еще его деятельности. Частично она будут отражена  в этих статьях.
Тем не менее, — в этом мы  совершенно уверены, — «все тайное рано или поздно становится явным». Личность М.Д.Багирова получать  в народе свою правильную оценку !

В 1927 году Лаврентий Павлович стал председателем ГПУ Грузии и заместителем председателя ГПУ Закавказья, а в 1931 году одновременно стал полномочным представителем ОГПУ по Закавказью. Новая должность была уже генеральской.

Все карьерные повышения Лаврентия Павловича управлялись из Кремля. В это время в Кремле  началась кровавая борьба за власть, в которой участвовала группа Сталина. В борьбу за власть включились   Орджоникидзе, Рыков и Бухарин, а также группа Троцкого – Каменева, Зиновьева. Группы  были противопоставлены друг другу. Такая же борьба шла в регионах, вокруг определенных личностей.

В 1927 году Каменев и Зиновьев вместе с Троцким пришли к решению поставить на повестку дня вопрос о внутрипартийной демократии. Попавшие в ловушку Сталина и способствовавшие исключению Троцкого из партии, они не подозревали, что оказали Сталину большую услугу.

В 1928 году Троцкого сослали из Москвы в Алма-Ату, а в  1929 году решили выслать  за границу. В 1929 году по соглашению с Турцией его привозят в Одессу, оттуда на пароходе «Ильич» увозят на  остров Принкимо в Мраморном море.

В те годы  в Азербайджане местных кадров было очень мало. В Кремле не было представителей Азербайджана, кроме Н.Нариманова. После разногласия Н.Нариманова с местными руководителями Азербайджана, Ленин ищет компромиссный вариант и приглашает его на ответственную работу в Кремль. В 1923 году, во время тяжелой болезни Ленина и жестокой политической борьбы за власть, Н.Нариманов написал письмо В.И. Ленину такого содержания:

«Я выражаю очень большое беспокойство по поводу жестокости, бесправия, несправедливости, чинимой  И.Сталиным. Он не верит азербайджанским кадрам. К кому же мне обратиться, как не  к  Вам, товарищ Ленин? Как же получается, что человек, пишущий о дружбе народов и пропагандирующий интернационализм, оказывается националистом, а бывший маузерист интернационалистом? Очень странно».

Сталин и Серго Орджоникидзе взяли в руки бразды правления и всех противников обезвреживали. В этой операции учитывалась и кандидатура Нариманова. В январе 1924 года, после смерти Ленина, эта группировка спланировала устранение оставшегося в одиночестве Н.Нариманова.

Многие факты подтверждают дружеские отношения между Н.Нари­ма­новым и М.Д. Багировым, который  называл первого «дядя Нариман». Пребывание Багирова в первых порах  на ответственных постах является в основной заслугой Н.Нариманова.

Смерть доктора Нариманова в 1925 году была очень загадочной. Орджоникидзе решил угостить его «ярпак долмасы» (долмой из виноградных листьев), привезенной из Баку. После обеда с диагнозом острой дисперсии и диареи Нариманова госпитализировали. Однако больной  скончался от тяжелого отравления, а перед смертью  произнес: «Меня Серго отравил».

Проходит время и Орджоникидзе формирует новый враждебный  стереотип, названный им  «наримановщина», для того, чтобы выставить убитого им азербайджанского политического и общественного деятеля «чуждым элементом».

В 1927 году I секретарь АКП(б) Левон Мирзоян и II секретарь Алигейдар Гараев вместе с руководителем контрольной комиссии ВКП(б) Орджоникидзе, обвиняя М.Д. Багирова в «наримановщине», освободили его от должности председателя ГПУ Азербайджана. Тут вспоминается мнение Н.Нариманова о А.Гараеве:

«В Азербайджане дашнакская  политика целиком внедряется в жизнь. Я нисколько не сомневаюсь в том, что Сталин и Орджоникидзе ни АКП(б), ни нам, тюркам, не доверяют и судьбу Азербайджана поручают  дашнакам. Неизвестно, какие будут последствия, но за все ответственность должны нести Сталин и Орджоникидзе. Самое интересное то, что они думают, что тюрки такие глупые и все это не понимают. Они всегда выдвигают вперед Алигейдара Гараева, а его в Азербайджане все считают предателем». (Нариман Нариманов, «Истории революции на перифериях». Азербайджанское госиздательство. Типографическое общество. Баку, 1992 г).

Два года М.Д. Багиров с помощью Л.Берия работал наркомом водного хозяйства Закавказья. Причину удаления М.Д. Багирова из Баку, его нахождения в Тифлисе можно узнать из письма, написанным им в Москву Рухулле Ахундову, который учился  в Москве на курсах. (Это письмо было найдено в госархиве журналистом-исследователем Тейюбом Гурбаном).

Письмо было отправлено 6 мая 1929 года из г. Тифлиса, ул. Пирогова 8, Рухулле Ахундову, и начинается словами «Дорогой Рухулла».

Сначала Багиров спрашивает о здоровье Р.Ахундова. Потом сообщает, что срочно уезжая из Баку, он забывает попрощаться с ним, и никак этого не может себе  простить.

«По резкому указанию Серго Орджоникидзе я вынужден был покинуть Баку. Я думал, что здесь в Тифлисе новую должность  буду исполнять в нормальных условиях. Но, к сожалению, мои надежды не оправдались. Я попал в еще худшие условия. Будто эти одичавшие люди готовы меня повесить на первом фонаре. Основу такого отношения ко мне сформировало азербайджанское правительство. Послали информацию в центр такие как Л.Мирзоян, А.Гараев, Новрузов. Но эти руководители не понимают, что происходит в республике и за это им придется отвечать.

Например,  сотрудники азербайджанского ГПУ задушили и убили муллу, который хотел нелегально перейти границу в Ленкорани. Возмущенное этим сельское население потребовало тело убитого. Тогда сотрудники ГПУ жестоко обошлись с ними. Это, в конечном счете, привело к аресту сотен невинных людей. Сельское население было вынуждено выбрать представителя и отправить в Баку. Неудовольствие людей вылилось чуть ли не в восстание, и из Баку в Ленкорань прибыла государственная комиссия».

В письме М.Д. Багиров привел много примеров такого бесправия и произвола.

Потом он подчеркивает: «Руководители, о которых я говорил, за то, что я знаю о чинимых ими произволе и бесправии, меня хотят вывести из строя или физически устранить. Но пока им меня физически устранить не удалось. Они, сочиняя фальшивые документы, пытаются сфабриковать дело и осудить меня. Но, видя, что меня поддерживает Закавказская партийная организация, они не пускают в ход эти фальшивые обвинения. Кроме того, я себе обещал не говорить, не выступать. Потому, что выступления мои не понравятся не только азербайджанскому руководству, но и здесь в Тифлисе товарищу Орохелашвили. Вместе с этим товарищи из Тифлиса часто задают мне вопрос, когда можно принять радикальные меры против произвола азербайджанских властей?».

Потом М.Д. Багиров сообщает Рухулле Ахундову о себе и своей семье. Он пишет: «Видя, что справедливого ко мне отношения не дождусь, для успокоения читаю книги ежедневно по 200-205 страниц. Например: 1) «Ленин об аграрных вопросах», XI том, 2 раза, 2) «Правда о развитии капитализма в России», 3) «История партийных съездов», 4) «Ленин о кооперации» 5) «Капитал» и другие. Грузинские друзья мне не отказывают в помощи (Имеется в виду Берия – А.М.).

От сына Джангира получил письмо. В письме он пишет, что читает Омара Хаяма, Мирза Шафи Вазеха. В сентябре собирается приехать из Кубы в Баку. Кажется, немного заболел, очень о нем беспокоюсь. Но мои сестры за ним пристально следят. Поэтому я не беспокоюсь. Я тебя очень прошу, на меня не обижайся, пока мне не плохо. От имени супруги и сына шлю вашей семье привет».

Письмо заканчивается словами: «Целую тебя, Мир Джафар».

После письма Берия к Сталину в 1929 году, М.Д. Багирова восстанавливают в должности председателя ГПУ Азербайджана. Теперь Берия — Багиров и Орджоникидзе – Гараев — Мирзоян стали противостоящими группировками.

30 января 1930 года политбюро приняло решение «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». 60 тысяч глав кулацких хозяйств предполагалось посадить в концлагеря или расстрелять, а их семьи выслать. Еще 150 тысяч семей решили просто выслать.

Приказ по ОГПУ о ликвидации кулачества как класса был подписан 2 февраля 1930 года. Перед органом госбезопасности поставили задачу ликвидации контрреволюционного кулацкого актива, поставлявшего людей в действующие контрреволюционные и повстанческие организации.

По секретной инструкции 1932 года обо всех смертных приговорах полагалось сообщать в комиссию политбюро, которая их утверждала. Но 7 августа появилось постановление ЦИК и Совнаркома «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

Постановление, принятое для борьбы с голодающим крестьянством, приравнивало хищение государственной и общественной собственности к преступлениям. «Ускоренная индустриализация и насильственное объединение крестьян в колхозы ввергло страну в состояние гражданской войны», — пишет Олег Хлевнюк. Голодные люди не давали вывозить хлеб. Крестьяне восставали по всей стране.

В 1929 году в стране было 1300 мятежей – по четыре мятежа каждый день. В январе 1930-го в волнениях участвовало 125 тысяч крестьян. В феврале – 220 тысяч. В марте около 800 тысяч…Во время этой политической бури в стране, в ноябре 1931 года Л.П. Берия был избран I секретарем Грузинской коммунистической партии и II секретарем ВКП(б) Закавказского комитета. Тем не менее, его друг — Багиров в своей политической деятельности и борьбе никогда не вел себя как некоторые, которые ради должности и карьеры готовы продать все и всех. Он не был марионеткой,  наоборот, пользовался марионетками для  обезвреживанию группировки во главе с Орджоникидзе.

План по обезвреживанию группировки во главе с Орджоникидзе он проводил  совместно с Л.П. Берия.

Н.С. Хрущев в своих мемуарах писал:

«Мое первое знакомство с Берия состоялось в 1932 году. Я работал II секретарем Московского горкома партии. Причиной нашей встречи был кадровый вопрос. Он ко мне вошел вместе с М.Д. Багировым. Багиров был одним из коммунистических деятелей Баку. В то время Берия и Багиров находились на курсах марксизма-ленинизма. Темой нашего разговора был секретарь Фрунзенского райкома партии товарищ Рубен. Правда, в то время кадрами я не заведовал и кадровые вопросы не решал. Поэтому назначить I секретарем Азербайджанской КП(б) по представлению Л.П. Берия я не мог. Потом мне стало ясно, что кандидатуру Рубена на эту должность выдвигал Серго Орджоникидзе».

И, правда, Рубен некоторое время был на должности I секретаря КП(б) Азербайджана. Стало ясно, что на эту должность ему помог устроиться Серго Орджоникидзе. Но не прошло много времени, как  благодаря Берия и Багирову он был отстранен от должности.

После окончания курсов марксизма-ленинизма Багиров стал инструктором ВКП(б), затем через некоторое время  председателем СНК Азербайджана.

Впоследствии  М.Д. Багиров писал в письме  Сталину:

«Дорогой Иосиф Виссарионович. Хочу Вам сообщить, что той политике, которую Вы проводите в Азербайджане, противодействует группа во главе с Орджоникидзе».