Солист Михайловского театра восхищен азербайджанскими артистами и Баку – интервью

Солист Михайловского театра Александр Кузнецов, вернувшись в Санкт-Петербург из столицы Азербайджана, рассказал журналисту межпарламентской группы дружбы Россия-Азербайджан под руководством Дмитрия Савельева о выступлении на бакинской сцене.

— Расскажите, пожалуйста, как прошло Ваше выступление в Баку. Какие впечатления Вы привезли домой от города, от театра?

— Мне посчастливилось уже дважды выступать в Баку. Мой дебют на бакинской сцене состоялся в ноябре 2016 года, второй раз я выступил в июне 2017. Баку – замечательный город: чистый, красивый и современный, где соседствуют новые высотки и старинные постройки, широкие бульвары, проспекты и узкие мощеные улочки. К сожалению, у меня не было достаточно времени, чтобы осмотреть все достопримечательности, но я надеюсь еще вернуться туда. Что касается Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета оперного театра, то считаю, что городу повезло сохранить такое красивое здание, зал с замечательной акустикой.

— Какое место партия Тонио занимает в Вашей творческой жизни? Насколько сложно или легко для вас проходило выступление на бакинской сцене в сравнении с Санкт-Петербургом? Открыло ли выступление в другом составе что-то новое в этой роли для Вас?

— Партия Тонио – одна из моих любимых оперных ролей, она интересна для исполнителя и в вокальном, и в актерском плане, требует демонстрации широкого спектра красок голоса и эмоций. Тонио сочетает в себе трех персонажей – Пролога, актера бродячей труппы Тонио и буффонного Таддео из комедии дель арте. Он является «двигателем» сюжета, придумывает коварный план и воплощает его. В некоторых постановках финальную фразу «La commedia é finita» режиссеры доверяют произнести именно Тонио. Что касается сложности или легкости выступления, то не думаю, что труд оперного певца можно назвать легким, где бы не происходило выступление, так как сочетает в себе много задач. Всегда выход на сцену является финалом сложной длительной подготовки, требует особого режима повседневной жизни артиста. Парадокс заключается в том, что чем легче выглядит работа артиста на сцене, тем сложнее и труднее был подготовительный период. Прямо по Суворову – «тяжело в учении – легко в бою». И, конечно, каждый спектакль рождается прямо на сцене, не похожий на предыдущий, тем более в другой постановке или с другими партнерами, что всегда дает новые краски, смыслы.

— А что Вы сможете рассказать про отношения с азербайджанскими коллегами?

— Как правило, гастроли приглашенных солистов требуют большого напряжения для участников спектакля, чтобы за ограниченное двумя-тремя днями время ввести артиста в роль, провести цикл репетиций, на которые обычно уходит месяц. Мне в этом очень помогли коллеги из Баку: руководитель режиссерского управления Тамара Эйвазова, дирижер Ялчин Адигезалов, режиссер Хафиз Гулиев, исполнительница роли Недды Афаг Аббасова, солисты оперы Джахангир Гурбанов и Фахмин Ахмедлы, сотрудники костюмерного и гримерного цехов. И, конечно, нельзя не назвать исполнителя партии Канио, замечательного артиста из Грузии Теймураза Гугушвили, частого гостя бакинской сцены, мастера, у которого есть чему поучиться. Особую благодарность хочется выразить директору театра Акифу Турановичу Меликову за саму возможность выступать в Баку. Безупречную организацию гастролей обеспечил главный администратор театра Алигусейн Агаев. Все они доброжелательно и профессионально помогли мне. Важно, что в Азербайджане у меня не было сложностей с языковым барьером. Я рад, что мне довелось работать с этой командой.

— Как Вас принимала азербайджанская публика? Что вы можете сказать о своем зрителе в России и Азербайджане?

— Задача артиста – найти живой отклик в душе зрителя вне зависимости от того, в какой стране проходит выступление. Опера – наднациональное искусство, которое может объединить людей на сцене и в зрительном зале. Мне кажется, что нашей интернациональной азербайджано-грузинско-русской команде удалось «зацепить» бакинскую публику – наш спектакль имел успех, аплодисменты зрителей долго не отпускали со сцены.