В Азербайджане смертельно больных заключенных отпускают домой

Дж.АЛЕКПЕРОВА

Представители Общественного комитета (ОК) при Минюсте Саадат Бананъярлы, Залиха Тагирова и Алимамед Нуриев с целью мониторинга посетили лечебное учреждение Министерства юстиции (Центральную тюремную больницу).

В больнице на момент посещения содержались 400 больных, из них 18 осужденных женщин и 13 пожизненных заключенных.

В интервью Echo.az член ОК и совета Правозащитного центра Азербайджана (ПЦА) Залиха Тагирова рассказала о положении больных заключенных

ИНТЕРВЬЮ

— Тюремная больница есть при каждой тюрьме?

— В систему тюремного здравоохранения входят не только Центральная тюремная больница (официально именуемая лечебным учреждением Министерства юстиции), но и специализированное лечебное учреждение для осужденных, больных туберкулезом (колония N3), колония N17 смешанного режима для вылечившихся туберкулезников, а также медицинско-санитарные части в каждой колонии и следственном изоляторе.

Все они подчиняются медицинскому управлению Минюста, т.е. тюремные врачи не подчиняются начальникам тех учреждений, в которых работают. Раньше медики были составной частью Пенитенциарной службы, но вскоре после вступления в Совет Европы этот порядок изменили. Что касается медсанчастей, то сейчас они комплектуются современной аппаратурой и обслуживаются врачами самих разных профилей.

— В центральной тюремной больнице 400 больных. А чем они в основном болеют? Есть смертельно больные?

— Болезни самые разные, но в основном требующие срочного вмешательства: хирургия, кардиология, онкология и прочие. Есть болезни, занесенные «с воли». Есть и «тюремные» болезни, вызванные стрессом и малоподвижным образом жизни в замкнутом пространстве. Если у больного есть еще и туберкулез, то таких больных отправляют в колонию N3, чтобы избежать заражения соседей по палате. Некоторые из болезней на сегодня трудноизлечимы или вообще не излечимы, к примеру, рак, СПИД.

— Члены ОК встретились с некоторыми осужденными. Они жаловались на что-то?

— На условия не жаловался никто. Но кому-то показалось, что его рано отправляют в колонию, не дав, как следует понежиться «на больничке». Другой, интересовался, сохранят ли за ним в больнице те же права, что и в колонии. В основном заключенных интересует возможность пересмотра приговоров, а это не по нашей части.

— Как там в целом атмосфера?

— Как и в любой больнице, не особенно радостная. Имея в виду, что в больнице установлен свой режим, независимо от того, какой режим назначен по приговору. Все имеют право на частые свидания и передачи, и это скрашивает их пребывание на больничной койке.

Для оценки условий содержания больных осужденных и работы медицинского и административного персонала мы посетили лечебные палаты, изолятор, лаборатории, кухню, административные и вспомогательные помещения. Особое внимание было уделено осужденным женщинам и пожизненным заключенным. В целом, по сравнению с предыдущим визитом, можно отметить лучшее состояние ремонта помещений. Существенно улучшился и обогрев «изоляционных палат» (изолятора), где установлена современная система «комби».

— Смертельно больных могут отпустить к родным домой?

— В прошлом году в кругу своих родных скончались 19 осужденных. Да, закон предусматривает такую возможность. Любой человек, какое бы мерзкое преступление он ни совершил, имеет право на достойную смерть. Поэтому, когда врачи удостоверятся, что заключенный находится в последней, терминальной стадии своей неизлечимой болезни, они могут посоветовать освободить его досрочно с передачей под опеку семьи. В принципе, к такому либерализму не все относятся одинаково. Были времена, когда вообще переставали кого-то освобождать. Но сейчас, когда правительство взяло курс на гуманизацию условий содержания в тюрьмах, это уже выглядит анахронизмом.

— А какие проблемы сегодня существуют в данном лечебном учреждении?

— Вместе с тем, сохраняется ряд проблем, некоторые из них носят системный характер и связаны с выросшим за последние годы общим числом осужденных. Хотя у каждого больного есть свое спальное место, но в некоторых палатах не выдерживается национальный стандарт в 5 кв.м на каждого больного заключенного. Больше заключенных в колониях — больше больных в больнице и в медсанчастях. Тут уже от врачей ничего не зависит. Нужно либо расширять больницу, либо уменьшать тюремное «население».

Если возьмем финансирование тюрем, то оно ведется в манатах, а лекарства и медицинская техника, например, закупаются за доллары. «Обвал» маната три года назад существенно ударил по финансированию тюрем. Суммы в манатах (примерно 6 тыс. в год на заключенного) остались те же, а покупательная способность их снизилась… Прошлогоднее распоряжение президента о гуманизации политики наказания, как раз и направлено, во-первых, на уменьшение тюремного населения, а во-вторых, на привлечение в тюрьмы частного капитала. Это не помешало бы и тюремной больнице.

— ОК разработал замечания и рекомендации по улучшению положения в больнице, которые были изложены ими в конфиденциальном рапорте на имя министра. Можно хоть пару из них обнародовать?

— Нет, это бы противоречило правилам нашей работы. Однако эти конкретные рекомендации по конкретному пенитенциарному учреждению основаны на тех общих идеях гуманизации тюрем, которые члены ОК постоянно высказывают в СМИ.