Кто и как в Армении наживается на беженцах-(видео)

Одним из трагических проявлений армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха стала массовая миграция – азербайджанцы бежали из Армении, армяне – из Азербайджана. Сроков урегулирования конфликта до сих пор никто назвать не может, и власти вынуждены расселять людей во временное жилье. Однако если Баку сроит для беженцев коттеджные поселки со всей необходимой инфраструктурой, то в Ереване с обустройством людей – большие проблемы. И не только с обустройством.

О том, с какими проблемами уже третье десятилетие в Армении сталкиваются беженцы из Азербайджана, полтора года назад в разговоре с Epress.am рассказала жительница общежития в городе Абовян Стелла Арутюнян. Хотя с тех пор прошло немало времени, проблемы, о которых она рассказывает, до сих пор до конца не решены. Удручает факт обогащения карабахского клана на фоне нищенского существования беженцев из Азербайджана и пострадавших от Спитакского землетрясения 1988 года.

Часть этих людей до сих пор продолжает жить в вагончиках. Эти факты раскрывают истинные цели клана Саргсяна и Кочаряна, затеявших конфликт между народами, в течение многих веков жившими на одной земле в мире и дружбе. Сегодня власти предержащие, прикрываясь националистическими лозунгами, наживаются на трагедии армян и азербайджанцев.

Стелла Арутюнян показывает армянский паспорт, выданный ей с целью свободного передвижения за пределами страны, и говорит, что не может выехать: «Во всех посольствах есть указание армянского правительства, президента Армении — беженцев не выпускать. Они действуют вопреки Конвенции ООН, по указанию армянского правительства. Я обошла все посольства, консульства как минимум по пять раз. Сотрудники посольств говорят: ”Не бегай —  у нас запрет на этот документ. Никто тебе визу не даст. Лучше нелегально… Мы — источник наживы».

Арутюнян рассказала, что в Армении действует немало организаций, которые требуют от международного сообщества деньги на содержание беженцев. «Кто-нибудь занимался вопросами, куда идут эти средства? Столько поступало финансов на строительство жилья для беженцев, где это жилье? Чтобы беженец адаптировался в стране, надо создать условия, а у нас жилищные условия ужасные».

В беседе упоминаются начальник государственной миграционной службы Гагик Еганян, бывший замминистра территориального управления и по чрезвычайным ситуациям Арташес Бахшян (отстранен от должности в июле 2016 года), и Мурад Межлумян – директор государственного некоммерческого предприятия “Общежития”, которые на протяжении многих лет занимались и продолжают заниматься распределением ресурсов, предназначенных для помощи беженцам. Их Стелла Арутюнян называет «бандой»: «Кто с ними сталкивается, другого слова подобрать не может. Это самая настоящая безнаказанно действующая против азербайджанских беженцев банда в Армении. Межлумян, Бахшян и Еганян – в отношении действий этих людей необходимо независимое расследование —  сколько жилья они продали, как они отбирают, как они продают. Причем у кого-то беженцев есть жилье, и оно кому-то приглянулось, то владельца могут отправить в психушку. Мои ребята, которые сейчас в Карабахе, говорят: «Раз с вами воюют эти мужчины, я не пойду на границу, пусть они сами идут воевать”.

Стелла Арутюнян задает вопрос к журналисту: «Если бы ты жила так, как мы, ты говорила бы по-армянски? Ты бы приняла гражданство страны, где тобой пользуются, где ты — источник наживы, где тебе негде мыться, у тебя нет кухни, тебе негде постирать, где ты не защищена, где на тебя нападают, где запугивает полиция, где тебе ”шьют” дела?»

«Депутаты армянского парламента не считают нужным поднимать вопросы беженцев, поскольку это не престижно… Знаете, какие средства выделялись Армении для строительства жилья, для помощи? ”Красный крест” выделил в прошлом году 5 млн для ремонта общежитий. Куда ушли эти деньги? На одну стиральную машину?», — говорит Арутюнян.

Она поднимает и важный морально-психологический вопрос: «Мы армяне, но мы чужие. Два разных народа. Здесь много врут. Я никогда в жизни не доверюсь местным армянам. Я знакома с беженцами из Ирака и Сирии. Мы с ними ближе. Сирийцы — честные люди. Они жить с армянами не смогут. Лучше горькая правда. Местным армянам нельзя рассказывать своих проблемах. Если расказать о проблеме азербайджанцу, он поможет, если рассказать армянину – он воспользуется этим и тебя растопчет».

Говоря об общей христианской вере, Арутюнян негодует: «Какие вы верующие люди? По своему образу жизни, по своим действиям вы полная противоположность этой религии».

Комментируя деятельность президента Армении беженка заявила: «Конечно, меня президент Армении не устраивает. Он заботится больше о своей личной наживе, о своей семье, чем о солдатах, о народе. 10 семей обожрались, ограбили страну, продали».

Стелла Арутюнян также говорит о коррумпированности международных организаций и местных НПО, в частности, ООН и его представительства в Армении, Красного креста, организации “Беженцы. Международное право” и снова возвращается к армянским чиновникам, отвечающим за беженцев: «Их дети живут за границей как беженцы, бесплатно… Какая мать пустит своего ребенка защищать чьи-то казино или гостиницы? Дети этих людей, которые ели, пили, шиковали, пусть берут в руки оружие и защищают свое имущество. В Армении только когда война или выборы, вспоминают, что народ есть, что он должен быть сплоченным».