«В Израиле имеется сильная стратегическая заинтересованность в тесных отношениях с Азербайджаном»

Интервью Azeri.Today с бывшим заместителем советника по национальной безопасности Израиля, старшим научным сотрудником Гарвардской школы правительства Кеннеди и Белферского центра Чаком Фрейличем.

Справка: Родившись в Нью-Йорке, в подростковом возрасте Ч. Фрейлич эмигрировал в Израиль. В различные годы он работал старшим аналитиком в Министерстве обороны Израиля, политическим советником правительства Израиля, был членом израильской миссии в ООН. В настоящее время является одним из самых авторитетных израильских экспертов по вопросам национальной безопасности.
— Господин Фрейлич, как вы оцениваете азербайджано-израильские отношения и перспективы военно-технического сотрудничества между нашими государствами?

— Отношения между Израилем и Азербайджаном активно развивались на протяжении многих лет. Причем, развивались в экономическом, дипломатическом и военном отношении. Однако следует отметить, что военно-техническое сотрудничество ограничивается закупками Азербайджаном израильского вооружения и военной техники. При этом, лимит в развитии отношений установлен именно азербайджанской стороной, в то время, как в Израиле имеется сильная стратегическая заинтересованность в очень тесных отношениях с Азербайджаном. Вопрос лишь в том, как далеко Азербайджан захочет пойти, и насколько это будет публично. Например, в этом плане открытие посольства Азербайджана в Израиле (израильское уже имеется в Азербайджане) стало бы важным символическим шагом, демонстрирующим готовность Баку к еще большему углублению отношений с нашей страной.

— Как Израилю удается не только выживать, но и стремительно развиваться в столь, мягко говоря, недружественном окружении?

— Израиль выделяет более высокий процент своего ВВП на оборону, чем все западные демократии. Но вопрос денег тут не главный. Просто на протяжении десятилетий Израиль мобилизовывал свои ресурсы намного лучше своих противников, он воспользовался царящим у них беспорядком и, следовательно, неспособностью действовать против него. Не стоит также забывать о том, что Израиль тратит огромные средства на научные исследования и разработки.

— Возможно ли восстановление прежних союзнических отношений между Израилем и Турцией?

— Торгово-экономические связи между Израилем и Турцией достаточно крепки, но дипломатические отношения все еще очень холодные, несмотря на заявленное Анкарой намерение восстановить хорошие отношения. Сегодня военные связи между странами минимальны, и я считаю, что так будет продолжаться еще очень долгое время, прежде чем у Израиля восстановится достаточное доверие к Турции, а Турция, в свою очередь, захочет восстановить прежние тесные военные отношения. Даже если предположить, что Турция действительно хочет этого, то это нужно демонстрировать, а мы этого пока не видим. И это большой позор, потому что израильско-турецкие отношения имели стратегическое значение для обеих сторон. В то же время израильско-турецкие отношения являли собой яркий пример способности еврейского и мусульманского государств жить и работать вместе в гармонии. Кстати, еще одним таким примером является Азербайджан.

— ИГИЛ все еще представляет угрозу странам Ближнего Востока. Возможно ли уничтожить эту организацию и терроризм в целом?

— Похоже, что ИГИЛ уже близок к поражению в Сирии и Ираке. Однако многие аналитики полагают, что эта террористическая организация станет более диффузной, действующей из разных стран. То есть, она будет действовать не с территории какой-то одной страны. Кроме того, есть опасения, что в последующем ИГИЛ сосредоточит больше внимания на западных целях, как это сделала Аль-Каида после тяжелого поражения в Афганистане.

Терроризм, вероятно, не может быть полностью побежден, но его угрозу можно свести к тому уровню, с которым могут жить общества, как это делал Израиль. Это сочетание текущих, долгосрочных военных усилий, а также необходимость социально-экономического развития для устранения коренных причин появления терроризма.

Азер Мустафаев

Источник: Azeri.Today