Война за нефть: Дональд Трамп толкает цену вниз, но проигрывает

Цена на нефть, опустившаяся почти вдвое с 2014 года, демонстрирует признаки роста. На торгах в Лондоне ее стоимость колеблется в районе 49 долларов за баррель. По мнению большинства аналитиков, прежнее снижение котировок определялось ростом числа сланцевых проектов (сланцевая нефть добывается не как «традиционная», а при переработке твердых остатков органической материи из горных пород в углеводороды), получивших режим особого благоприятствования со стороны президента США Дональда Трампа.

Теперь тенденция меняется. Американские производители вводят в строй все меньше буровых вышек для добычи сланцевых продуктов, а спрос на классическую нефть растет. Стратегия Штатов по вытеснению ОПЕК с рынка не приносит результатов.

Аналитики немецкого издания Die Welt называют ситуацию, сложившуюся на нефтяном рынке в 2016-2017 годах, «парадоксальной». Несмотря на падение цен, компании США активно инвестировали в сланец — менее высококачественную разновидность нефти, большими запасами которой располагают. Проекты на грани убыточности держали в напряжении нефтяной рынок, ведь с 2016 года количество буровых вышек на сланцевых полях в Америке возросло в два раза — до 765. Рынку углеводородов угрожало хроническое перепроизводство черного золота.

За готовностью Соединенных Штатов развивать сланцевый бизнес стоит политическая воля президента Дональда Трампа. Вскоре после вступления в должность политик, связанный с нефтяным бизнесом, пересмотрел экологические ограничения на добычу углеводородов, действовавшие при его предшественнике. При Трампе более активно, чем раньше, углеводороды стали добывать в Арктике и Мексиканском заливе, а импортную нефть — конкурент сланца — обложили налогами.

Решения Белого дома способствовали впечатляющему буму в отрасли. По мнению аналитика «Голдмэн Сакс» Джеффри Карри, политика Трампа до сих пор способна привести к падению нефтяных цен до 40 долларов за баррель — «и даже ниже». Однако американский президент, хоть и сделал все возможное для прогресса отрасли, зависит от ее непредсказуемой стихии: сланцевый бизнес в США — это совокупность большого числа некрупных производителей, каждый из которых решает сам, наращивать ему добычу или нет.

Несмотря на неблагоприятную внешнюю конъюнктуру (к давлению сланцевого бизнеса присоединяется нелояльная конкуренция двух стран-поставщиков, не являющихся членами ОПЕК, — Нигерии и Ливии), цена на нефть в середине июля осторожно пошла вверх. По мнению источников Reuters, причина в том, что сланцевые компании, не почувствовав отдачи, замедлили свои инвестиции. Буровых установок и месторождений в оборот вводится все меньше, при этом обнаружились новые источники спроса, ориентированные на классическую нефть.

На рынке все активнее действует новый игрок — Индия. Ранее державшийся в тени Китая, южноазиатский гигант нуждается для своего развития во все большем количестве углеводородов. Снижение темпов роста в китайской экономике, повлиявшее на нефтяные цены, перестает казаться аналитикам фатальным фактором. Тем более что возрастающую заинтересованность в черном золоте демонстрирует его классический потребитель — Германия.

По сведениям Международного энергетического агентства (МЭА), по итогам года спрос на нефть достигнет отметки в 98 миллионов баррелей за сутки и продолжит свое увеличение в 2018 году до уровня в 99,4 миллиона баррелей. Спрос в первом триместре 2017 года агентство оценивало всего лишь как «посредственный», вторая треть года, по его же оценкам, проходит под знаком «впечатляющего возрастания интереса» у покупателей нефти.

Тенденция к повышению цен на нефть показывает, что усилия организации ее производителей — ОПЕК, — договорившихся о снижении ее добычи с независимыми поставщиками, не проходят даром. Россия не является членом ОПЕК, но готова координировать с организацией свои усилия.

Двадцать четвертого июля представители мониторингового комитета ОПЕК, ключевую роль в котором играют Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Кувейт и ОАЭ, соберутся в Санкт-Петербурге. На повестке дня — контроль за выполнением соглашения о снижении добычи (а значит, и о росте цены) и выработка стратегии в конкуренции со сланцевыми проектами. Таким образом, США противопоставляют себя большинству добывающих стран и, по крайней мере на текущий момент, проигрывают войну за цену на нефть.