«В течение года сержант Фахмин стал полковником, а подполковник Наджимеддин Садыков-генералом…»

«Шахин Мусаев, как и Наджимеддин Садыков, относился к нашему народу пренебрежительно… Все время говорил, что вы нация, не способная воевать…»
В пространном интервью Moderator.az полковник запаса Мехман Салимов, бывший замминистра обороны Азербайджана, бывший заместитель командира советского танкового полка в Гюмри в 1988-м году, рассказал о событиях, произошедших в местах компактного проживания азербайджанских турков в Армении, о проделанной работе по созданию фундамента Национальной Армии в Азербайджане в 1991-м году, о трудностях в военном строительстве, о подробностях ряда операций во время первой карабахской войны, о загадочных обстоятельствах, имевших место в тот период, в том числе о вмешательстве российской разведки в ход боевых действий…
-Мехман бей, как получилось, что первый министр обороны Азербайджана, который восстановил свою независимость, покойный Валех Бершадлы за короткое время был освобожден от занимаемой должности?
-Покойный Валех Бершадлы был профессиональным военным. Вырос в России. Честно говоря, я не помню, по какой причине он был отстранен от занимаемой должности. В то время я еще служил в советской дивизии в Баку. Но помню, что оппозиция проводила акции протеста, добиваясь его отставки, якобы, как пророссийского министра…
-Как по-Вашему, Валех Бершадлы в самом деле был пророссийским?
-Этого точно не могу сказать. Но, как я уже отметил, Бершадлы был воспитанником советско-российской армии… Добавлю, что служить в российской, советской армии-это еще не значит быть человеком России… ГРУ не каждого офицера могло вербовать… Как и кого ГРУ вербовало, поговорим чуть позже подробнее.. Вернемся к нашей беседе… Помню и то, что летом 1992-го года, в период правления Народного Фронта, будучи начальником Генштаба, за провал какой-то операции его освободили от занимаемой должности и вернули на прежнюю должность начальника военного училища им. Нахичеванского…
-Как Вы помните назначение Шахина Мусаева начальником генштаба?
-Если память мне не изменяет, в январе 1992-го года он был назначен начальником Генштаба в звании полковника, спустя некоторое время ему присвоили звание генерала-майора. В то время я служил в должности помощника министра обороны-начальника управления по личному составу. Потом стало известно, что Шахин Мусаев приехал в Азебайджан в звании подполковника, но носил погоны полковника. И, якобы, был уволен из рядов советской армии по причине психического заболевания после службы в Афганистане…
-Какие у Вас были взаимоотношения с Шахином Мусаевым?
-В принципе нормальные. Помню, как он давал нам поручения, а мы их добросовестно выполняли. Но, как и Наджимеддин Садыков, он вообще не владел азербайджанским языком. Наджимеддин хоть понимал ругательства на азербайджанском, Шахин и в этом не разбирался…И был еще немного нервозным…Но вместе с тем, и он, подобно Наджимеддину, относился к нашему народу пренебрежительно… Все время говорил, что вы нация, не способная воевать…
-Что происходило в Министерстве Обороны во время оккупации Ходжалы?
-Во время трагедии в Ходжалы Министерство Обороны, можно сказать, пережило шок. Не было войск, чтобы отправить на помощь. Оно хоть и называлось Министерством Обороны, но на местах в каждом районе был свой батальон, они не управлялись непосредственно министерством. Только когда нужны были оружие и боеприпасы, звонили представители и доставали их в батальоны. Все, больше ничем не занимались… А функцию министра более-менее выполнял Шахин Мусаев…И еще был немного заметен начальник оперативного управления Руфат Амиров… Когда я служил в советской дивизии в Баку, он был старшим офицером оперативного отдела. Когда я перевелся в министерство, и его перевел тоже. А потом он представил нам Наджимеддина Садыкова. Они были земляками…Тогда Наджимеддин был еще в звании подполковника…
-Накануне Ходжалинского геноцида, когда Шахин Мусаев фактически вел работу министра, Фахмин Гаджиев был отправлен в Агдам представителем Президента по Карабаху. Вы что-нибудь помните об этом?
-Нет, этого я не помню. Но Фахмин Гаджиев не мог что-нибудь предпринять для защиты Ходжалы. Потому что у него не было никакого военного образования. Он мог разве что передавать какую-нибудь информацию руководству… Но я хорошо знаю предысторию, как Фахмин из советского сержанта превратился в полковника… Осенью 1991-го года по распоряжению Аяза Муталлибова был создан Комитет Обороны. Членом комитета, наряду с Этибаром Мамедовым и Рагимом Газиевым, был и Фахмин Гаджиев. В то время все трое были только что выпущены из следственного изолятора Лефортово КГБ СССР в Москве. А я все еще служил в советской дивизии в Баку.
Однажды Фахмин Гаджиев вместе с одним из активистов НФА прибыли в дивизию и на территории дивизии устроили какую-то разборку. Командир поручил мне разобраться с ними. Я их пригласил в кабинет. Во время беседы Фахмин в высоких тонах стал говорить, что вы оккупанты и прочее. А я ему говорю, слушай, подожди, ты вообще служил в армии, какое у тебя звание? Говорит, да, служил, я сержант. И я ему объяснил, что надо уважительно относиться к тем, кто по званию выше тебя. Перед тобою подполковник. В ответ он мне говорит, слушай, подполковник, я не только дойду до твоего звания, но стану и выше тебя… Парадокс в том, что каким-то образом он добился своего… Прошло несколько месяцев, вдруг стало известно, что ему присвоили звание лейтенанта при, если не ошибаюсь, Шахине Мусаеве и он начал работать офицером в оперативном управлении. Спустя некоторое время он уже стал капитаном…
-А как получилось, что за несколько месяцев Фахмин Гаджиев, будучи сержантом, сразу был удостоин звания капитана? Какую школу окончил, какие курсы проходил?
-У меня нет информации об этом. Лучше бы Вы спросили об этом у тех, кто работал в Минобороне, у того же Рагима Гаджиева… Так, тот Фахмин по указанию Рагима Газиева принимал участие в создании рейдовых отрядов. И в 1992-м году он прибыл со своим вооруженным отрядом на БТР-е к зданию Верховного Совета второй раз свергать Аяза Муталлибова… Пришел к власти НФА, ему дали звание майора…И всего через несколько дней ему было присвоено звание подполковника и указом Председателя Верховного Совета Исы Гамбара он был назначен командующим Внутренними Войсками МВД республики и был на этой должности до июня 1993-го года. В декабре 1993-го года во время подготовки группировки из 18-и батальонов на полигоне в Сейфали произошло загадочное событие, после чего Рагим Газиев меня уже не пускал в министерство. Покойный Эльчибей назначил меня замначальника отдела по военному строительству в Аппарате Президента. Однажды я случайно встретил Фахмина Гаджиева в кулуарах и он мне говорит, видишь, подполковник, мужчина должен держать слово, ты все еще подполковник, а я уже полковник и командующий… Прошло время, после путча Сурата Гусейнова против правительства Эльчибея, Фахмин Гаджиев был отправлен в Гянджу и там вместе с другими был арестован и Президент Эльчибей освободил его от занимаемой должности. В тот период правительство НФА, лично Эльчибей собирались назначить меня, как профессионального военного, командующим Внутренними Войсками. Но после того, как он уехал в Келеки, план был сорван… Одним словом, в тот период за год сержант Фахмин Гаджиев мог стать полковником, а майор Наджимеддин Садыков-генералом-майором…
— Какими Вы запомнили первые дни пребывания Рагима Гаджиева на посту министра обороны?
-К сожалению, первые дни не помню. Но помню то, что Рагим Газиев на совещаниях обращался с нами грубо, критиковал и допускал оскорбительные выпады, говорил, что вы все работаете на Москву, вы все предатели, бездельники. То есть он занимался только тем, что оскорблял и унижал своих подчиненных. И если не ошибаюсь, в сентябре 1992-го года, как-то однажды в примерно в 1-2 часа ночи всех срочно вызвали в министерство. Все полусонные собрались в зале заседания. Вошел в зал Рагим Газиев, как обычно, стал опять грубить, упрекать…Я был в должности помощника министра-начальника управления по личному составу. Взял разрешение и выступил, говорю, господин министр, нельзя было нас собрать днем и высказать все упреки, какой же смысл делать это в полночь? Тем самым Вы нарушаете и свой собственный режим работы, ведь завтра нам всем снова на работу!.. Услышав сказанное, он говорит, до свидания, Вы уволены…И потом меня назначил заместителем командира 708-й бригады по воспитательной работе Эльхана Оруджева в Агдаме на должность, на три ступени ниже той, что я занимал в советской армии…
Но Вы знаете, когда начались у меня разногласия с Рагимом Газиевым?
-И когда же?
(продолжение следует…)
Султан Лачин