Руководство РФ ведет деструктивную политику на востоке Украины

Руководство РФ активно осуществляет деструктивную антиукраинскую политику по «замораживанию» конфликта на востоке Украины, блокирует ранее согласованный с полномочными представителями Украины порядок и содержание мирного урегулирования на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областях Украины на основании норм и положений международного права, срывает международный переговорный процесс в Нормандском и Минском форматах для реализации собственных планов, противоречащих национальным интересам Украины и грубо нарушающих положения Конституции Украины по суверенитету и территориальной целостности Украины.

С целью силового давления на позицию украинского руководства, РФ значительно активизировала ежедневные вооруженные провокации против позиций подразделений с состава Операции Объединенных Сил и гражданского населения на линии разграничения на Донбассе, в том числе с применением запрещенного тяжелого вооружения, осуществляет активную боевую подготовку оккупационных вооруженных сил РФ на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областях, а также во временно оккупированном Крыму, и далее концентрирует дополнительные воинские части в составе мощной общевойсковой группировки ВС РФ вокруг государственных границ Украины. Известно, что на начало ноября этого года РФ сосредоточила в составе вышеупомянутой группировки войск более 90 тыс. военнослужащих и периодически прибегает к практике повышения военного напряжения в регионе. К тому же, с целью маскировки, Кремль регулярно привлекает российских наемников из состава частных военных компаний, таких как «Вагнер», «РСБ-Групп», «Антитеррор», «Центр R», «Moran Security Group», «МАР», «ENOT CORP», «Cossaсks» и т.д.В этих обстоятельствах, миссия ОБСЕ в районе временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областях испытывает беспрецедентное и незаконное давление со стороны российских спецслужб и подконтрольных им наемников и местных коллаборантов с целью резкого снижения ее эффективности. Под надуманными провокационными основаниями или вообще безосновательно осуществляется препятствование и блокируется деятельность наземных патрулей ОБСЕ, организуется противодействие контрольным полетам БПЛА ОБСЕ, в т.ч. такова, что приводит к их безвозвратной потере. Так, с марта 2021 года РФ активизировала меры радиоэлектронной борьбы, направленные на нивелирование ключевого технического наблюдения ресурса Миссии ОБСЕ – БПЛА дальнего радиуса действия, использование которых оказывает наибольший по объему и качеству массив информации о фактических признаках российского военного присутствия РФ в Украине.

Более того, с целью обеспечения бесконтрольной и незаконной переброски вооружения, военной техники, наемников и военнослужащих РФ с территории России на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей Украины, российское руководство прекратило деятельность контрольных пунктов ОБСЕ на государственной границе РФ с Украиной. В этих условиях РФ использует непрозрачность и отсутствие международного мониторинга на границе с Украиной также и для незаконного вывоза с территории Украины природных ресурсов и средств производства из украинских промышленных предприятий, осуществления ротации оккупационных сил и реализации мер по «де-факто» интеграции оккупированных частей Луганской и Донецкой области в Россию.

Таким образом, в условиях резкого повышения военных угроз со стороны РФ против суверенитета и безопасности Украины миссия ОБСЕ стремительно теряет сдерживающую агрессивные российские действия эффективность, а наблюдатели ОБСЕ фактически превратились в настоящих заложников противоправных действий спецслужб РФ.

Урегулирование ситуации на востоке Украины не должно проводиться по деструктивному российскому сценарию, а РФ должна восстановить доступ СММ ОБСЕ на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей в соответствии с положениями мандата СММ ОБСЕ, а также обязательств сторон в ТКГ, закрепленных в Совместных заключительных выводах по результатам встречи в Нормандском формате от 09.12.2019. Указанные положения и обязательства предусматривают доступ СММ ОБСЕ ко всей территории Украины, включая временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей, включающий участки территории, подлежащие временно неподконтрольному Правительству Украины сегменту государственной границы Украины с РФ.

В то же время уполномоченные представители РФ подписали так называемые «Минские договоренности» в качестве «стороны конфликта» на Донбассе, а не «посредника», Минский формат урегулирования был инициирован переговорами об условиях прекращения огня между сторонами конфликта в рамках Женевских конвенций, поэтому РФ не может обеспечить соблюдение так называемых «представителей ОРДЛО» требований Женевской конвенции, поскольку они не являются участниками этих конвенций. При этом РФ, отвергая свою роль участника конфликта, не исключает роль исключительного «воздействия» на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областях и по требованиям положений Женевских конвенций даже этого достаточно для признания РФ стороной конфликта. Более того, 30 декабря 2020 года Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию (№2325, пп.3.8 и 4).9) о состоянии мониторинговой процедуры, в которой РФ названа стороной «Минских договоренностей» и в которой непосредственно призвала РФ «остановить аннексию Крыма» и «военную агрессию против Украины» в целом, признала РФ стороной военного конфликта на востоке Украины, прямо указала на поддержку РФ незаконных вооруженных формирований в Донбассе и призвала прекратить агрессию РФ в любой форме.

Москва является стороной военного конфликта на Донбассе и по очевидному факту мощного источника материально-технического и другого обеспечения потребностей, военного потенциала так называемых ДНР и ЛНР. Несмотря на заявления высшего руководства России относительно якобы «непричастности» к конфликту на Востоке Украины, реально Россия реализует меры по обеспечению контроля в регионе и одним из инструментов этого является стратегия ведения против Украины «управляемого конфликта» и «гибридной войны», которые предполагают создание и сохранение постоянной зоны конфликта не только в Украине, но и в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе, чтобы не допустить реальную независимость Украины и других стран, их возможное членство в демократических евроатлантических структурах.

Москва не заинтересована в мирном урегулировании ситуации на востоке Украины, потому в документы Минского процесса представителями РФ заложены механизмы стратегического подрыва украинской государственности. Официально Москва якобы признает, что оккупированные регионы на Донбассе – это украинская территория, которая должна реинтегрироваться в Украину, но фактически Кремль предпринимает шаги, чтобы сделать усилия по возвращению этих районов Донбасса под контроль Киева невозможными без потери независимости Украины.мСреди таких шагов – массированная незаконная выдача «российских паспортов» жителям временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей Украины.

Кампания Путина по раздаче паспортов на востоке Украины – это четкий сигнал, что Россия не намерена позволить Киеву вернуть себе полный контроль над оккупированными территориями. Благодаря тому, что российские граждане будут составлять большой процент населения Донбасса, Москва будет настаивать на своем якобы законном праве вмешиваться по желанию во внутренние дела Украины. Такие аргументы не имеют ничего общего с реальностью международного закона. Этот шаг также дискредитирует «Пакет мер по имплементации Минских соглашений», принятый и подписанный в Минске 12 февраля 2015 г. и демонстрирует, что Россия пренебрегает и игнорирует консолидированную позицию и требования международного сообщества прекратить агрессию против Украины.

Минские договоренности изначально были временными, сомнительными с точки зрения международного права, решениями, призванными остановить активную фазу военных действий на Донбассе. Известно, что эти положения и в сентябре 2014 и в феврале 2015 года были подписаны в условиях военного давления со стороны РФ, именно это является основанием считать их не сознательным выбором Украины. Ключевой документ в контексте минских договоренностей – в Венской конвенции о праве международных договоров от 1969 года, в частности, в ее статье 52 определяются неприемлемые условия для договоров: «Принуждение государства путем угрозы силой или его применения…». В этом контексте известно, что согласно положениям так называемого пакета договоренностей «Минск-1» г. Дебальцево является подконтрольной Украине территорией, но в феврале 2015 года, при подписании положений пакета «Минск-2» российской стороной применялась сила для захвата г. Дебальцево и угроз Украине.иОб этом шантаже и угрозах со стороны Путина отмечает в своих мемуарах президент Франции того времени Ф. Олланд. К тому же стороны-подписанты не имеют однозначной трактовки последовательности выполнения пунктов даже существующих в настоящее время договоренностей.

В условиях откровенного саботажа Кремлем мер по мирному урегулированию конфликта на востоке Украины, в т.ч. в Нормандском и Минском форматах, силового шантажа в районе противостояния на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей Украины и вокруг государственных границ Украины, блокирование эффективной деятельности миссии ОБСЕ на Донбассе, руководство РФ последовательно осуществляет реальные меры по «ползучей скрытой аннексии» оккупированных территорий Украины путем организации российских псевдов массовой раздачи «гражданства РФ» жителям временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Более того, новоявленные «граждане РФ» выставляются кураторами из Кремля к «участию в работе» в ТКГ под видом так называемых «представителей ДНР и ЛНР», в качестве «самостоятельной стороны конфликта», в то время как представители РФ в ТКГ пытаются выставить себя в качестве «нейтральной стороны, осуществляющей посредничество».

Среди самозванных «представителей» в ТКГ от так называемых «ДНР» и «ЛНР» представлены как непосредственно агентура спецслужб РФ, так и чисто декоративные, несамостоятельные «представители», в том числе и лица, причастные к противоправным действиям, терроризму и военным преступлениям в прошлом.

Их присутствие в процессе деятельности ТКГ является не только деструктивным по результату, но и незаконным как по национальному праву Украины, так и международному праву.

Своими агрессивными действиями Россия нарушает резолюцию ГА ООН 39/159 «О недопустимости политики государственного терроризма и других действий государств, направленных на подрыв общественно-политического устройства в других суверенных государствах».

ЕС 29.10.21 во время заседания Постоянного совета ОБСЕ в г. Вена осудил введение российских законов и норм на территории Украины, в частности, указано на том, что решение России массово привлекать жителей неподконтрольных правительству Украины территорий Донецкой и Луганской областей в Украине до выборов в Госдуму. противоречило духу и целям Минских договоренностей», а выдача российских паспортов на временно оккупированных территориях является «очередным наступлением на суверенитет Украины со стороны России».

Изменения в политике Евросоюза в отношении России, включая пересмотр режима санкций, наложенных на РФ за нарушение международного законодательства, должны напрямую зависеть от содержательных и наглядных изменений в международной политике РФ. Без полного выполнения Минских договоренностей и возобновления территориальной целостности Украины, санкции ЕС могут пересматриваться только в сторону их усиления.

Международное сообщество должно придерживаться четкой позиции по поводу роли России и ее попыток дистанцироваться от роли участника военного конфликта на Донбассе, продолжая санкционную политику.