Обязанность единственного сына: служить родине или продолжить род?

В то время как во всем регионе обсуждают вопрос обязательной военной службы студентов, в Азербайджане разразилась другая дискуссия. Большинство требуют освободить единственных сыновей от армии, так как они являются продолжателями рода и фамилии. Политики не согласны с этим и считают этот шаг непатриотичным.

Рашад Бахшалиев был убит в ходе военной эскалации в Нагорный Карабах в апреле 2016 года. Он был единственным сыном в семье. Его отец Алиага Бахшалиев рассказывает OC Media, что все его надежды и мечты умерли вместе с сыном.

«Нужно смириться с реальностью, но невозможно. Никто не может его заменить. Такого даже врагу не пожелаешь», — говорит он.

Приказ о демобилизации Рашада был выдан 1 апреля 2016 года. Однако в ту ночь обострилась ситуация на фронте и его вернули в армию. Он был убит во время перестрелки с армянской стороной. В настоящее время его считают героем войны или, как говорят в Азербайджане, мучеником.

«Мы зарезервировали кафе у нашего дома, собирались отпраздновать его возвращение и устроить помолвку с его возлюбленной. Сына убили 2 апреля, нам сообщили 11 апреля. 12 числа мы его похоронили», — говорит его мать Чимназ.

Семья рассказывает, что они не хотели отправлять Рашада в армию, поскольку у него были проблемы со здоровьем. Даже есть подтверждающие это документы. «Сын забрал эти документы [у нас] и спрятал, даже после его смерти мы не смогли их найти. Он хотел служить», — добавляет она.

У матери Рашада были другие планы для сына. Он должен был жениться и завести семью (Сеймур Казымов /OC Media)

Младшая сестра Рашада Гульназ говорит, что скучает по брату: «Мы вместе играли, смеялись, дрались, а теперь мне одиноко».

Алиага против того, чтобы единственные сыновья шли на войну: «Дело не в том, что я потерял сына. Мне никогда это не нравилось. По крайней мере они не должны быть на линии фронта, а сражаться, к примеру, в тылу». Его жена с ним согласна.

Продолжение рода

В азербайджанской культуре сыновья имеют неофициальный статус «продолжателей рода». Они считаются защитниками и кормильцами семьи.

Большинство молодых людей в Азербайджане, особенно за пределами столицы, хотят, чтобы первым ребенком был мальчик. По этой причине большинство семей, узнав, что будет девочка, прерывают нежелательную беременность. Рождение девочки считается таким разочарованием, что может привести и к разводу. А матерям, которые вынашивают сыновей, уделяется особая забота и внимание.

Согласно данным Министерства юстиции, в стране большая диспропорция в количестве рожденных девочек и мальчиков. За январь-май 2017 года родилось 47 процентов девочек и 53 процентов мальчиков. В 2016 году ООН заявила, что в Азербайджане фиксируется вторая в мире диспропорция по отношению полов детей.

Исключения для «единственных сыновей»

Согласно закону Азербайджана «О военной повинности и службе», «каждый [мужчина] гражданин Азербайджанской Республики, достигший 18-летнего возраста и имеющий хорошее здоровье, должен пройти службу в армии страны». Исключений для единственных сыновей в законодательстве не существует, но активно обсуждается в стране.

Подполковник запаса и военный эксперт Узеир Джафаров рассказывает OC Media, что никаких препятствий для освобождения единственных сыновей от службы нет, так как в Азербайджане достаточно человеческих ресурсов. «У нас нет проблем с набором в армию. Солдатов достаточно. По крайней мере, я поддерживаю идею отправления единственных сыновей в тыл, а не на линию фронта», — говорит он.

Депутат от партии «Движение национального возрождения» и член парламентского комитета по обороне, безопасности и коррупции Фарадж Гулиев несогласен и отмечает, что каждый должен служить в армии.

«Это может привести к проблемам планирования семьи. Родители будут рожать только одного мальчика, чтобы освободить его от военной службы. Единственное, мы можем сделать исключение для сыновей мучеников. Если у них будет только один сын, то мы отстраним его от линии фронта, но полное освобождение от обязанностей не обсуждается», — говорит он.

Универсальный призыв

Хотя среди депутатов есть те, кто поддерживают освобождение от военной повинности единственных сыновей, большинство азербайджанских политиков выступают за продолжение всеобщего национального призыва.

Независимый, проправительственный депутат и член того же комитета Захид Орудж рассказывает, что во время демографического кризиса в начале 1990-х годов, когда 20 000 человек погибли только в карабахском конфликте, уже существовали исключения для единственных сыновей и вопрос не приводил к никаким публичным дискуссиям. Сейчас Орудж, как и его коллега, не одобряет полное освобождение таких призывников от службы, утверждая, что это будет несправедливо по отношению к семьям с несколькими сыновьями.

«Это будет означать, что граждане, у которых есть два или три сына, и, следовательно, более высокое социальное и экономическое бремя, будут готовить солдат, и тем самым возьмут на себя большую долю заботы о стране».

Адвокат и член Ассоциации адвокатов Азербайджана Фариз Намазлы говорит, что эти изменения будут встречены неоднозначно. «Здесь есть элементы дискриминации. Родители с двумя сыновьями могут спросить: «Почему двое моих детей идут в армию, а сын другого — нет?»», — отмечает он.

Он также не принимает предложение о службе в тылу, вместо фронта, утверждая, что солдаты погибают везде. «Этот вопрос должен регулироваться таким образом, чтобы он не создавал дополнительные проблемы в обществе», — добавляет Намазлы.

Профессиональная армия?

Заместитель главы оппозиционной партии «Мусават» Эльман Фаттах говорит, что это социальная проблема, которая широко обсуждается в обществе.

«Независимо от того, что написано в законе, смерть единственного сына является чрезвычайно чувствительной темой, связанной с непрерывностью поколения. Главная задача правительства — найти решения проблем, которые привели к таким социальным дебатам».

Фаттах отмечает, что подобную проблему в начале 1990-х годов правительство решило путем отказа принимать в ряды солдат единственных сыновей.

«Тогда никаких вопросов не было, но сейчас ситуация несколько отличается — у нас очень мало многодетных семей. Поэтому единственный выход — перейти на профессиональную армию. Азербайджан слишком отстает в этом плане. Однако позиция нашей партии заключается в том, что вопрос должен быть решен путем создания профессиональной военной модели», — говорит Фаттах.

Руководитель частного научно-исследовательского института «Хазар» Джасур Сумеринли согласен с переходом на профармию: «Молодых, физически и духовно подготовленных людей должны приглашать на службу. Но это должно происходить на контрактной основе, а не на обязательной. Тогда вопрос и трагедия единственных сыновей исчезнут раз и навсегда».

Он отмечает, что есть веские причины для обсуждения этого вопроса в азербайджанском обществе.

«Существуют серьезные проблемы в развитии национальной армии (…). Каждый год десятки азербайджанских военнослужащих погибают в сражениях, а также вне боевых действий. Чаще всего причины смерти скрыты, а виновных невозможно определить. В таких случаях потеря единственного сына вызывает шок общества и обсуждение тяжкой жизни солдат. С 2003 года, когда мы начали получать статистику, примерно 30–45 погибших из 1 500 солдат были единственными сыновьями», — говорит Сумеринли.

Сеймур Казымов

Эта статья опубликована в рамках программы International Alert, которая является частью инициативы Европейское партнерство по мирному урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха (ЕПНК). Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения International Alert или доноров.

Оригиналом этого материала находится в этом линке:

http://oc-media.org/%D0%BE%D0%B1%D1%8F%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D1%8B%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6/?lang=ru