Георгий Мчедлишвили: Азербайджанская армия XXI века воевала с армянской армией XX века — ИНТЕРВЬЮ ИЗ ТБИЛИСИ

Встреча президентов Турции и России Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина, которая запланирована на 29 сентября, вызвала пристальное внимание экспертов и СМИ всего мира. Среди обозначенных тем для обсуждения — двусторонние отношения, Афганистан, Сирия и другие региональные конфликты.

Наверняка разговор зайдет и о события на Кавказе. На эту тему Oxu.Az беседует с Георгием Мчедлишвили — ассоциированным профессором Университета Европы (Грузия), бывшим советником политического департамента Министерства иностранных дел Грузии, в прошлом лектором Босфорского университета (Стамбул).

— Какие «кавказские проблемы» могут обсудить лидеры Турции и России?

— У России и Турции в последние годы сложились интересные отношения, назовем их так. В каких-то случаях это можно назвать «перетягиванием канатов», а в других – «сотрудничеством с оглядкой». В Абхазии и других регионах Турция и Россия — извечные соперники. Но Турция заинтересована в полноценном формировании Южного Кавказа, что подразумевает и открытие транспортных коридоров. И, самое главное, Анкара хочет, чтобы здесь был мир и стабильность.

У Турции много внешних вызовов и болевых точек. Это и Средиземноморье, Россия, Ливия, даже Центральная Азия. Турции невыгодно иметь рядом «опасный Кавказ». А вот России — наоборот. Москва хочет удержать Южный Кавказ под своим контролем. Сейчас главное для Кремля — поддерживать регион в состоянии взрывоопасности. Для России важно в конфликте между Арменией и Азербайджаном поддерживать именно конфликт, чтобы он всегда, как минимум, тлел, а Баку и Еревану что-то было нужно от Москвы, как медиатора или арбитра.

К сожалению, нет серьезного влияния коллективного Запада, который, по идее, должен быть заинтересован в мирном и предсказуемом Южном Кавказе. Если же говорить конкретно про США, то они сконцентрировались на Китае, самоустранившись из нашего региона.

Есть Турция, которая, не как член НАТО, а как независимое государство — международный актор, является единственной страной, мешающей монопольному присутствию России в нашем регионе. У Москвы одна политика – «разделяй и властвуй». А Анкара даже пытается наладить отношения с Арменией, сейчас у этого процесса больше шансов, чем раньше.

— А если затронуть турецко-грузинские отношения. На днях стало известно, что турецкая компания ENKA Renewables вынужденно расторгла контракт с Грузией по строительству Намахвани ГЭС, стоимостью почти 800 миллионов долларов. Произошло это после длительных протестов населения и неправительственных организаций. Это как-то повлияет на взаимоотношения между Тбилиси и Анкарой?

— Понятно, что это большой проект, но он — один из многих. Отказ от него не может сильно изменить общий расклад во взаимоотношениях Турции и Грузии. И это никак не повлияет на общие стратегические интересы нашей страны. Да, событие — малоприятное. Но есть стратегическое видение, Турции и Грузии надо разобраться почему так случилось, какие условия контракта оказались неприемлемыми для части грузинского общества. Но это, как говорят синоптики — переменная облачность, далеко не гроза. Наши страны должны проявить мудрость и пройти этот этап.

— А что вы думаете о военно-политическом союзе на Южном Кавказе – «тройке» Азербайджан, Грузия и Турция, тем более наши страны давно сотрудничают?

— Пока о военной составляющей говорить рано, хотя были совместные учения. Состояние грузинской армии нельзя назвать оптимальным, есть и элемент осторожности, чтобы не раздражать Россию. Но, я думаю, что в перспективе, все возможно. Грузия поставила цель интеграции в НАТО, так что углубление отношений в военно-политической сфере с Турцией — это важно.

Год назад мы видели, какие дивиденды принесло Азербайджану полноценное сотрудничество с Турцией в военной сфере. Азербайджанская армия XXI века воевала с армянской армией XX века.

Наир Алиев