Споткнулся не Серж Саркисян, а Армения

Накануне Госдума России ратифицировала соглашение об армяно-российской объединенной группировке войск, которое было подписано в ноябре 2016 года. Соглашение расширяет полномочия уже действующей группировки и определяет порядок командования. Дискуссии в Армении вызвал вопрос, кому будет подчиняться группировка и чьи интересы будут приоритетными.

Очевидно, что интересы Армении и России зачастую не совпадают, и примером тому – прежде всего Карабахская проблема: воюющий и грозящий уничтожить Армению и «Арцах» Азербайджан является стратегическим партнером России, получая от нее большую часть своих вооружений.

Пока Госдума ратифицировала соглашение, РИА Новости публиковал интервью с министром обороны Азербайджана, который заявил о военном превосходстве в отношении Армении и успехах в ходе Апрельской войны, намекая, что поддержка России Армении не является для них проблемой, и именно благодаря российскому вооружению Азербайджан имеет превосходство.

Вряд ли правая рука в России не знает, чем занимается левая. И на этом фоне действительно возникает вопрос, как в режиме реалполитик будет вести себя объединенная группировка.

И это вновь отсылает Армению к необходимости альтернативы в сфере безопасности, благодаря которой удельный вес России может снизиться. Это также поможет перевести характер армяно-российских отношений из одностороннего диктата в состояние межгосударственных отношений.

Россия должна понимать, что Армения не уповает при защите своей безопасности только на Россию, и она должна осознавать, что теряет, углубляя стратегические отношения с Азербайджаном за счет интересов Армении.

Одну попытку военно-политической диверсификации Армения уже провалила, и одной из причин стало превалирование мелких внутриполитических распрей над национальным интересом. Попытка не имела политической базы, тем более, идеологической и доктринальной. Речь идет о неподписанном соглашении об Ассоциации с ЕС, которое оппозиция ожидала как «подножку» Сержу Саркисяну.

Но Серж Саркисян «обошел» препятствие, зато споткнулась Армения, причем, с тяжелыми последствиями.

Есть ли сейчас в Армении политический потенциал, воля, заинтересованность в диверсификации государственного комплекса безопасности и военно-политической структуры?

Акоп БАДАЛЯН, Обозреватель

lragir.am