«Карабахские откровения» иранского министра

У дипломатии, особенно на высшем уровне, много правил, как писаных, так и принятых «по умолчанию». Не последнее по важности состоит в том, что у любого серьезного государства должна быть своя позиция и по важным международным проблемам, и в вопросах, затрагивающих свои национальные интересы. Эта позиция декларируется на всех уровнях, открыто, гласно и четко.

Конечно, если речь идет о конфликте в районе Африканских Великих Озер или, к примеру, военном конфликте между Перу и Эквадором, то, к примеру, государствам Северной Европы можно ограничиться призывом «решать проблемы за столом переговоров». Но вот, если конфликт и в прямом, и в переносном смысле у границ — здесь уже позиция должна быть куда более ясной и четкой. И самое главное, одной и той же для всех участников этого конфликта.

Но это в теории. А на практике бывают страны, у которых таких позиций две, три или более. Одну из первых строчек в таком далеко не блистательном списке занимает Иран.

На днях министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф посетил с визитом столицу Армении. Он провел переговоры с президентом Сержем Саргсяном, премьер-министром Кареном Карапетяном, наконец, своим ереванским коллегой Эдвардом Налбандяном. И на совместной пресс-конференции с Эдвардом Агвановичем не только разливался соловьем, рассказывая, что отношения Ирана и Армении активно развиваются по многочисленным направлениям.

«Иран и Армения хорошие соседи. У Ирана хорошие отношения с соседями», — отмечал министр. Особо упомянул активные связи Ирана и Армении в последние годы в политической и экономической сферах. В частности Мохаммад Зариф отметил работу в сфере энергетики и транзита, экологии, науки. Иранский министр также выразил благодарность армянской стороне за поддержку на международных площадках. «Армения работает для сохранения мира и стабильности в регионе», — подчеркнул министр, выразив надежду на успешное сотрудничество во всех сферах.

Эдвард Налбандян, в свою очередь, выразил надежду, что сотрудничество между Евразийским экономическим союзом и Ираном будет способствовать развитию армяно-иранских отношений. Затем отрапортовал, что с главой МИД Ирана были обсуждены региональная и международная повестки, карабахское урегулирование. И подвел итог: «Придаем важность сбалансированному и последовательному подходу Ирана в вопросе исключительно мирного решения карабахского конфликта на основе норм международного права».

А вот тут уже непонятно. Каким образом Армения, которая совершила агрессию против Азербайджана, устроила на захваченных землях «этническую чистку», разрушила там города, музеи, мечети, святилища, даже мусульманские кладбища, которая продолжает оккупацию азербайджанских земель, «работает для сохранения мира и стабильности в регионе»?

Особенно, если учесть, что главной угрозой миру и стабильности в регионе является как раз неурегулированный армяно-азербайджанский конфликт? Более того, сами же иранские дипломаты на форумах ОИС голосуют за резолюции, где Армения признается агрессором. И как теперь все это понимать? Дипломаты самого высокого ранга, представляющие Исламскую Республику Иран, передергивают позицию собственной страны с той же легкостью, как у фокусника Акопяна в роли карточного шулера простая «двойка» в мгновение ока превращается в козырного туза? Увы, в большой дипломатии такие трюки способны превратить «козырной туз» в битую «двойку», но никак не наоборот.

А уж когда Эдвард Налбандян взялся благодарить ИРИ за «сбалансированную позицию», то получился уже не Акопян, а Петросян с Галустяном. Потому как министр иностранных дел Армении благодарил Иран «за сбалансированный и последовательный подход в вопросе исключительно мирного решения карабахского конфликта на основе норм международного права».

Ну, с «исключительно мирным решением» с точки зрения Армении все понятно. Это до апрельских боев прошлого года и президент Армении Серж Саргсян и тогдашний заместитель министра обороны Давид Тоноян могли грозить Азербайджану возобновлением войны и новыми территориальными потерями. А сегодня как-то слишком очевидно, что расклад сил в регионе начала 1990-х уже не повторяет. Более того, те же апрельские бои подтвердили: военное решение у конфликта есть.

Оно будет стоить большой крови и жертв, и лучше использовать все шансы на мирное урегулирование, но, тем не менее, военный путь восстановления территориальной целостности Азербайджана не исключен. Так что для Армении самое время всеми силами призывать к «мирному решению».

А вот что имел в виду господин Налбандян, когда говорил о решении конфликта на основе норм международного права? Он что, действительно глубоко не в курсе, что один из краеугольных камней этого самого международного права — уважение признанных границ и территориальной целостности государств? И самое главное, к чему весь этот «фестиваль реверансов»?

Понятно, что прежде всего речь идет о дружбе против нашей страны. Независимый и светский Азербайджан не на шутку пугает иранскую «муллократию» — это общеизвестный факт. Слишком уж это неудобный пример для населения ИРИ, и прежде всего жителей Южного Азербайджана. Но этим политическое эхо заявлений Зарифа не исчерпывается.

По мнению большинства экспертов, визит Зарифа в Армению, в числе прочего, подвел черту под робкими надеждами Еревана на прорыв в отношениях с Израилем. Успешное сотрудничество Азербайджана и Израиля во многих сферах, включая военную, уже давно беспокоит Армению, а после появления над линией фронта израильских ударных дронов — тем более.

Немало неприятных минут армянским «стратегам» доставил и министр обороны Азербайджана Закир Гасанов, заявивший, что на вооружении азербайджанской армии стоит система, способная перехватить ракеты ОТРК «Искандер», и эта система — не российского производства. Израиль «по имени» министр не назвал, но сомнений, что речь идет именно об израильской разработке, не было практически ни у кого.

В конце концов в Ереване решили сделать «ход конем». И командировали в Израиль все того же Налбандяна. Но, во-первых, реальных проектов и планов глава армянской дипломатии оттуда не привез. А во-вторых, и «в-главных», уже очень скоро «всплыла» иранская тема.

Уже в интервью израильскому общественному телевидению ITV24 армянскому министру пришлось отвечать на неудобные вопросы относительно отношений своей страны с Ираном: «У нас хорошие отношения с соседним Ираном, сотрудничаем в различных областях. Берите в расчет то, что границы с двумя другими соседями — Турцией и Азербайджаном — закрыты. Иран и Грузия — это два наших соседа, с которыми у нас не только естественные отношения, но и активное сотрудничество. И мы предпринимаем усилия для развития двустороннего сотрудничества и партнерства», — признавал армянский министр, всеми силами пытаясь «растворить» иранскую тему в географических реалиях.

В ответ на вопрос, не является ли это препятствием для развития отношений между Арменией и Израилем, Налбандян заверил: «Я не думаю, что это может стать препятствием для развития армяно-израильских отношений, как не являются для этого препятствием отношения Израиля с какой-либо соседней Армении страной».

Но очень скоро стало понятно: глава МИД Армении выдавал желаемое за действительное. Окрик из Тегерана последовал тут же. В МИД Ирана посоветовали Армении «быть поосторожнее» в отношениях с Израилем. По мнению представителя МИД ИРИ Бахрама Касеми, не каждый визит говорит о сближении. Как заявил он, отношения между Ираном и Арменией находятся на хорошем уровне, и Армения одна из соседних стран, с которой у Ирана меньше всего проблем.

«Мы не вмешиваемся во внутренние дела стран, но зная, что такое сионистский режим, хотим сказать, что этот режим пытается нарушить стабильность в регионе. Советуем армянам внимательнее отнестись к действиям Израиля в кавказском регионе. В целом, все страны региона должны обращать внимание на этот вопрос», — отметил Касеми. В Баку подобные заявления Ирана игнорируют, но Армения — дело другое. И визит Зарифа в Ереван — наглядное доказательство, что дальше прочерченной Тегераном черты «прорыв» Армении в отношениях с Израилем не продвинулся и продвинуться не мог.

Но в чем же в этом случае выигрыш сторон? Экономика? Конечно, в ходе двусторонних встреч Зарифа в Ереване звучало множество красивых слов о дружбе и сотрудничестве. И сетования, что, мол, потенциал двусторонних отношений в экономике не реализован. Только вот это правда лишь наполовину. Да, между Арменией и Ираном при весьма активном политическом сотрудничестве, кооперации спецслужб и т.д. действительно нет заметных экономических проектов. На границе действует небольшая электростанция, куда из Ирана поставляется природный газ, а затем полученная электроэнергия делится пополам… и, по сути дела, больше ничего. Экспорт из Армении в Иран находится на уровне «ниже плинтуса».

Персики и абрикосы в Иране свои, да и Турция перебивает рынок, бренди в Исламскую Республику Иран по понятным причинам не повезешь. Рынок крошечной и стремительно пустеющей Армении для Ирана тоже не представляет большого экономического интереса. Надежды на строительство железной дороги Иран-Армения накануне рухнули окончательно. Несколько лет назад обсуждался вопрос строительства в окрестностях Мегри большого НПЗ, но он так и остался проектом.

Другое дело, что тот нашумевший проект НПЗ многие эксперты рассматривали как попытку Ирана обойти за счет Армении санкции, наложенные на свой ТЭК. Иран в результате рестриктивных мер не мог привлекать инвестиции в свой нефтегазовый сектор, но этот завод, который бы работал на иранском сырье и поставлял продукцию на иранский рынок, уже считался бы армянским. Это, конечно, не единственный такого рода пример. Эксперты, в том числе американские, напоминают: Армения поставляла оружие проиранским группировкам в Ираке, воюющим с американской армией.

Затем, когда президент ИРИ Роухани принял условия «шестерки», и с Ирана начали снимать санкции, в отношениях Тегерана и Еревана наступила некая пауза, но теперь в Вашингтоне вновь усиливают давление на Иран, а в Иране в ответ вспомнили об Армении, которую уже использовали в качестве «обходного пути» для санкционных барьеров. А вот у самой Армении уже не осталось выбора, втягиваться ли ей в эту опасную во всех смыслах игру.

НУРАНИ

echo.az