Ильхам Рагимов: Любое армянское правительство не в состоянии отдать приоритет Западу вместо России

Интервью с президентом Ассоциации юристов стран Черного и Каспийского морей, профессор Ильхамом Рагимовым.

— Профессор, прошедшая неделя была насыщена важными политическими событиями: встреча большой семерки с участием Джо Байдена, затем саммит НАТО, ЕС и, наконец, встреча  президентов США и России. До сих пор  общественная и политическая элита всех странах обсуждает вышеуказанные события,  как самые топовые темы. Однако, больше всего внимания уделяется именно встрече Джо Байдена и Владимира Путина. Как Вы думаете, с чем это связано? И чего на самом деле ждал весь мир от этой встречи?

— Я совершенно с Вами согласен, что всех больше интересовало не развлекательное общение семерки, и даже не саммит НАТО, а именно саммит с участием лидеров России и США. И это вполне естественно, так как именно эти государства являются супердержавами в современном мире, на плечах которых лежит ответственность за безопасность и правопорядок в мире. И как не стараются некоторые политики, в том числе и, в особенности в нашей стране, отрицать и не признавать Россию великой державой, тем не менее, сам президент Америки на пресс-конференции назвал Россию великой. Нравится это кому-то или нет, хочет кто-то это переварить или нет – но, тем не менее, — это сегодняшняя реальность, с которой  следует считаться. Байден желает встретиться с Путиным не потому, чтобы посмотреть ему в глаза и заглянуть в его душу, а потому что Россия — это ядерная держава, имеющая, по признанию самих американцев, больше чем у них ядерных боеголовок и носителей. Вот почему надо встречаться, чтобы прийти к взаимопониманию относительно мировой безопасности.

— Как Вы думаете, почему Байден решил встретиться с Путиным не до саммита семерки и НАТО, а после?

— Полагаю, что это был правильный шаг со стороны американского президента, ибо ему нужно было знать мнение основных ведущих лидеров Европы и НАТО по тем вопросам, которые Байден решил обсудить с Путиным.

— Интересно, разве можно в начале человека, лидера супердержавы, великой страны назвать «киллером», а потом предложить ему встречу?

— Конечно, не подобает президенту страны, которую представляют всему человечеству образцом демократии, опытному политику, употреблять такое выражение, если даже ты считаешь Россию врагом. Но как поступил Путин? Он спокойно отнесся к высказыванию Байдена и предложил прямой диалог американскому президенту, который отказался от такой формы общения. Этим Путин поставил в неудобное положение Байдена. Путин не был бы Путиным, если бы при соответствующих условиях и в нужный момент не дал бы ответ американскому президенту. Потом, уже на пресс-конференции российского президента нам стало известно, что по инициативе американского  президента состоялся телефонный разговор с Путиным, в ходе которого Владимира Владимировича удовлетворило объяснение Байдена относительно выражения «киллер». Можно только догадываться о сути этого объяснения, после которого Путин снял этот вопрос с повестки дня.

— Кстати о пресс-конференции. Почему все-таки совместное общение с журналистами не состоялось, и каждый президент провел свою встречу с журналистами отдельно?

— Отказ, как знаете, поступил от американской стороны. Путин был готов к такому формату, который бы показал уровень подготовки и способности общения с прессой каждого президента. И вообще, в таком случае мы бы узнали очень много интересного. На конференции у Путина присутствовали не только российские журналисты, но и представители прессы из других стран, в том числе из Америки, Канады и т.д. Из 17 вопросов, если я не ошибаюсь, 9 были заданы именно представителями американских средств массовой информации. А у Байдена были только американские журналисты, а российских и других туда не пустили.

Кстати, еще до встречи, как Вы помните, состоялось интервью Путина с известным американским журналистом. Однако как не старались российские журналисты взять интервью у Байдена, все безуспешно.

— Профессор, почему у Байдена была необходимость встретиться с Путиным? Иначе говоря, какова была цель этой встречи?

— Знаете, я глубоко убежден, что если бы Байден не был инициатором этой встречи, Путин не проявил бы особого желания с ним встретиться. Тем не менее, следует высоко оценить эту инициативу американского президента, ибо накопилось много вопросов, нуждающихся в обсуждении. Есть такое правило: если кому- то надо с кем- то встретиться, тот и более заинтересован во встрече, и его эти проблемы более беспокоят. Разумеется, Путин знал круг вопросов, которые будут являться предметом общения. Поэтому он не только был готов к общению, но и знал подход Байдена к каждой проблеме. Мы не знаем, как проходило общение за закрытыми дверями, и какие были аргументы у лидеров по обсуждаемым проблемам. Поэтому мы можем исходить из того, что говорилось на пресс-конференциях. Знаем, что затрагивался вопрос о Сирии, Афганистане, кибербезопасности, о космосе, о климате и, конечно, об Украине, о ядерном вооружении, об Иране. В итоге разошлись, как говорят «без кулаков и объятий», или иначе «если не дружить, то и конфликтовать не стоит».

— По всему видно, что Кавказ, в частности Карабах не был предметом обсуждения. Почему, ведь это тоже сегодня достаточно важный и острый вопрос?

— Полагаю, что Байдена и американскую администрацию устраивает сегодняшняя обстановка в Карабахе. Это означает, что для Америки Карабах особой проблемой на сегодня не является. Если бы Байден сомневался в полезности присутствия миротворческих сил в регионе, он бы обязательно определил свое отношение к этому вопросу еще до встречи с Путиным. Ведь этот вопрос не обсуждался и в НАТО.

 «Азербайджану и Турции достаточно союза по типу российско – белорусского»

— Утверждается, что Карабах был предметом обсуждения Байдена с президентом Турции Эрдоганом.

— Турция, и это известно всему миру, была активным сторонником скорейшего освобождения оккупированных территорий, и без всяких осторожностей принимала участие в этом мероприятии. Поэтому Байдену до встречи с Путиным необходимо было узнать мнение Эрдогана по данному вопросу.  По логике, если Байден не стал обсуждать с Путиным эту проблему, значит позиции турецкого и российского президентов совпадают.

— Как Вы оцениваете поездку Эрдогана в Шушу и подписание исторических документов?

— Весьма высоко. Это важнейший шаг в интеграции двух братских народов.

— Возможно ли создание турецких военных баз на территории нашей страны? Сейчас это является предметом острого обсуждения не только у нас, но и в России.

— Как Вы себе представляете создание базы страны, которая является членом НАТО? И не обычным членом, а одним из ведущих! Это далеко от реальности и не безопасно для нашей страны. Достаточно союза по типу российско – белорусского между двумя братскими народами.

— Некоторые политологи и журналисты считают, что приезд Эрдогана в Азербайджан и в Шушу после саммита НАТО и его встречи с Байденом — не случайность, и что турецкий президент получил определенные гарантии и от Байдена и от Альянса на свободу действий на Кавказе.

— Поездки лидеров любых стран, а тем более такой страны как Турция, всегда за несколько месяцев готовятся. И, с учетом того, что Эрдоган планировал заранее эту поездку в Шушу, которая еще некоторое время тому назад была в зоне боевых действий, такая поездка не могла быть спонтанной, не запланированной. Что касается второй части вопроса, то следует заметить, что Эрдоган не из тех лидеров, которые принимают то или иное решение не по своей доброй воле, а по рекомендациям тех, с которыми он даже находится в партнерстве, включая и американского коллегу. Эрдоган неоднократно уже доказывал свою самостоятельность, независимость и принципиальность как в отношениях со странами Европы, так и с Америкой.

«Любое армянское правительство не в состоянии отдать приоритет Западу вместо России»

— Теперь поговорим об Армении. Утверждается, что Пашинян ориентирован на запад, а его противники придерживаются политики более тесного сотрудничества с Россией. Следовательно,  победа Пашиняна приведет к ухудшению отношений с Россией, а это в нашу пользу.

— Полагаю, следует исходить из того, что армяне всегда были, и будут придерживаться русской ориентации, каково бы не было и российское и армянское правительство. Никогда еще серьезного армянского сепаратизма в истории отношений с Россией не было, и быть не может. С армянами русские всегда легко могут сговориться. Нельзя забывать также, что армянский вопрос есть вопрос международный, ибо российско – армянские отношения координируются с отношениями России, Турции и Азербайджана. Если учесть современное состояние отношений между Турцией и Азербайджаном любое армянское правительство не в состоянии отдать приоритет Западу вместо России.

— Профессор, Бог с ними, с армянами, и с кем они будут — с Западом или с Россией. Каков наш путь? В каком направлении мы должны двигаться после освобождения своих территорий?

— Раньше мы были перед выбором: запад или Россия. Теперь мы про запад забыли и заменили его Турцией и говорим: Турция или Россия. Мы почему-то всегда хотим с кем- то быть и к кому-то быть ближе, вместо того, чтобы идти своим путем. Мы должны идти по пути приобретения общечеловеческих ценностей и жить, придерживаясь этих принятых цивилизованным миром правил, с учетом нашей истории, религии, менталитета, обычаев и традиций.

— То есть европейских?

— Все дело в том, что европейцы хотят, чтобы все народы были такими как они, то есть были европеизированы. Но возможно ли это? Не приведет ли это к полному обезличению этих народов, к разрушению всех их своеобразных и обособленных национальных обликов и культур? Без сомнения, у цивилизованной Европы мы должны взять все общечеловеческие ценности, в особенности все то, что связано с правами и свободой человека, не теряя, естественно, своего национального облика. Если мы будем вслепую, не вникая в суть европейской культуры принимать все, что они предлагают, то мы, как другие, не романно- германские и англосаксонские народы, превратимся в нацию второго или третьего сорта. Поэтому когда мы говорим о европейском пути развития и интеграции с Европой, то должны уточнить и понять до каких именно пределов мы должны быть европеизированы.

«Я предлагаю журналистам поехать в Новосибирск за мой счет для обстоятельного журналистского расследования»

— Хотелось бы затронуть еще один вопрос, который имеет отношения к Вам и интересует нашу общественность. Речь идет об известном инциденте в Новосибирске, когда был убит полицейским 19 – летний азербайджанец. Известно, что Вы по своей инициативе интересовались этим вопросом.

— Я и сейчас уделяю достаточное внимание этому уголовному делу. Понятно, что я не в состоянии вмешаться в процесс расследования. Тем не менее, определенную информацию о ходе следствия имею. В отношении полицейского возбуждено уголовное дело и идет расследование. Что касается двух наших соотечественников, могу сообщить следующее: действительно я просил, чтобы в рамках закона в отношении их изменить меру пресечения. В принципе, в самом начале расследования такая возможность не исключалась. Однако, позже появились другие обстоятельства с участием этих лиц. Иначе говоря, следствие по показаниям свидетелей выявило признаки другого преступления до инцидента с полицейским, а точнее ограбление гражданина. Именно это и явилось основанием для отказа от изменения меры пресечения. Мне знакома позиция некоторых средств массовой информации по данному вопросу. Поэтому я предлагаю желающим журналистам поехать в Новосибирск за мой счет для обстоятельного журналистского расследования.

— В заключении, наверно самая для Вас приятная тема. Из прессы нам стало известно о Вашей новой книге – «Религия и наказание», которая уже вышла в свет на нашем родном языке, с чем мы Вас и поздравляем.

— Действительно, для меня нет более лучшего и приятного, когда я держу в руках свою новую книгу. «Религия и наказание» уже увидела свет и в Германии на немецком языке. Совсем скоро она выйдет на английском языке в Лондоне, а на турецком — в Турции.

— Если Вы ударились в религию, значит ли что Вы стали религиозным и верующим?

— Познавать Коран, Тору, Евангелие, изучать другие религии, не основанные на религиозных Писаниях может и атеист, который отрицает существование Бога, и принадлежность Священных Писаний Всевышнему. Человек вообще религиозен по своей природе. Поэтому, когда утверждается, что у какого- то народа нет религии, то подразумевается отсутствие надлежащей религии, такой как монотеистические, или же религий, не основанных на Писаниях, но признанных как мировые: Индуизм, Буддизм.

— Вы молитесь?

— В принципе молиться каждый человек, даже тот, кто отрицает Бога, ибо, не постигая Всевышнего ни внешним, ни внутренним взором, каждый из нас чувствует, что есть невидимая сила, от которой все всегда ждут помощи в трудную минуту, просят прощения за грехи, умоляют наказать того, кто совершает несправедливость и творит беззаконие в отношении других. И всякая молитва может быть услышана; весь вопрос — кем. Бог приемлет молитву, идущую от чистого сердца, от сердца, очищенного от гордости, себялюбия и злобы, молитву проникнутую духом любви к Богу и ближнему. Именно так советует и учит нас Посланник Аллаха – Пророк Мухаммед.