Как меняется восприятие «геополитической связки» Турция-Азербайджан

Итоги состоявшегося накануне в Брюсселе саммита НАТО еще долго останутся в центре внимания экспертного сообщества многих стран. Североатлантический альянс, убеждены многие эксперты из числа и его сторонников, и противников, преодолел внутренние разногласия времен Дональда Трампа.

Пусть без указания точных сроков, но еще раз, и со значительно более четкими формулировками, подтверждено, что двери НАТО остаются открытыми для Украины и Грузии. А это не только месседж, что, вопреки дипломатическим протестам России, альянс продолжит расширяться — теперь это расширение вполне может затронуть и страны, входившие в СССР не с сороковых, а с двадцатых годов.

И, без сомнения, свое прочтение итогов саммита НАТО есть и у Азербайджана. Тем более что перемены налицо: в итоговой декларации встречи на высшем уровне уже нет привычных формулировок про поддержку переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта в существующих форматах. Большинство экспертов вполне справедливо расценивают это как важный геополитический «сдвиг». Победа Азербайджана в 44-дневной войне, выполнение резолюций СБ ООН, освобождение ранее оккупированных Арменией территорий Азербайджана — все это создает в регионе новую реальность. В НАТО эту реальность осознают, принимают и строят свою политику в регионе, уже исходя из тех политических контуров, которые заложены победой Азербайджана.

Одно только это — уже впечатляющая «пилюля» для тех, кто в очередной раз рассчитывал подороже продать на западном направлении «революционный имидж» Пашиняна и обменять флер от «дымб-дымб-ху» если и не на возвращение территорий, освобожденных азербайджанской армией (хотя МИД Армении не стеснялся требовать и такого), то во всяком случае на возвращение к прежнему «минскому формату» переговоров. Но, как оказалось, в НАТО вполне предсказуемо поставили во главу угла, во-первых, международное право и признанные границы, в поддержку которых Альянс многократно высказывался прежде. А во-вторых, те самые результаты войны, которые оказались не в пользу Армении.

Но, возможно, куда важнее другое. Нынешний саммит НАТО закрепил на куда более высоком уровне роль Турции, которая теперь играет ключевую роль и на Ближнем Востоке, и на Черном море, и в Афганистане, и на многих других направлениях. И это тоже коренным образом меняет восприятие «геополитической связки» Турция-Азербайджан.

А вот тут нужно отвлечься от «горячей хроники». И вспомнить события начала октября 2020 года, когда уже после начала 44-дневной войны переговоры с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом вел глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Именно тогда глава Североатлантического альянса заявил: «…Я рассчитываю, что Турция использует свое значительное влияние, чтобы ослабить напряженность». Кроме того, Столтенберг отметил: война в Карабахе угрожает энергетической безопасности. Намек на планы Армении атаковать азербайджанские трубопроводы и объекты нефтегазовой инфраструктуры получился даже слишком прозрачным.

И вот теперь Эрдоган прибывает в Азербайджан сразу же после саммита НАТО. А на пресс-конференции после встречи на высшем уровне, заявив, что «справедливость в Нагорном Карабахе хоть и поздно, но все же восторжествовала спустя 30 лет, и в регионе восстановился мир», — добавил, что на смену конфликту в регионе пришли процветание и постоянный мир. После чего озвучил призыв: «Мы считаем необходимым, чтобы эти операции, которые мы поддерживаем за пределами границ нашей страны, получили активную поддержку и со стороны Альянса». И это не просьба о помощи, а приглашение союзников по НАТО к «дележу пирога» — с учетом той ключевой роли, которую играет Азербайджан и в энергетике, и на «Лазуритовом пути» из Афганистана к Черному и Средиземному морям, и на возрожденном Шелковом пути, ведущем уже к Китаю…

Словом, это явно не то приглашение, которое в НАТО позволят себе проигноировать.

Нурани, обозреватель

Minval.az