Зангезурский кризис: как повели себя международные игроки

Наблюдаемая в последние дни напряженность на армяно-азербайджанской границе в Сюникской области (Зангезуре), возникшая на фоне болезненного для армянской стороны процесса демаркации по итогам второй Карабахской войны, стала маркером позиций региональных и международных акторов на Южном Кавказе, пишет «Вестник Кавказа».

Так, Россия в очередной раз проявила себя как стабилизирующая сила в регионе. Сегодня российские миротворцы, возглавляемые генералом Рустамом Мурадовым, поддерживают мир не только в Карабахе, но и проводят непростую посредническую миссию в переговорах между армянами и азербайджанцами на межгосударственной границе, купируя тем самым любые риски дальнейшей эскалации. Беспокоиться, действительно, есть о чем: на фоне спокойной и даже расслабленной реакции на происходящее со стороны официального Баку, радикальные лозунги различных политических сил в Ереване не могут не тревожить Кремль. Так, со стороны наиболее ярых националистов неоднократно раздавались призывы «взять в плен азербайджанских пограничников», численность которых, согласно данным армянской стороны, составляет до 250 человек. Примечательно, что и минобороны Армении в своих заявлениях для СМИ подчеркивало, что азербайджанские военные в пограничной зоне «находятся под полным контролем Армении». После того как азербайджанская армия начала запланированные масштабные военные учения с подъемом в воздух боевых беспилотников и военной авиации, риторика оборонного ведомства Армении изменилась в более конструктивную сторону.

Турция в этой ситуации, на первый взгляд, осталась вне игры. По событиям на армяно-азербайджанской границе никаких заявлений со стороны представителей официальной Анкары зафиксировано не было. Это может быть связано как с фокусированием Анкары на израильско-палестинском вопросе, так и нежеланием турок обострить своими заявлениями и без того нестабильную ситуацию в Армении, где о «турецкой угрозе» не говорит только ленивый.

Иран и Евросоюз сохранили в вопросе пограничного инцидента абсолютный нейтралитет, «отстрелявшись» миролюбивыми заявлениями в духе «ни вашим, ни нашим». Зато Франция — уже в национальном формате — заняла полностью проармянскую позицию. Вплоть до того, что президент Эммануэль Макрон вернулся к излюбленной практике написания статусов на армянском языке и потребовал «незамедлительного вывода азербайджанских войск с территории Армении». Впрочем, дальше декларативных заявлений дело пока не зашло — Азербайджан, в свою очередь, по линии МИД призвал третьи страны не делать безответственных заявлений, не разобравшись в ситуации, и дать сторонам возможность вести переговоры в спокойной атмосфере. В переводе с дипломатического языка это означает, что Баку выступает за обсуждение пограничного инцидента в трехстороннем формате Баку-Москва-Ереван.

США были более сдержаны в своей оценке: в отличие от макроновской Франции, американцы не стали утверждать, что речь идет о каком-то «вторжении Азербайджана» на территорию Армении. Вашингтон назвал территории «спорными», призвав Баку отказаться от любых действий с привлечением военных на этих самых «спорных» территориях. Как Азербайджану обустраивать свои границы без привлечения пограничных войск, американцы, правда, не подсказали.

В целом, ситуация в Зангезуре была встречена международным сообществом довольно спокойно, даже несмотря на гиперактивную телефонную дипломатию Еревана. Сегодня вопрос демаркации границы решается в рабочем порядке. Единственной страной, оказавшейся в «ауте», оказалась Франция. На этом фоне в Баку, на уровне гражданского общества и экспертов, все громче раздаются призывы положить конец французском сопредседательству в Минской группе ОБСЕ. Но представляется маловероятным, что Азербайджан пойдет на подобный шаг.

Во-первых, МГ ОБСЕ как международный институт для официального Баку фактически отжила свое, и серьезного значения этому формату азербайджанцы уже не придают. По проблемным вопросам Азербайджан предпочитает вести диалог с Россией, при посредничестве которой и было подписано трехстороннее соглашения от 10 ноября 2020 года.

Во-вторых, сопредседательство Франции в Минской группе, с учетом однозначно проармянской позиции Парижа, в определенной мере парализует работу группы, что соответствует негласным интересам Баку и Москвы. Наконец, сопредседательство Франции накладывает определенные «лимиты» на ее проармянскую политику, в некоторой степени нейтрализуя ее — до сих пор дальше декларативных заявлений Париж не шел. В такой ситуации поднимать вопрос о замене французского сопредседательства для Азербайджана было бы контрпродуктивно.