Посредники по Карабаху остались в минувшем времени

Вчера СМИ распространили принятое сопредседателями МГ ОБСЕ обширное заявление. Наряду с позитивными моментами, учитывающими новые реалии в регионе, в нем прослеживается желание продолжить бесплодную на протяжении четверти века политико-дипломатическую линию. Сопредседатели призывают стороны продолжить диалог по наезженной колее прежних, так и нереализованных, схем и базовых принципов, предлагая для этого собственные услуги.

При внимательном ознакомлении с данным заявлением невольно возникает ощущение, что сопредседатели все еще остались в минувшем времени. Они не отдают себе отчет в произошедших радикальных изменениях в региональном балансе сил и геополитике Южного Кавказа, ставших следствием победы Азербайджана в 44 дневной Второй Карабахской войне. Разбирать все заявление сопредседателей МГ ОБСЕ не вижу необходимости. Наш МИД это сделает квалифицированно и в полном объеме. Но по одному моменту хочется высказаться вполне определенно.

Для начала приведу абзац Заявления по тексту в СМИ: «Сопредседатели также выражают свою решительную поддержку продолжающейся деятельности и возможному расширению миссии личного представителя действующего председателя ОБСЕ и призывают стороны предоставить полный доступ и оказать содействие его усилиям. Сопредседатели подчеркивают свою готовность возобновить рабочие визиты в регион, включая Карабах и прилегающие районы, для проведения своей оценки. В этой связи сопредседатели напоминают сторонам о требовании обеспечить беспрепятственный доступ и максимальную гибкость передвижения в отношении маршрутов поездок сопредседателей в соответствии с их мандатом и предыдущей практикой».

В контексте этого заявления отмечу, что в Азербайджане привыкли к фигуре личного представителя действующего председателя ОБСЕ, каковым вот уже четверть века является Каспершик и ничего не имеют против него лично. Ранее он и его помощники осуществляли мониторинг по соблюдению режима прекращения огня. Теперь же по линии государственной границы Азербайджана и Армении стоят пограничные части, а там, где проживают карабахские армяне, развернута российская миротворческая бригада общей численностью около 2 тысяч. Вдобавок в Агдаме действует российско-турецкий центр мониторинга перемирия в составе 120 военных с соответствующими техническими средствами. Азербайджанское политическое руководство и военное командование взаимодействует с этими структурами в каждодневном и даже ежечасном режиме. Что может привнести сюда Каспершик, даже если он обзаведется еще парочкой помощников на местах? Довольно того, что он обеспечивает преемственность участия ОБСЕ в процессе постконфликтного урегулирования, при ежегодно меняющемся председательстве в этой организации и полагаю, что его миссия в дальнейшем скорей сожмется, чем расширится.

Очевидно, что претензия сопредседателей МГ ОБСЕ на сохранение предыдущего режима посещения ими и обеспечения свободного доступа международных организаций региона удовлетворены быть не могут. Баку полностью восстановил контроль над своей территорией в пределах международно-признанных границ. Все лица, независимо от их международного статуса и притязаний, смогут въезжать, передвигаться и встречаться лишь по согласованному с МИД Азербайджана маршруту и программы пребывания. То есть, въезд на территорию проживания карабахских армян только через Азербайджан, а не из Армении, как это было ранее. Дорога расчищена от мин и на всем протяжении контролируется азербайджанскими силами безопасности и российским миротворческим контингентом.

Замечу также, что президент Ильхам Алиев на встрече с международными экспертами в АДА, не отвергая взаимодействии с Минской группой ОБСЕ, о сопредседателях этой структуры не упомянул и использовал термин представители этой группы. В самом деле, помимо довольно предвзятых сопредседателей МГ, в ней представлены Россия и Турция, которые очень тесно вовлечены в процесс поддержания мира и постконфликтного урегулирования, а также вполне дружественные Азербайджану Белоруссия и Италия. Если Германия, Швеция и Финляндия, которые также представлены в Минской группе, сохранят объективность и не скатятся к поддержке ангажированной и откровенно проармянской позиции Франции, то и их добрые услуги могут быть восприняты и востребованы.

Резюмируя отмечу, что ситуация в регионе Южного Кавказа радикально изменилась. Без осознания этого и внесения соответствующей коррективы в политико-дипломатическую линию, никому рассчитывать на позитивные результаты усилий не приходится.

Расим Мусабеков