Ядерное соглашение с Ираном: время не ждет

В свое время у самого лучшего для государства Израиль президента США Дональда Трампа было несколько поводов (реальных или вымышленных) нанести военный удар по Ирану. Напомним: это акт саботажа против нефтяных танкеров в Персидском заливе, сбитый американский дрон, а также атака на саудовскую нефтяную инфраструктуру.

Однако во всех случаях Трамп предпочел мирный исход, вопреки ожиданиям многих в Тель-Авиве.

Если близкий союзник и друг Израиля, исходя из собственных интересов, решил уклониться от использования силы против Ирана, то, что говорить о демократах, которые в большинстве своем всегда настаивали на реанимации иранской ядерной сделки.

США вернутся в ядерную сделку, из которой вышли по решению президента Дональда Трампа в 2018 г., заявлял в прошлом году тогда еще кандидат в президенты Джо Байден в своей предвыборной программе.

И все ждали именно такой быстрой развязки одной из острейших международных проблем. Однако в начале февраля, уже в статусе президента США, Байден несколько изменил свою позицию, заявив, что не намерен снимать антииранские санкции, увязав этот вопрос с тем, что Иран сначала должен прекратить обогащение урана.

Байден сделал это заявление, несмотря на полученные незадолго до этого вполне резонные доводы из Тегерана: «Стороной, которая имеет право ставить условия по СВПД, является Иран, поскольку именно он придерживался обязательств, а не США или три европейские страны, которые нарушили свои обязательства», — написал верховный лидер Али Хаменеи в твиттере.

Если для прагматика Трампа эти условности – кто первым согласится на уступки, а кто вторым – не имели ровным счетом никакого значения (лишь бы был желаемый результат), то для демократов во главе с Байденом, и их восторженным «Америка вернулась!», крайне принципиально показать всему миру, что последнее слово всегда остается за США.

Пока идет перетягивание каната между США и Ираном, Израиль занимается реализацией практических шагов – покупкой очередной партии истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35 и четырех самолетов-дозаправщиков KC-46.

Можно с одного раза угадать, в каком географическом направлении Израиль намерен использовать новые дозаправщики в случае необходимости.

А все потому, что для Тель-Авива и Вашингтона, несмотря на самые теплые и союзнические отношения, время тикает по-разному. Вашингтон может позволить себе роскошь поторговаться, на что уйдет еще какая-то часть времени.

В Израиле же убеждены, что время ограниченно: Иран продолжает скрывать свою секретную программу создания ядерного оружия, и находится достаточно близко к ее завершению.

В данном случае необходимо принять во внимание, что с момента создания еврейского государства, находившегося во враждебном окружении, наивысшим приоритетом для любого израильского правительства было и до сих пор является военное превосходство, которое всегда должно было многократно превосходить военную мощь любого вероятного регионального противника.

Можно в качестве иллюстрации привести пример. В свое время Израиль сыграл не последнюю роль в решении США заблокировать поставки Турции американских военных самолетов пятого поколения F-35. Израильские военные эксперты также выражали озабоченность по поводу возможной покупки Турцией многоцелевых российских истребителей Су-35.

В настоящий момент Израилю, обладающему самолетами F-35, нет равных в воздушном пространстве Ближнего Востока, но если Турция будет иметь аналогичную военную технику, то это может стать потенциальной угрозой израильскому превосходству.

То же самое, но в гораздо более серьезной степени, касается и ядерного оружия.

К сожалению, в течение последних сорока лет Иран считается непримиримым врагом государства Израиль, но, в отличие от арабских «врагов», Тегеран обладает всеми техническими возможностями создать ядерное оружие.

Однажды, в 2012 году, Израиль уже готовил операцию по атаке на иранские ядерные объекты, но, согласившись на аргументы США, отменил ее.

Еще при каденции Трампа израильские военные эксперты говорили: неважно, кто будет американским президентом – эти каштаны из огня для нас никто таскать не будет.

Поэтому в Израиле полагают, что если Иран дойдет до определенной черты обогащения урана, то есть, появится реальная опасность получения Ираном ядерного оружия, то вопрос о ракетном ударе Израиля по иранской территории вновь может выйти на первый план.

Ни обладание Ираном ядерного оружия, ни какая-либо силовая акция Израиля на иранской территории не в интересах абсолютного большинства стран. Если, как утверждают демократы, «Америка вернулась», то сейчас самое время не блюсти собственный имидж и заново загонять проблему в угол, а показать остальному миру, что США – это по-прежнему великая страна, которая не разучилась принимать ответственные решения.

Азер Ахмедбейли