Шуша — жертва вандализма армянских националистов

Глава МИД Армении Ара Айвазян, выступая накануне в парламенте, охарактеризовал сердце азербайджанской культуры – город Шуша – как «центр армянской культуры». 

Однако слова Айвазяна расходятся с реальностью, и дело здесь даже не столько в том, что с Шушой в армянской культуре не связано практически ничего, а в том, что здесь сполна проявилось бескультурье захватившего Шушу и другие территории Азербайджана фашистского режима. За 28,5 лет оккупации она превратилась в живое свидетельство вандализма армянских националистов, у которого есть три уровня, каждый из них нашел свое проявление в Шуше, пишет «Вестник Кавказа».

Первый уровень, самый очевидный, — это материальный вандализм, уничтожение чужих  исторических памятников. Не могут называть себя культурными людьми те, кто на захваченных землях в первую очередь объявляет войну наследию других народов. Сегодня, когда Шуша освобождена, люди могут видеть, в каком состоянии там находятся памятники азербайджанской культуры.

Мечеть Саатлы

Один из крупнейших объектов города, Мавзолей Вагифа, воздвигнутый в 1982 году на могиле поэта, визиря Карабахского ханства в XVIII веке Моллы Панаха Вагифа, стоит разрушенным, от него осталась лишь несущая конструкция. Обезображен бюст знаменитого певца Бюльбюля, дом, где жил он сам и его сын — посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль оглы, разграблен и поврежден. Памятники великому композитору Узеиру Гаджибекову и знаменитой поэтессе, дочери последнего карабахского хана Хуршидбану Натаван стали мишенями для упражнений в стрельбе захвативших город вандалов. Дворец Натаван также разрушен.

И это лишь самые заметные удары, нанесенные армянскими оккупантами по культурному наследию Шуши. Все 28 с лишним лет развалины этих зданий так и стояли немым укором тому, что когда-то здесь процветала нормальная жизнь цивилизованного народа. Но вандалов это совершенно не беспокоило, для них жить среди уничтоженного их руками чужого наследия — норма.

Родник Натаван

Из этой привычки к жизни среди руин берет начало второй уровень вандализма армянских националистов – моральный, то есть нежелание заботиться о месте, в котором живешь. Заброшенными стоят не только мечети Гевхар Ага и Саатлы, но и, к примеру, родник Натаван, явно активно использовавшийся оккупантами. Повсюду в городе один и тот же пейзаж – запустение. Захватчики почти не жили в Шуше, не развивали ее как «город армянской культуры», жилыми остались лишь кварталы построенные в советские времена, большинство домов и квартир пустовали практически все 28,5 лет.

Как могут сегодня националисты в Армении говорить о ценности города Шуша для армян, если он находится в таком диком и запущенном состоянии? Неужели таково и есть их понимание армянской культуры – поклонение пустоте, упадку, безразличию и неустроенности?

Единственное, что делалось в Шуше по-настоящему, относится к третьему уровню вандализма армянских националистов – историческому, то есть присвоению чужого наследия,  арменизации памятников других народов. У захватчиков не было цели сделать город центром армянской культуры, они стремились лишь объявить его таковым. Для этого, в частности, русская православная церковь «Газанчы» была превращена в армянский храм «Казанчецоц». Советская надпись «Шуша» была сбита с Шушинской крепости, взамен установлена надпись «Шуши» на армянским языке. В целом все названия были переделаны на армянский манер, даже на тех улицах, где никто не жил.

Разбитый бюст Бюльбюля

Такой Шуша и встретила воинов-освободителей, когда те, взобравшись к ней по скалам, в рукопашных уличных боях победили и выбросили из города остатки оккупантов. Одни памятники истории и культуры уничтожены, другие оставлены в ужасающем состоянии, повсюду разруха.

Нет, Шуша не была городом армянской культуры, как заявил Ара Айвазян, ни о какой культуре там и речи не шло. Более того, люди, совершившие эти акты вандализма, нанесли огромный урон не только культуре азербайджанского народа, но и имиджу культурного человека в целом.

Как отметила историк и писатель Наталия Зазулина-Музыкантская, Шуша изначально была азербайджанским городом, а то, что было сделано с ним за 28,5 лет свидетельствует лишь о бескультурье захватчиков. «Если человек утверждает, что это его земля, станет ли он уничтожать что-либо на ней? Они разрушали наследие Шуши, потому что, живя там, все равно не считали город своим. Свою землю люди берегут, им неважно, чьи памятники там стоят. А Шуша для армян была не более чем предметом торга и темой для провокаций», — подчеркнула она.

Мечеть Гевхар Ага

«Любая война это разрушение, и то, что сейчас Карабахская война остановлена и земли Азербайджана освобождены – прекрасно. Теперь их можно будет восстановить, ведь не зря Президент Ильхам Алиев объявил Шушу столицей азербайджанской культуры.  Я уверена, что у Азербайджана есть и ум, и сердце, и душа, чтобы возродить освобожденные города и села», — заключила писатель.

Знаменитый азербайджанский пианист и композитор Фархад Бадалбейли, в свою очередь, уточнил, каковы сейчас масштабы разрушений в Шуше.

«Разгромлены музеи Бюльбюля, Узеира Гаджибекова и несколько мечетей. Даже приглашали иранских реставраторов, которые постарались переделать азербайджанскую мечеть в иранском стиле. Был полностью уничтожен азербайджанский дух в том, что касается архитектуры, вплоть до камней в домах и названий улиц. Даже замечательную фабрику восточных музыкальных инструментов разрушили», — сообщил он.

Разрушенный Мавзолей Вагифа

«Знаете, что поражает? Когда немцы в Великую Отечественную войну оккупировали города в России, Украине и Беларуси, они даже православные храмы не трогали. Есть какие-то вещи, которые трогать нельзя. Но в случае с армянскими националистами такого нет – на захваченных землях Азербайджана в мечетях пасли свиней и коров. Сейчас я смотрю на то, что делалось во время оккупации и думаю: какая же идет деградация», — резюмировал Фархад Бадалбейли.

Media.az