Врачи собирали останки погибших, а родные по кускам одежды находили близких… Очевидцы трагедии 20 января

В ночь с 19 на 20 января 1990 года, по приказу руководства СССР в Баку и Сумгайыт, а также в другие города Азербайджана были введены части советской армии численностью 26 000 человек для осуществления операции под названием «Удар». В результате военного вторжения были убиты 147 гражданских лиц, 744 получили ранения. Это событие вошло в историю современного Азербайджана как «Черный Январь».

Media.Az поговорила с очевидцами этих событий.

«Мне тогда было семь лет. 16 января я забрал сестру из детского сада, мы пошли домой, ждали, когда мама придет с работы. Уже тогда в городе проходили митинги, выезд из Баку был фактически закрыт, и мама добиралась до Хырдалана, где мы тогда проживали, пешком. Мой отец занимал ответственную должность и не мог уйти с работы домой. На следующий день родители решили поехать к родственникам в Баку. Несмотря на то, что я еще был ребенком, замечал, как остро взрослые переживают происходящее», — рассказывает Ашраф Гасанзаде.

Отметим, что этим трагическим событиям предшествовали необоснованные территориальные претензии Армении к Азербайджану, агрессивная сепаратистская деятельность армянских шовинистов в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджана и безразличие советского руководства к этой незаконной деятельности, а также насильственная депортация сотен тысяч азербайджанцев из Армении, способствовавшая усилению в Азербайджане движения против советской власти.

19 января 1990 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, грубо нарушив статью 119 Конституции СССР и статью 71 Конституции Азербайджанской ССР, подписал указ об объявлении чрезвычайного положения в Баку с 20 января.

«Рядовые граждане даже не знали, когда было введено чрезвычайное положение в Баку. Специальное подразделение Комитета государственной безопасности СССР «Альфа» взорвало энергоблок азербайджанского телевидения, в связи с чем телевещание было прекращено. Все закончилось тем, что советские войска вошли в Баку и стали безжалостно уничтожать мирных жителей», — сказал А.Гасанзаде.

Он отметил, что люди не понимали за что с ними так поступили. Баку словно накрыло кровавой пеленой. «20 января  отец решил отвезти нас обратно домой, в Хырдалан. И поехал он как раз по местам произошедшей бойни. На подъезде в Хырдалан стояла машина, в которой, как позже стало известно, находились четверо ученых, и танк переехал через автомобиль. В машине были тела погибших, все вокруг было в крови», — заключил Ашраф Гасанзаде.

«Моя мама Гюльмира Багирова в то время работала врачом на станции Скорой и неотложной медицинской помощи. 19 января 1990 года она, попрощавшись с нами, ушла на работу. Мне тогда было два года, и я не понимала, что происходит. О том, что видела и пережила в те дни, мама нам не говорила. Позже, когда мы с сестрой повзрослели, обрывками рассказывала, как ей и другим врачам не давали возможности перевозить раненых. Она видела, как у здания Филармонии дорогу машине Скорой помощи преградил танк, прозвучала угроза, что им не дадут проехать. Более того, военные обстреливали машины Скорой помощи. Под обстрел попала и моя мама, тогда погиб ее коллега – врач Александр Мархевка, которого она всегда с грустью вспоминает. Его мало кто знает, а ведь он один из тех, кто погиб, спасая пострадавших мирных граждан. От услышанного из маминых уст стынет кровь, врачи собирали останки погибших, а родные по кускам одежды находили своих близких… Мама и сейчас не любит рассказывать об этом, воспоминания даются ей очень тяжело», — рассказала Media.Az жительница столицы Эльвира Багирова.

«Хорошо помню этот день. Я учился на первом курсе Бакинского Государственного университета, и в этот день у меня должен был быть первый экзамен. Я проживал тогда в непосредственной близости от одного из мест, где развернулись кровавые события, на проспекте Гусейн Джавида, тогда он назвался проспектом Наримана Нариманова», — рассказывает Ильгар Велизаде.

«Поскольку не было телевещания, мы могли только гадать о том, что происходит. В ночь с 19 на 20 января, примерно в 03:00 услышав звук, я вышел на балкон и увидел как по улице двигаются танки. Было обстреляно множество жилых зданий. По непонятной мне причине, военные стреляли по балконам и окнам, в результате чего погибли люди. Мама не пускала меня на балкон, но я был молод, мне было интересно и я, конечно, иногда не обращал внимания на ее советы. Представьте себе, я вышел на балкон и мимо меня пролетели две пули», — рассказал И.Велизаде.

По его словам, придя на следующий день в университет он узнал, что оценки студентам уже выставлены. «Я тогда обратился к педагогу, и он мне сказал интересную фразу: «Сейчас наш народ сдает экзамен, а вы уже сдали». Уже позже мы поняли, что, идя на экзамен мы, быть может, рисковали жизнью, ведь сколько наших граждан погибли от пуль и остались под танками советской армии. И все это мирные жители, которые без оружия пытались защитить свой город», — сказал Ильгар Велизаде.

В заключение отметим, что кровавые события 20 Января, совершенные 30 лет назад, требуют политической и правовой оценки международного сообщества. В результате этой ужасной трагедии были грубо нарушены Всеобщая декларация прав человека ООН, Международный пакт о гражданских и политических правах и другие международно-правовые документы. Согласно международному праву, события 20 Января должны быть охарактеризованы в качестве преступления против человечества, а его инициаторы и исполнители должны понести наказание.

Джамиля Алекперова