Телефонный терроризм в Казахстане самое распространенное правонарушение среди всех преступлений террористического характера

Не удивительно, что чаще всего ложные сообщения о якобы готовящемся террористическом акте (ст.273 УК (ст.242 УК 1997 года)) сообщают граждане в состоянии алкогольного опьянения, передает корреспондент Zakon.kz.

По словам судьи Верховного суда Даулена Нуралина мотивы преступления могут быть различными — месть, желание парализовать работу предприятия или учреждения, нежелание учиться, работать, личная неприязнь, вражда, хулиганство, желание самоутвердиться и т.д. Бывает, что преступление совершается без мотивов (например, у лиц, страдающих психическими заболеваниями).

Напомним, в казахстанском праве терроризм — идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству.

«Возникают вопросы при квалификации действий виновных, при разграничении состава преступления, предусмотренного ст.273 УК РК (заведомо ложное сообщение об акте терроризма), с составом преступления, предусмотренного ст.293 УК РК (хулиганство), — пояснил Даулен Нуралин. — Следует отметить, что, хотя состав ст.273 УК РК законодателем не отнесен к террористическим преступлениям, повышенная общественная опасность заведомо ложного сообщения об акте терроризма обусловлена тем, что в результате его совершения создаются паника и страх среди населения, отвлекаются значительные человеческие и материальные ресурсы специальных служб».

Он объяснил, статья «хулиганство» может применяться, если человек распространял ложные сообщения, не прибегая к средствам связи (кричал с балкона, на улице, в личной беседе и так далее), если же, гражданин сообщил об этом в правоохранительные органы, к нему применяют ст.273 («заведомо ложное сообщение об акте терроризма»).

«Когда такое сообщение попадает в органы, там подключаются оперативные сотрудники МЧС, МВД, прокуратуры, КНБ, оцепляется район, указанный злоумышленником, людей выводят за периметр, в обществе начинается паника. Если это какое-то учреждение, то останавливается производство, возникает суматоха» — пояснил он.

Таким образом, позвонивший, достигает одной из главных целей террористических организаций — сеять панику и устрашение. Вот почему, это правонарушение отнесли к особо тяжким. С максимальным наказанием за такое правонарушение — до 6 лет лишения свободы.

Телефонные террористы, как правило не понимают степени ответственности, и пытаются достичь такими образом собственных целей. В судебной практике на данный момент много случаев, близких к абсурду. Вот некоторые из них: «По приговору суда №2 города Семей от 07.11.2016 года гражданка М признана виновной в том, что 29.06.2016 года с целью мести Ж. позвонила со своего сотового телефона на городской телефон ДКНБ Атырауской области и передала заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма со стороны Ж., а именно, что последний хочет совершить террористический акт и пытается взорвать акимат города Атырау. Как органы преследования, так и суд при квалификации действий М исходили из того, что последняя заведомо ложно сообщила о готовящемся террористическом акте, ответственность за эти деяния предусмотрена специальной нормой УК РК, а именно ст.273 УК. Однако, суд входя в положение женщины, учитывая ее характеристику и семейное положение назначил ей условное наказание с взыскание суммы ущерба».

К слову, по словам судьи ущерб такими, казалось бы, безобидными звонками, иногда исчисляются сотнями тысяч тенге. А главная ошибка людей — вера в то, что их не найдут.

Вот еще пример человеческой глупости: «Приговором районного суда №2 Алматинского района города Астана от 28.09.16 года гражданин К по ст.273 УК РК осужден к двум годам лишения свободы, с отбыванием наказания к исправительной колонии общего режима. Поводом для совершения данного уголовного правонарушения послужило следующее: К. заказал 200 граммов водки, официантка потребовала оплаты вперед, К., оскорбил девушку, и получил за это от нее два удара по лицу. Гражданин не нашел ничего лучшего, как позвонить в правоохранительные органы и сообщить о готовящемся в этом заведении террористическом акте, чем нарушил общественную безопасность и нормальную работу учреждения».

Причина такого поведения граждан Нуралин видит в отсутствии воспитательной работы, ведь серьезное наказание за «ложное сообщение» появилось недавно.

«Понятие «заведомо ложное сообщение» давно есть в юриспруденции. Раньше, его иногда квалифицировали как хулиганство, иногда закрывали глаза, вовремя распознавали что это ложное сообщение. Сейчас все иначе».

При этом, судьи стараются не назначать преступникам максимального наказания, и учитывают все факторы, предшествующие звонку.

«Здесь в каждом конкретном случае надо отдельно разбираться. В одном случае, это хулиганство, в другом — выпивший взрослый человек потом кается «я дурак, я не подумал». Если судья реально лишает свободы человека за такое правонарушение, значит, что у человека либо была судимость ранее, либо он алкоголик, либо что-то еще. У нас не бывает, что судья выносит всем одинаковое решение, — разъяснил он. — Суд смотрит на сопутствующие факторы, судим — не судим, семейный — не семейный, что явилось причиной для совершения правонарушения, и так далее, учитывается все»

«Как раз для этого мы и делаем обобщение судебной практики, чтобы было видно, что в каждом случае есть свое решение, и каким бы он человеком не был, разве можно было ему максимум давать? — добавил Нуралин. — Он хоть и не признавал вину в суде, но в конце расплакался, перед уходом судьи в совещательную комнату. Судья тоже человек, и, если и хотел ему 5 лет дать, может дать не больше 2х».

Татьяна Ковалева