Кто и как оказывает помочь нашим военным в лечении посттравматического стрессового расстройства? — ИНТЕРВЬЮ

Ассоциация EMDR-терапевтов Азербайджана оказывает бесплатную помощь военнослужащим и членам семей шехидов, которые воевали в Отечественной войне и страдают посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). 

«При Ассоциации создана рабочая группа помощи военнослужащим и членам семей шехидов, страдающим ПТСР. В нее входят психологи, прошедшие сертифицированные тренинги. Все члены рабочей группы специализируются в области оказания помощи, страдающим ПТСР», — рассказал Media.Az один из членов данной организации, психолог, EMDR-терапевт Этибар Гаджиев.

 

По словам Этибара Гаджиева, членам рабочей группе уже удалось оказать помощь десяткам военнослужащих и членам семей шехидов.

«Большинство наших подопечных – это молодые солдаты и те, кто пошел на фронт добровольцем. После окончания войны они не могут вернуться к обычному образу жизни. Для посттравматического стрессового расстройства характерно наличие широкого круга различных симптомов. Но, как правило, большая часть из них не дают нормально жить как больному, так и его близким», — сказал Э.Гаджиев.

Почти сразу, по его словам, родные военнослужащего замечают изменившееся поведение. Это могут быть частые вздрагивания, нарушение сна, либо глубокий сон, который регулярно прерывается жуткими кошмарами, постоянные навязчивые воспоминания о событии, сопровождаемые чувством страха, тревоги, раздражительность, а также эмоциональная несдержанность или признаки истощения нервной системы, зрительные и/или слуховые иллюзии.

«Короче говоря, обычные звуки или образы могут восприниматься искаженно —  как крики сослуживцев, перестрелки или звуки взрыва. Увы, это порой чревато как для самого пострадавшего, так и его родных», — сказал психолог.

Что касается членов семей шехидов, то, по его словам, они не могут пережить гибель своих близких на войне.

«В этом случае самая большая проблема – это невозможность смириться с потерей. Люди продолжают жить в трауре, не хотят и не готовы «отпустить» близкого человека. В первое время после подобного горя люди сильно страдают. Но если это не проходит или хотя бы постепенно не переходит в воспоминание, то у человека начинают появляться психические проблемы. Он не может вернуться к обычной жизни, постоянно страдает из-за потери близкого человека. Так начинают развиваться психосоматические расстройства», — сказал Э.Гаджиев.

По его словам, часто сами военнослужащие, либо те, кто добровольно пошел на фронт, не обращаются за помощью, им совсем не до этого. Как правило, члены рабочей группы сами ходят по клиникам, встречаются с пострадавшими, либо обращаются их близкие и родные.

«Если своевременно не начать лечить ПТСР, то травма не просто оставит след, она будет продолжать жить внутри человека и обязательно проявится в какой-то период жизни. Если в течение трех месяцев после окончания боевых действий обратиться к психотерапевту, то проблему можно решить. Потом это сделать сложнее. Методов лечения посттравматического стрессового расстройства несколько. Но мы оказываем помощь посредством метода психотерапии, разработанного Френсином Шапиро — десенсибилизация и переработка движением глаз (EMDR)», — отметил Э.Гаджиев.

Отметим, что EMDR использует структурированный восьмифазный подход, относящийся к прошлым, настоящим и будущим аспектам травматического опыта и хранящихся стрессовых воспоминаний. Во время фазы переработки пациент фокусируется на тревожащих воспоминаниях в течение коротких сессий по 15-30 секунд. При этом он одновременно фокусируется на альтернативной стимуляции (например, направляемые терапевтом движения глаз, похлопывания по рукам или двусторонние слуховые стимулы).

В каждой сессии подобного двойного внимания пациента спрашивают об ассоциативной информации, возникающей во время процедуры. Новый материал обычно становится фокусом следующей сессии. Процесс удерживания двойного внимания на альтернативном стимуле и личных ассоциациях повторяется много раз в течение сессии.

Этибар Гаджиев пояснил, что данный метод сегодня считается наиболее эффективным.

«Лечение может быть длительным и сложным. Но в зависимости от случая, от 5-7 сеансов и выше, до получения стойкого результата. Его же мы измеряем по десятибалльной шкале субъективного оценивания. Пациент, который вылечился, помнит все пережитое на войне, но при этом у него снижается чувствительность восприятия тех событий. Он продолжает жить как в довоенный период. Пережитое для него – уже не травма, а просто воспоминание», — заключил психолог.

Джамиля Алекперова