Лавров: Выбор формата урегулирования конфликта в Карабахе оставался за Азербайджаном и Арменией

Выбор формата урегулирования конфликта в Карабахе оставался за Азербайджаном и Арменией, этим и были обусловлены состав участников заявления и то, что мирному плану Ирана не уделили внимание.

Об этом сообщил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, передает РИА Новости.

«Сейчас надо думать не о том, кто, когда успел или не успел помочь урегулированию. Подчеркну еще раз, выбор формата был за Азербайджаном и Арменией. Именно этим, а ни чем другим был обусловлен состав участников заявления. Никаких попыток сделать это за счет Ирана или за счет Турции не было и быть не могло. Сейчас важно думать о том, как довести до конца все достигнутые договоренности и сделать из региона конфронтации регион сосуществования, а лучше всего — добрососедства и сотрудничества», — сказал министр в интервью Гостелерадио Ирана, отвечая на вопрос, почему иранскому мирному плану не было уделено большого внимания.

«В случае с Нагорным Карабахом нами двигало стремление положить конец кровопролитию. Стороны конфликта — Азербайджан и Армения — выразили заинтересованность сделать это при посредничестве Российской Федерации. Здесь нет никакой «задней» мысли. Кстати, я не помню, чтобы за все годы моего пребывания на посту министра иностранных дел России в ходе многочисленных наших контактов с иранскими коллегами тема Карабаха вызывала интерес и звучала во время наших консультаций или переговоров», — добавил Лавров.

Он отметил, что обеспокоенность Ирана понятна, так как нормализация отношений между Азербайджаном и Арменией скажется на иранских транзитных интересах, тем более что эти интересы обостряются в ситуации, когда американцы ввели и продолжают наращивать санкции в отношении Тегерана.

«Невозможно отказаться от главного принципа, который одобрялся всеми многие годы: итогом конфликта должна быть нормализация отношений во всем регионе. В совместном заявлении лидеров Азербайджана, Российской Федерации и Армении четко зафиксированы магистральные направления, которые имелись и в появившейся непосредственно в разгар конфликта иранской инициативе», — уточнил глава МИД РФ.