Как армяне пытались «арменизировать» Низами

Российские и армянские журналисты сообщают об отъезде армян из Кяльбаджара и Агдама, говоря, что «они поджигают дома, когда покидают свою родину», создавая сцену на фоне грустной музыки, а кто не знает истины, думают, что армяне вынуждены покинуть “свою родину”.

Никто из журналистов не говорит, что когда вы приехали сюда, где жили раньше, когда поселились в этих местах, знали ли вы, что это территория Азербайджана и когда то они будут владеть своими землями.

Три года назад группа российских журналистов посетили в Кяльбаджар и один из них спросил недавно поселившего Ерванда, с какого времени вы здесь живете? Ерванд ответил: «Я живу здесь уже 21 год, здесь родился мой сын, ему сейчас 19 лет, и никто не может забрать меня отсюда». Ерванды ушли, но они показали фальшивую армянскую историю — древние надгробия, так называемые «хачкары» — и сказали, что наша история осталась здесь( двадцатилетняя история?) и Россия должна ее защищать — как албанский монастырь Дадиванк.

В социальной сети распространилось сообщение о том, что Азербайджанская армия обнаружила в Кяльбаджаре мастерскую, которая производит «древнюю армянскую историю». Армянские мастера вырезают на камне старинные орнаменты и кресты, хранят его в уксусе и окисляют, чтобы придать ему древний вид. Затем они закапывают камни в землю и через некоторое время обнаруживают «произведение, уже ставшей историей».

Эта новость напомнила мне об одной истории в Гяндже, свидетелем которого я сам был. Подделка армян над камнями не новость. В 1989 году я работал в Гяндже. В мавзолее Низами Гянджеви шла реконструкция к 850 летию поэта. Старый мавзолей снесли и заменили новым. Могила поэта находится на месте под названием Шыхская равнина — у восточных ворот города, и здесь проводились раскопки. Был полдень, мне позвонил наш начальник и сказал, чтобы я пошел в мавзолей, там что-то нашли, и попросил узнать, в чем проблема.

Я подъехал к мавзолею, и рабочие показали мне плоский, не очень большой камень. На камне была написана фраза армянскими буквами. Один из строителей был беженцем из Армении и знал армянский язык и алфавит. Он прочитал, что было написано на камне: «Здесь лежит Гусан» (гусан в переводе с армянского означает ашуг). Я взял камень и подошел к Фарману Имамгулиеву, архитектору города и автору нового комплекса. Посмотрев на множество камней, его первыми словами были: «Поверхность камня нарисована не вручную, а с помощью технических средств, тонко нарисована. Как будто камень поцарапали аппаратом зубного врача», а самому камню максимум 50 лет.

Он добавил, что это скорее всего проделки Саркисова. Затем он сказал, дайте мне два дня, чтобы посмотреть какие-то документы. Он позвонил раньше и мы снова встретились в его кабинете. На столе лежала стопка папок. Написано было по русски. Имамгулиев рассказал, что одним из архитекторов мавзолея, строительство которого началось в 1940 году накануне 800-летия Низами, но так и осталось незавершенным из-за войны, был армянин Саркисов. Строительство продолжалось в 1946-47 годах, и Саркисов привлекал строительство несколько армянских прорабов. В документе также есть их имена и фамилии. Скорее всего, этот камень был написан и брошен туда по указанию Саркисова.

Я вспомнил шутка известного грузинского певца Вахтанга Кикабидзе с армянским актером Фрунзиком Мкртчяном. Кикабидзе позвонил Мкртчяну в 4 часа ночи: « Сейчас по «Голосу Америки» передали сногсшибательную новость про Армению». А армяне очень любят, когда про них что-то говорят. Мкртчян сразу ожил: «Что передали?» «В Дилижане археологи нашли камень с надписью: «500 лет армянскому комсомолу». А он помолчал и говорит потом: «Буба-джан, неужели археологи не могли найти этот камень часов в 12 дня?

Путину и Макрону, которые сейчас уделяют особое внимание сохранению христианских храмов в освобожденных районах, следует время от времени напоминать шутку Кикабидзе.

Ильхам Исмаил