Статус Нагорного Карабаха в виде предоставления автономии в какой-бы то ни было форме не должен быть предметом переговорного процесса!

И это должно осознаваться и восприниматься не как прихоть или эмоциональное бахвальство азербайджанской стороны на волне военных успехов нашей армии, а как рациональное решение, продиктованное историческим опытом и сложившейся ситуацией, которые дают все основания утверждать, что предоставление автономии Нагорному Карабаху в какой бы ни было форме неправомерно и неоправданно по ряду причин:

1.Во-первых, в Азербайджане исторически проживают десятки народностей и этнических групп, представители которых мирно сосуществуют, являются равноправными гражданами страны, а государство является гарантом сохранения и развития их культурного наследия, языка, этнической самобытности и пр. Предоставление какому-то одному из этих народов особых прав в форме автономии или статуса, и тем самым фактически выделение или превознесение его над другими не только противоречит унитарному характеру государства, но прежде всего, несправедливо в отношении остальных народностей Азербайджана, большинство из которых (лезгины, талыши, таты и пр.) к тому же является исконно проживающим на этой земле коренным населением в отличие от армянского населения с известной историей переселения. Такой избирательный подход может вызвать вполне резонное недовольство, и поэтому даже если Азербайджану и придется рассматривать этот вопрос, то любое решение по нему, а именно по возможности предоставления автономии в той или иной форме, должно приниматься с учетом мнения, настроений и желаний не только одного армянского населения, а всего сообщества народностей той страны, в которой им выпало проживать.

Азербайджан как страна с богатым, успешным и признанным опытом благотворного сосуществования всех народов на принципах взаимоуважения, равноправия, полного отсутствия какой бы то ни было дискриминации и пр., а главное со своей сложившейся концепцией выстраивания межэтнических отношений вправе решать вопрос о форме проживания армян на территории своего государства в рамках этой самой концепции, соответствующей потребностям полиэтничного государства, каковым является Азербайджан. В этом вопросе нельзя поддаваться давлению извне, и уж тем более потакать претензиям армянской стороны, которая в своих амбициях исходит из совершенно противоположной и чуждой нам (и не только нам) идеологии, направленной на обособление и, мягко говоря, привилегирование своего народа, следствием и воплощением которой является сегодняшняя Армения с искусственно и насильственно созданной моноэтничностью – неким прецедентом на Кавказе. Этот неприглядный прецедент фактически был повторен и на оккупированной территории Азербайджана.

Итак, резюмируя вышеизложенное: справедливый подход в обеспечении мирного сосуществования жителей (азербайджанцев, армян и пр.) Карабаха, в том числе и Нагорного в поствоенный период заключается в том, чтобы армянских граждан Азербайджана не выделяли в какую-то особую категорию в рамках автономии, а приравняли к другим гражданам нашей страны, т.е. чтобы им были гарантированы права и свободы ровно в той мере, в какой они предоставлены другим народностям Азербайджана, не более и не менее. Именно такой подход обеспечит равноправное, достойное их проживание в сообществе других народов нашей страны и в возможной мере послужит их безболезненной интеграции в азербайджанское общество в поствоенный период.

2. Во-вторых, предоставление автономии Нагорному Карабаху нецелесообразно, поскольку представляет прямую угрозу государственной безопасности и территориальной целостности Азербайджана. Решение большевистской власти о предоставлении НК статуса автономной области, принятое в 1923 г. и означавшее буквально отчленение его от остальной части Карабаха, с которым его нагорная часть не просто взаимосвязана общим этносоциальным, культурным и хозяйственным устоем, а представляет органическую часть исторически сложившейся единой системы, было навязано Азербайджану под давлением некоторых представителей руководства Кавбюро ЦК РКП(б), в частности Кирова, Орджоникидзе и др., которые поддерживали Армению в ее территориальных притязаниях к Азербайджану. Установление автономии в НК, соответствующее духу проводимой советской властью национальной политики, стало бомбой замедленного действия – как показали события последующих лет, статус автономии воспринимался и при каждом удобном случае использовался националистическими силами Армении как механизм отторжения области от Азербайджана, а с развалом СССР послужил для них базовой основой для вооруженного сепаратизма с декларированием права на самоопределение. Не игнорируя это право в принципе как положение международного права, в то же время надо уяснить, что в случае с Нагорным Карабахом претензия на право самоопределения не состоятельна и не может служить контраргументом принципу территориальной целостности по той простой причине, что армяне в данной области – население не коренное, а пришлое, точнее сказать, они были заселены на земли азербайджанского Карабахского ханства Российской империей в начале XIX века с целью создания в их лице христианского форпоста среди мусульманского населения Кавказа. Это достоверный и неоспоримый факт. Т.е. в случае Карабаха, в том числе и Нагорного фактор принадлежности земли как первостепенный имеет и должен иметь приоритетное значение. Помимо этого основополагающего и решающего довода, такие факторы, как отсутствие какой-либо дискриминации со стороны азербайджанского государства, или угрозы исчезновения армянской идентичности, тем более в условиях наличия собственно армянского государства также делают беспочвенным оспаривание армянами Нагорного Карабаха права на самоопределение. При этом армянской общине НК, конечно же, должно быть предоставлено право при желании самоопределиться и даже воссоединиться с Арменией, но в формате репатриации, т.е. переселения самого населения как это было, например, в 1946-1948 гг., когда преимущественно из стран Ближнего Востока в Армянскую ССР иммигрировало более 100 тыс. армян, при этом, к слову сказать, примерно такое же количество азербайджанцев в массовом и насильственном порядке было депортировано из Армении в Кура-Аракcинскую низменность Азербайджанской ССР.

Однако, при наличии всех вышеперечисленных доводов, которые свидетельствуют о неправомерности требований армянской стороны о самоопределении и выхода из состава Азербайджана, армянские националистические силы в условиях развала СССР и наступившего хаоса, злоупотребив именно автономным статусом области, развернули беспредецентную вооруженную борьбу против Азербайджана, совершив многочисленные кровавые преступления против мирного населения страны, акты геноцида, истребления культурного наследия и пр. Действуя вместе с такими террористическими организациями, как, например, партия «Дашнактуцюн», в политической программе которой провозглашается вооруженная борьба за создание единой Армении с включением Нахчывана, Карабаха и Ахалкалаки, режим самопровозглашенной Нагорно-карабахской республики превратился по сути в смертоносный очаг терроризма.

Тем самым, автономный статус НК, ставший своего рода лакмусовой бумагой, выявившей и проявившей истинные намерения армянских националистов, вынашивавших свои планы на протяжении десятилетий, стал прикрытием для реализации откровенно захватнических планов в отношении Азербайджана. Ведь не секрет, что с самого начала создания своей государственности в 1918 г. по сей день Армения выступала и выступает с территориальными притязаниями к Азербайджану не только в отношении Нагорного Карабаха, но и ряда других регионов, причем эти притязания имеют перманентный характер, вне зависимости от существующего там режима правления, политического курса или идеологии, определяя сущность отношения этого государства к Азербайджану. Суть этих притязаний, остается неизменной, но форма меняется в зависимости от ситуации – от политического давления посредством своих могущественных протеже до вооруженного противостояния, террора и незаконной оккупации. Не секрет и то, что территориальные притязания к Азербайджану, да и не только к Азербайджану – суть крайне националистической и экстремистской идеи восстановления «исторической Армении» в пределах т.н. «Великой Армении», которая не просто активно проповедуется уже более века, но методично культивируется и насаждается как в самой Армении, так и среди мирового армянства. В далеко идущих планах армянских националистов отторжение Карабаха от Азербайджана – лишь промежуточная цель, плацдарм для дальнейшей экспансии. Подтверждением тому является незаконная оккупация армянскими вооруженными формированиями 7 районов вокруг Нагорного Карабаха, населенных исключительно азербайджанцами, полное изгнание их оттуда и категорический отказ от возвращения их Азербайджану при каких бы то ни было условиях в пренебрежение всеми нормами международного права, однозначно и безусловно признавшего эти земли территорией Азербайджана.

Таким образом, в условиях, когда Азербайджану приходится соседствовать с агрессивно и враждебно настроенным государством-оккупантом, подверженным крайне националистической, фашиствующей идеологии, использующим армянское население Карабаха и его статус автономии как инструмент для реализации своих оккупационных целей и манипулирующим правом самоопределения, важно лишить его этого предлога. Это не означает ущемления прав и свобод армянского населения Карабаха, наоборот, в определенной степени застраховывает их от того, чтобы впредь не быть разменной картой в играх преступных авантюристов.

И поэтому, имея этот трагический опыт, Азербайджанское государство во избежание повторения подобного в будущем, обязано обезопасить своих граждан, в том числе и армян, также ставших заложником и жертвой кровопролитной бойни, и в корне разрешить этот вопрос. Это тем более важно, если учесть, что армянский фашиствующий национализм не только не сгинул, не понёс наказания и даже не признал своей вины за все причиненные бедствия и совершенные преступления, а, наоборот, пользуется попустительством и даже поддержкой определенных внешних сил, использующих их в своих геостратегических целях.

3. В-третьих, помимо доводов, указанных в предыдущем пункте, предоставление автономии армянскому населению НК в моральном и правовом отношении было бы справедливо рассматривать не обособленно, а в формате взаимности и обоюдности с учетом того факта, что в Армении также существовала многотысячная община этнических азербайджанцев – население некогда Иреванского ханства, которое на протяжении многих веков жило на этой территории и, между прочим, по численности значительно превышало армянское население Нагорного Карабаха. Однако, после создания в Армении своей государственности оно поэтапно подверглось методичному и безжалостному выселению и депортации из мест своего исконного проживания. Последние азербайджанцы были окончательно выдворены из Армении в 1991 г.

Государство, не только не обеспечившее азербайджанским гражданам своей страны элементарные права проживания, и еще до начала нагорно-карабахского конфликта превратившего их, по выражению британского журналиста Томаса де Ваала, «в безгласных гостей, подвергавшихся дискриминации и вытесненных на социальную обочину», а учинившее в отношении них полную этническую чистку с применением чудовищных пыток, убийств и пр., и до сих пор не признавшее своей вины, и не предпринявшее никаких мер по устранению или компенсации совершенных на его территории преступлений, не имеет ни морального, ни легитимного права вообще выступать с какими-то требованиями о правах этнических армян на территории Азербайджана.

4. Ну, и наконец, в-четвертых, предоставление статуса автономии НК наряду с международными гарантиями безопасности его жителям, открытием коридора и пр. предусматривалось так называемыми «базовыми принципами», выработанными Минской группой ОБСЕ в качестве условий мирного разрешения конфликта. В отличие от азербайджанской стороны, согласившейся на эти принципы, армянская сторона в ходе многолетних переговоров так и не проявила воли к их принятию. Вместо этого руководство Армении затягивало переговорный процесс, сопровождая это систематическими провокационными действиями и террористическими акциями не только на линии соприкосновения, но и за ее пределами. Очевидно, что армянская сторона, не удовлетворившаяся «базовыми принципами», пеклась не о безопасноти и правах жителей Нагорного Карабаха, а рассчитывала добиться от мировой общественности согласия на захват ею не только НК, но и прилегающих к нему 7 районов Азербайджанской Республики. Таким образом, в условиях, когда переговорный процесс фактически был сорван по вине руководства Армении, а международная общественность оказалась бессильна или не проявила достаточной воли к разрешению конфликта мирным путем, Азербайджан по истечении 30 лет с начала конфликта вынужден был, наконец, применить военный путь для восстановления своей территориальной целостности. Совершенно понятно, что при таком повороте событий «базовые принципы», предназначенные для мирного урегулирования, автоматически теряют силу, и Азербайджан, которому пришлось собственными силами ценою миллиардных затрат, а главное пожертвовав жизнями тысяч своих граждан, в том числе и мирных жителей, освобождать принадлежащие ему территории, более не должен считать себя связанным с этими принципами, тем более, что в свое время они были отвергнуты и самой Арменией.

Фарах Гусейн