Каково реальное отношение российских властей к своим гражданам армянской национальности?

Старательно изучать работы классиков марксизма-ленинизма теперь уже не в моде, в том числе и статьи Ленина. Точно так же не в моде снабжать цитатами Владимира Ильича научные статьи по любой тематике. Но, тем не менее, многие выражения Ленина действительно стали крылатыми. Одно из них — «разброд и шатание».

Как говорят архивисты, это «сводная цитата», то есть выражение, встречающееся в нескольких работах и текстах: так, в предисловии к работе «Что делать» в феврале 1902 года он писал: «…Тот разброд, те шатания, которые составили отличительную черту целого периода в истории русской социал-демократии», а 2 августа 1903 года уже в своей речи на II съезде РСДРП говорил об «элементах разброда, шатания и оппортунизма».

Теперь же «разброд и шатание» явно заметны в политике России на Южном Кавказе, где Россия то весьма эмоционально заверяет всех и вся в своей благорасположенности к Азербайджану, то не менее эмоционально выдвигает против нашей страны самые фантастические обвинения вроде «дискриминации граждан России армянского происхождения».

В Баку, как уже сообщалось, напомнили, что такие действия продиктованы соображениями национальной безопасности, и подчеркнули: «Повторное выражение МИД РФ отношения к вопросу въезда на территорию Азербайджана российских граждан армянского происхождения в форме, не соответствующей дипломатической этике, очень удивительно и непонятно. Проявленное российской стороной недружественное отношение в этом вопросе ни в коем случае не отвечает духу стратегического партнерства между двумя государствами».

И все бы, как говорится, ничего, но в те же дни появилась солидная «информация к размышлению» о реальном отношении властей РФ к своим гражданам армянской национальности. Здесь, пожалуй, необходима небольшая ретроспектива. 9 мая 2016 года в Баку был задержан некий Марат Галустян, перед этим сменивший фамилию на «Уелданов». При нем обнаружилось солидное количество наркотиков.

Сегодня Уелданов приговорен к 8 годам тюрьмы за наркоконтрабанду, «любуется небом в клеточку» и ждет Апелляционного суда. А армянский «болтающий класс» выступает в его защиту, уверяя, якобы «Уелданова задержали в Баку из-за армянской фамилии». Среди тех, кто попытался тиражировать эту версию, были и «Объединение армян из Азербайджанской ССР», и «Съезд беженцев из Азербайджанской ССР», которые в марте нынешнего года обратились аж к президенту России Владимиру Путину с просьбой вмешаться в дело задержанного в Баку гражданина РФ Марата Уелданова-Галустяна.

«Уважаемый Владимир Владимирович, Вы главное лицо, ответственное за этот процесс. Процесс возвращения к миру, гуманизму и человечности, который мы все утеряли. И пусть не только смерть и увечья детей Донбасса, Осетии и Карабаха, но и незамысловатая история Марата Галустяна станут всем нам постоянным напоминанием о неотложности Ваших (и наших с Вами) инициатив», — говорилось в обращении.

Но теперь, похоже, у многочисленных организаций, действующих в Армении «от имени беженцев из Азербайджана», появились дела поважнее. Как пишут многие российские независимые и оппозиционные СМИ, в Москве выселяют из домов армян — выходцев из Азербайджана. В частности, решением московских властей «очищен» от жильцов дом номер 3 на Домостроительной улице Солцневского района. Всего выселены жильцы 143 квартир.

Как теперь можно установить из материалов СМИ, речь идет о тех этнических армянах, кто покидал Азербайджан в конце восьмидесятых годов. Здесь, пожалуй, нужно уточнение. В конце восьмидесятых годов разгоралось противостояние в Нагорном Карабахе, и на этом фоне не только армяне покидали Азербайджан — в те же дни в Армении завершались «этнические чистки» азербайджанцев.

Другое дело, что, в отличие от азербайджанцев из Армении, которые в прямом смысле слова вынуждены были бежать босиком через заснеженные перевалы, рассчитывая добраться в лучшем случае до азербайджанской границы, армяне из Баку и Гянджи успевали продать по несколько квартир и уж тем более подумать и прикинуть, куда ехать: в Армению, где уже жаловались на все лады на «блокаду», или в края куда более благодатные, прежде всего в Россию.

Наиболее бойкие и верткие предпочли сразу искать пристанища в Москве. Поначалу все шло хорошо. Московская пресса открыто благоволила армянским националистам, армянских беженцев сочувственно выслушивали, обещали помочь и посодействовать, их рассказами, а вернее, россказнями пестрели страницы многих газет — притом что беженцы-азербайджанцы из Армении и Нагорного Карабаха не имели ни возможности жить в Москве и обивать пороги кабинетов и редакций, ни — будем откровенны — шансов, что их там примут и выслушают.

Только вот оказалось, что использовать армянских беженцев в антиазербайджанской пропаганде желающих было предостаточно, а вот готовых посодействовать им в получении вожделенной московской прописки — уже куда меньше. Жить приходилось в этаком «подвешенном статусе», а вернее сказать, на «птичьих правах».

Как теперь пересказывает историю «выселяемого дома» российский оппозиционный портал «Медуза», некоторым армянским беженцам с семьями обещало помочь правительство Юрия Лужкова. Первоначально их расселили по свободным гостиницам, а в 1998 году городская миграционная служба при комитете труда и занятости направила некоторых из них в миграционный центр в Востряково. Этот центр и располагался в доме на Домостроительной.

Как теперь рассказывает один из выселяемых, Андрей Баласанян, ему «объяснили», что квартиры в доме выделили для беженцев, и дали ключи. Правда, у некоторых армян при этом были направления на вселение, и позже они смогли оформить на свои квартиры договоры социального найма. Баласаняну никаких документов не дали, посоветовав «подождать». Но, как признают и сами активисты из выселяемого дома, были и те, кто просто заселил свободные квартиры.

А некая Нина Минасян рассказывает, что ее сначала поселили в двухкомнатной квартире вместе со взрослым сыном и братом, но когда выше этажом освободилась комната, она «зашла» туда и прожила 17 лет. В самом деле, если можно объявить «своим» азербайджанский Карабах, то почему нельзя проделать то же самое с московской квартирой? Где, в отличие от Карабаха, выбрасывать за дверь законных хозяев как бы и не надо? За эти годы армянские «сквоттеры» успели освоиться в квартирах, вырастить там детей, кое-кто обзавелся даже российским гражданством…

А теперь у Москвы новый мэр — Собянин, который активно осваивает средства на «реновации» и тому подобные инициативы. Дом в Солнцевском районе — это, конечно, не Патриаршие пруды и даже не Сокольники, но по нынешним меркам район вполне себе ничего. Так или иначе, представители московских властей решили «навести порядок». И тут выяснилось, что никаких документов на квартиры армянским «самовольщикам» никто не выдаст, что выселять граждан теперь можно и без решения суда, и что прежние инстанции, которые ими занимались, просто упразднили.

А значит, у жителей «освобождаемого» дома выход один — на улицу. Здесь, конечно, наличествует широкое поле для комментирования. Можно поинтересоваться, почему бы посольству Армении в России не заняться судьбой своих соотечественников, не пригласить посла РФ в МИД Армении, не выразить озабоченность, не послать в Москву спецрейс, как это делалось для сирийских армян? Почему сами жильцы этого дома не пытаются перебраться в Армению?

Впрочем, это как раз понятно: при нынешних темпах миграции из Армении желающих ехать в Ереван, а тем более в Чаренцеван и Гюмри по понятным причинам немного. Непонятно другое. Если судить по заявлению МИД РФ, то власти РФ ну очень сильно обеспокоены правами своих граждан армянской национальности.

Но если так…то почему судьбой жителей дома номер 3 по Домостроительной улице обеспокоены только журналисты оппозиционных изданий и интернет-порталов? Жильцам 143 квартир грозят неприятности посерьезнее, чем пара часов в аэропорту и досрочное возвращение домой — так почему бы не позаботиться о них?

Впрочем, ответ и здесь слишком очевиден. Как и в конце восьмидесятых — начале девяностых, «армянские беженцы из Азербайджана» интересуют и Ереван, и Москву исключительно как инструмент антиазербайджанской пропаганды.

Но вот решать их реальные проблемы, особенно если это решение затрагивает чьи-то политические или коммерческие интересы, — увольте. И тогда уже судьба дома номер 3 по Домостроительной улице превращается во впечатляющую «лакмусовую бумажку» уже для российской внешней политики. Пусть даже собянинские «реновации» имеют к ней весьма опосредованное отношение.

НУРАНИ, echo.az