Армения претендует на турецкий «кешкек»

Армянский агитпроп уже давно живет по правилу «Мероприятие без провокации — это поезд без паровоза!» Неважно, идет ли речь о фестивале молодежи и студентов, туристической выставке или кинофоруме.

А теперь умудрились опозориться даже на благотворительном фестивале, устроенном в старшей школе Ширакского государственного университета в ереванском Гюмри.

Конечно, благотворительный фестиваль в Гюмри — мероприятие своевременное. Армения и так страна бедная, да тут еще к тому же бедность по мере удаления от Еревана растет в геометрической прогрессии. Из Гюмри, к примеру, по информации газеты «Аравот», в течение последних пяти-шести месяцев выезжают таксисты, занимающиеся частным извозом — основном в Россию.

Есть и те, кто выезжает на жительство сразу семьями. Конечно, многие видят все беды в появлении на рынке такси-сервисов, оказывающих услуги через Интернет, но эксперты напоминают: в бедных и стремительно пустеющих городах шоферам такси ой как трудно найти себе клиентуру.

Впрочем, есть у миграции, которая, понятное дело, не ограничивается водителями такси, еще одна сторона: рост числа одиноких стариков. И как объявили в Ширакском университете, их благотворительная акция была адресована пожилым людям, которые живут в Гюмрийском доме престарелых и других таких же учреждениях. И все бы ничего, но организаторы умудрились и эту идею поставить на службу той агрессивной политике, которая и привела Армению к нынешней катастрофе. Этот фестиваль, как бойко сообщает та же «Аравот», посвящен «харисе», или «арисе».

Поясним. «Ариса» — это армянское название турецкого «кешкека», блюда из уваренного булгура с кусками баранины или курицы и пряностями. Еще в 2012 году ЮНЕСКО признала турецкий «кешкек» частью Всемирного нематериального наследия. Что вызвало в Армении настоящую истерику: как это так? Посягнули на святое! Это не кешкек, а древнеармянское блюдо «хариса!»

Справедливости ради, «харису» — или — «арису» в армянской среде действительно готовят и едят. Во-первых, у многих народов, пусть и говорящих на разных языках, но живущих по соседству, неизбежно возникают и «кулинарные» связи. Плов, к примеру, готовят и в Азербайджане, и Иране, и Центральной Азии, борщ существует во множестве вариантов — украинский, московский, польский… А во-вторых, армяне в течение многих веков не имели не только своего государства, но даже территории, где бы они составляли большинство.

Известная веротерпимость Османской империи позволила им сохранить религиозные традиции и церкви, а благодаря церковным школам и монастырям — язык, но вот на полноценный культурный «пласт» энергии уже не хватило. В результате армяне говорили и писали на своем языке, но при этом носили ту же одежду, играли те же мелодии на тех же музыкальных инструментах и готовили те же блюда, что и их соседи.

Можно в который уже раз вспомнить, что еще в далеком 1868 году армянский литературовед С.Паласанян в изданном в Санкт-Петербурге на армянском языке сборнике «Армянские песни» без обиняков констатировал: «…Под влиянием какого народа мы пребываем, мы считаем его песни своими и представляем их как свои». А его коллега М.Налбандян не менее откровенно отмечал, что у армянского народа «большинство мелодий и песен взяты у турок (азербайджанцев). Я побывал во многих местах, где живут армяне. Всегда хотел послушать что-нибудь чисто армянское. К сожалению, до сих пор мне этого не удалось».

Но по мере того, как армян превращали в инструмент территориальных притязаний к соседним странам, на службу этой идее ставили все, в том числе и «кулинарное воровство». Объявили грузинские кувшины для вина «древнеармянскими карасами» — и завтра уже «исконно армянскими землями» будет объявлена любая точка, где археологи найдут их остатки. Назовут «исконно армянским» хлеб лаваш — и завтра «утерянными армянскими землями» станет любой клочок земли, где при раскопках найдут остатки тендиров.

И вот теперь настал черед кешкека, и госпожа Саакян с придыханием рассказывает, как она вместе со специалистами Центра арменоведческих исследований, которые изучают армянские традиционные блюда, дегустировала харису в Карсе, и когда удивились вкусу, женщина-повар подошла и шепотом сказала: «знаете, я армянка».

«И мы поняли, почему сила вкуса сохранилась в другом месте и была столь же выразительной», — на полном серьезе уверяет этнопсихолог.

А теперь вспомним: Карс — один из тех шести восточноанатолийских вилайетов, на которые претендовала и претендует Армения. Где в последнее время вновь усиленно «раскручивают» тему «притеснения армян» уже в современной Турции. Так, по информации News.am, армянский депутат из правящей в Турции Партии справедливости и развития Маргар Есаян написал в своем Tw?tter: «Я настаиваю на том, что как христианин, со своей верой и самобытностью мы живем наиболее свободно именно в Турции. Большая удача, что мы родились в Турции». А это, уверяют в Ереване, возмутило местных «активистов», которые устроили Маргару Есаяну форменный троллинг».

Так, глава ассирийской газеты «Сабро» добавил под запись Маргара Есаяна следующее: «Вот почему греческая религиозная школа закрыта, отнятое у ассирийцев имущество передают мусульманам. Вот почему слово армин в Турции — оскорбление…»

В свою очередь один из пользователей армянского происхождения по имени Раффи предложил Маргару Есаяну заняться продажей булочек. Так, по его словам, депутат хотя бы сможет достойно заработать себе деньги.

Наконец, нешуточная интрига разворачивается вокруг выборов будущего армянского патриарха Стамбула.

Напомним: до последнего времени этот пост занимал архиепископ Месроп Мутафян. Умный, дальновидный, миролюбивый, он в самые сложные периоды умел сдерживать собственных радикалов, «сглаживать углы» на фоне острейших политических кризисов и т.д. Но с 2008 года Месроп Мутафян страдает тяжким недугом — болезнью Альцгеймера и исполнять свои прямые обязанности уже не может. Его на ранее не существовавшем посту «наместника» Константинопольской патриархии ААЦ заменял архиепископ Арам Атешян.

Но кандидатура Атешяна не устраивала агрессивные круги ААЦ, где понимают, каким неудобным прецедентом является армянская община Турции со своими газетами, школами и церквями и какой «провокационный потенциал» можно извлечь из попыток «раскачать ситуацию» вокруг него.

Так, на пресс-конференции в ноябре 2016г. литературовед Давид Гаспарян заявил, что Арам Атешян уже себя проявил, и в Армении за ним давно закреплено клеймо предателя нации. «Атешян угодничал перед властями Турции своими лживыми заявлениями и благодаря этому может быть избран патриархом, однако этому человек не место среди армян», — сказал литературовед. Представитель интеллигенции тогда заявил, что первопрестольному святому Эчмиадзину следует выработать концепцию поддержания иных кандидатов и дать понять Атешяну, чтобы тот объявил самоотвод. «Это будет самым мягким для него наказанием», — отметил Д. Гаспарян.

Другой участник пресс-конференции — писатель Размик Давоян — отметил, что заявления Атешяна предельно аморальны. «Это не дипломатия, а проституция. Эчмиадзин не должен его принимать, а по каким основаниям это можно будет сделать, — им виднее, по церковному регламенту», — отметил он.

В результате, как писала издаваемая в Турции газета «Акос», в феврале с.г. в Константинопольской патриархии состоялась встреча с участием представителей духовенства и влиятельных лиц общины, в ходе которой архиепископ Арам Атешян и председатель Духовного совета, епископ Саак Машалян подписали протокол касательно выборов патриарха, действие которого было пресечено католикосом всех армян Гарегином II.

В марте нынешнего года был избран новый местоблюститель — архиепископ Гарегин Бекчян, глава Епархии Армянской церкви в Германии, где нет заметного армянского лобби, но зато сильны позиции и «Газпрома», и российских спецслужб. 24 мая архиепископ Арам Атешян подал в отставку с поста наместника Константинопольской патриархии Армянской апостольской церкви.

И теперь Бекчян рассылает письма священнослужителям, интересуясь, как они относятся к предстоящим выборам патриарха. Что уже похоже на планомерную работу по накаливанию ситуации вокруг армянской общины Турции. Вопрос только в том, занимается ли этим Армения на свой страх и риск или же «форпост», как ему и положено, выполняет распоряжения Москвы. Во всяком случае, «немецкие страницы» биографии Бекчяна дают здесь определенную пищу для размышлений.

НУРАНИ