Протесты в Беларуси: Что чувствуют белорусы

В Беларуси четыре ночи подряд проходят акции протеста. Все из-за того, что население не согласно с результатами президентских выборов, где Александр Лукашенко набрал чуть более 80% голосов избирателей.

Чтобы подавить протесты власти действуют достаточно жестко. Милиция и внутренние войска применяют против демонстрантов слезоточивый газ, светошумовые гранаты и резиновые пули. По данным МВД, с 10 августа в стране было задержано более 6 тысяч человек.

Корреспондент zakon.kz поговорил с гражданами Беларуси и узнал, что они думают о событиях на родине.

Кирилл Ушаков, гражданин Беларуси, живет в Китае, но из-за коронавируса застрял в Малайзии.

Я не голосовал. У нас просто нет посольства в Малайзии и я не голосую, потому что не верю в систему. (Если бы я голосовал), я бы голосовал против всех, потому что кандидатов не знаю, а действующий президент меня очень не устраивает.

Каждые четыре года у нас подавление протестов. Мы не можем выразить свою позицию. В этом году было много нарушений на избирательных участках, это записывалось на аудио и видео. То есть было наглядное вранье, поэтому это вызвало такое негодование, что с народом настолько не считаются. В этом году намного больше протестов.

Разные позиции у моих родственников и друзей. Я сегодня смог связаться только с мамой. Эти 2-3 дня я пытался связаться с родными, но не мог, потому что интернет в Беларуси не работал. Мама не то, что поддерживает Лукашенко, она просто не видит никакой замены. И она работает на государство, поэтому ей приказали, она голосовала за Лукашенко.

Все друзья, с которыми я общаюсь — все против. Многие из них выходили на улицы. Два из них пропали, они где-то в тюрьме. Их выхватили за то, что они находились на улице. Причина полиции не нужна, могут схватить кого угодно.

(У меня) большая палитра переживаний. Не знаю, что я чувствую, это тяжело сказать: ярость, гнев, слезы наворачиваются, недовольство, возмущение.

Будут ли какие-то изменения? Зарплаты не повысятся. Даже если придет другой президент, ничего в этом плане не изменится. Надо долго работать по этому поводу. Насчет власти, я не думаю, что она поменяется. Я не верю, что хотя бы половина из всех людей выйдет на улицу. Те, что сейчас выходят, их недостаточно.

Мы хотим перемен, но не знаем, каких перемен хотим. Хотим жить лучше, но как это сделать никто не знает. Лидеров нет. Ради чего (выходить)? Не знаю, ничего не изменится. Не в этот раз. Может быть это послужит толчком через 4 года. Люди должны поменять мировоззрение, стать более осознанными.

Алексей Рукус, гражданин Беларуси, живет в Москве.

Я ходил на выборы 9 августа. Мы приехали к посольству, стояли 6-7 часов и нам все-таки удалось протиснуться и отдать свой голос за Тихановскую. По этой очереди ходили блогеры и спрашивали за кого мы. Все были за Тихановскую, только, по-моему, один голос был за Лукашенко.

Все мои родственники и друзья также относятся к этим выборам негативно, потому что видно, что если бы проголосовало 80% за Лукашенко, люди бы не выходили и не бастовали.

Эти протесты вполне обоснованы, люди вышли показать свое недовольство. Народ Беларуси не был инициатором каких-то массовых побоищ, стрельб, взрывов гранат. Они просто вышли показать, что Лукашенко – это не 80%. 80% — это те, кто сейчас вышли и они все голосовали за Тихановскую либо против всех. Люди требуют перемен и честных выборов.

В Москве люди выходили в поддержку белорусского народа. Я был среди них. В воскресенье я оставался возле посольства и стоял с ними, также приходил на следующий день после работы. Мы вели себя вполне адекватно, никаких провокаций не было. Скандировали, что пора уходить, пора что-то менять. Очень хорошо, что мы своими действиями добились того, что практически все посольства за пределами Беларуси сделали максимально честный и открытый подсчет голосов. То есть, все посольства обнародовали 80% или около 90% за Тихановскую.

Я очень сильно переживаю по поводу того, что происходит в стране, потому что у меня семья в городе Могилеве, моя любимая девушка в городе Минске, непосредственно в самом очаге. Мы не виделись уже пять месяцев. Вы сами можете посмотреть на видео что происходит с девушками и парнями, которые просто проходят мимо. Это неуважительно. Это не поступок ни мужчины, ни силовых структур подходить впятером и начинать бить, запугивать девушек и парней. Я не нахожу себе места уже который день.

Александр (имя изменено в целях безопасности героя), живет в Беларуси.

(Я голосовал) за Тихановскую. Я понимал, что она не победит, понимал, что будут фальсификации, но не ожидал такой реакции от силовиков. Никто не ожидал, что они будут настолько зверствовать. Мы живем в 21-м веке и скрыть это невозможно, но почему-то власть думает, что интернета не существует. Я не понимаю, почему мировое сообщество, видя все это, так слабо реагирует.

Нет, (не ходил протестовать). Если честно, это и гложет, но не хочется большую часть своей жизни тратить на то, что ты будешь где-то сидеть. У нас уголовные дела заводят. Статей много. Мы с вами сейчас разговариваем, а у меня уже 3 статьи набежало. Так закон сложен, что в любом случае у тебя всегда есть статья.

У меня друг ходил с братом и они третьи сутки непонятно где. Никакой информации не дают специально. Типа у них приказ какой-то. Не знаю, что с ними там делают, судя по видео, издеваются очень сильно.

(У нас продолжается) обычная жизнь. Ничего сверхъестественного не происходит. Люди ходят на работу, а вот вечером выходят на мирные акции. Но никто не дает им просто постоять и разойтись по домам. Силовики катаются в микроавтобусах и грубо говоря, ты можешь идти с телефоном, снимать какая красивая погода и тебя заберут. Девушек как правило не трогают или стараются не трогать. Если ты мужик, то тебя забирают.

Очень много случаев среди знакомых, которые просто пошли на работу и не вернулись. Они никуда не собирались, они целенаправленно шли домой.

Если честно, до выборов была надежда на светлое будущее. Но при таком режиме жить не хочется. Когда бочка наполнена и капает последняя капля, там все переливается. Вот эта капелька сейчас у меня произошла.

До этого момента такого не происходило. Была оппозиция, которая призывала к свержению власти. А это первая избирательная кампания, которая хотела все делать культурно, без беспорядков, крови.

Где-то в глубине души было понятно, что он этого не допустит, потому что после 26 лет ты не представляешь своей жизни без власти, ты не понимаешь, как просыпаться с утра и кому-то не рассказывать, как жить.

Сейчас народ ненавидит эту власть, ненавидит силовиков, ненавидит военных, которых в принципе пригнали за уши. Ненависть к силовикам сейчас зашкаливает, не передать словами.

Айтурган Азимжанова