Экс-шеф военной разведки Пакистана: Исламабад готов работать с Азербайджанской Армией

Интервью Armiya.az с бывшим директором военной разведки Вооруженных сил Пакистана, генерал-лейтенантом в отставке, участником индо-пакистанских войн (1965 и 1971 гг.) Амджадом Шоайбом.

— Господин генерал, сегодня военно-техническое сотрудничество Баку и Исламабада является важной составляющей азербайджано-пакистанских отношений. Что бы вы предложили для более тесного сотрудничества между нашими странами?

— Пакистан имеет очень хорошие отношения с Азербайджаном в политической и экономической сферах. Однако необходимо усилить нынешний уровень военно-технического сотрудничества. Пакистан производит широкий спектр сложной военной техники, которая может быть поставлена в Азербайджан. Обе страны должны провести совместные военные учения. Более того, Пакистан будет очень рад тренировать подразделения Азербайджанской Армии в рамках борьбы с терроризмом в различных учебных заведениях Пакистанской армии.

— Как вы знаете, Армения оккупировала азербайджанские территории – Нагорный Карабах и прилегающие к нему 7 районов. Пакистан же, в свою очередь, не признает Армению как государство. Каким вам видится урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта? 

— Армения должна уяснить, что война никогда не сможет обеспечить долговременное решение любого спора. Война между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах в конечном итоге должна быть разрешена мирными средствами. Данный конфликт должен быть разрешен на основе суверенитета, территориальной целостности и международно-признанных границ Азербайджана. Насколько мне известно, есть резолюции Совета Безопасности ООН по Карабаху, и Армения обязана выполнить эти резолюции. Конечно же, мировое сообщество также должно принудить Армению к выполнению этих резолюций.

— Позвольте вас спросить о ситуации на Ближнем Востоке. События на Ближнем Востоке разворачиваются стремительно. Иракский Курдистан, который недавно провел «референдум о независимости», теперь заявляет о возможном аннулировании результатов голосования. На ваш взгляд, какой сценарий развития событий ждет регион?

— Мы были свидетелями неудачных попыток курдов в прошлом, но на этот раз они приняли мирный и демократический курс для того, чтобы достичь своей давней цели — независимости. Курды также требовали независимость от Турции, в которой они участвовали в крупномасштабной террористической деятельности. После поражения иракских сил от ИГИЛ в Мосуле, США начали оснащать курдскую Пешмарга современным оружием для увеличения своих сил против натиска ИГИЛ. Турция препятствовала поставке оружия курдам со стороны США, так как Вашингтон не считался с интересами национальной безопасности Анкары. Как только угроза со стороны ИГИЛ исчезла, курды начали воплощать свою основную цель — создание независимого курдского государства. Очевидно, что рост курдского национализма представляет серьезную угрозу территориальной целостности всех соседних стран. Даже если ИГИЛ будет полностью вытеснен из Сирии и Ирака, вряд ли в этот регион в ближайшем будущем вернется стабильность. Поддержка США Пешмарга и их тайных операций в соседних государствах с курдским населением будет основным источником нестабильности в регионе. Открытая война между курдскими силами и иракской армией, скорее всего, вызовет прямое или косвенное вмешательство Турции и Ирана в поддержку Ирака.

— ИГИЛ теряет свои позиции в Сирии и Ираке. Как вы думаете, в какие страны могут уйти боевики ИГИЛ после поражения? 

— На мой взгляд, после того, как ИГИЛ окончательно потерпит поражение в Ираке и Сирии, ее боевики попытаются закрепиться в Саудовской Аравии, Иордании, Египте и Йемене. ИГИЛ уже потеряла большую часть своей территории, но, по-прежнему, сохраняет способность совершать террористические атаки в любой точке мира. Планы Саудовской Аравии по формированию сил исламской коалиции были в первую очередь предназначены для устранения этой угрозы.

Ожидается, что основная часть ИГИЛ найдет безопасное убежище в Афганистане, тем самым создавая серьезную угрозу для России, Ирана, Пакистана и стран Центральной Азии. В СМИ сообщалось, что около 4000 русскоязычных суннитских мусульман из России и значительное количество суннитских мусульман из иранского Белуджистана присоединились к ИГИЛ в Сирии и Ираке. Ожидается также, что после вытеснения с территории, на которой они находятся, они смогут найти убежища в неуправляемых районах Афганистана, где ИГИЛ уже имеет значительный след.

Россия и Иран всегда помнили об этой угрозе, и их поддержка афганских талибов в первую очередь была связана с укреплением их потенциала по предотвращению возникающей угрозы со стороны ИГИЛ в Афганистане. Также, недавно, из различных источников разведки мы слышали, что ИГИЛ в Афганистане получает поддержку со стороны США. Это звучит довольно тревожно, но это вполне может быть реальностью.

Можно смело предположить, что США и их союзники будут использовать ИГИЛ в Афганистане против России, для того чтобы наказать ее за вмешательство в Украину и Сирию. Сидя здесь, в Афганистане, а также имея ИГИЛ, США могут использовать множество вариантов, приводящих к нестабильности в Иране, Пакистане, Центральной Азии, России и даже в Китае.

— Как насчет региона Южного Кавказа? Есть ли серьезный повод для беспокойства?

— На мой взгляд, ИГИЛ не сможет нанести удар по Азербайджану или другим странам Южного Кавказа в ближайшем будущем. Однако с продолжением скрытой поддержки со стороны американских сил в Афганистане, ИГИЛ будет способен нарастить свой потенциал для проведения операций в странах Центральной Азии. Первоначально США захотят использовать их для создания нестабильности вблизи Афганистана. Русские и иранские сунниты, вернувшиеся в Афганистан из Сирии и Ирака, будут с готовностью служить делу США для этой цели.

— Почему отношения между США и Пакистаном резко ухудшились и есть ли надежда на восстановление былого доверия между странами? 

— После 11 сентября, когда США вторглись в Афганистан, Пакистан полностью поддерживал США в военных операциях в Афганистане. Поддержка Пакистана включала в себя предоставление воздушных баз, портовых сооружений, использование дорожной инфраструктуры для материально-технической поддержки американских войск в Афганистане и жизненно важного обмена информацией. Тем временем США продолжали продвигать свои и индийские стратегические интересы в регионе ценой интересов национальной безопасности Пакистана. Индо — американское военное и ядерное сотрудничество передвинуло региональный стратегический баланс в пользу Индии. Будучи союзником США в их войне с терроризмом, Пакистан ожидал от США справедливого подхода к Индии и Пакистану. Но, к разочарованию Пакистана, вместо рассмотрения серьезных проблем национальной безопасности Пакистана, США продолжали расширять свое сотрудничество с Индией в области обороны и ядерных технологий. США требовали, чтобы Пакистан принял решительные меры против сети Хаккани, но они никогда не предпринимали никаких действий против террористических групп, действовавших с афганской земли под покровительством Индии и НСД, и были вовлечены в отвратительные террористические акты в Пакистане. Для ликвидации всех типов террористических убежищ, включая сеть Хаккани с пакистанской земли, армия Пакистана начала ряд крупных военных операций, но США и их союзники не проводили операций против террористических групп, действовавших против Пакистана на афганской земле.

США никогда не доверяли Пакистану своей игры в Афганистане. Естественно, Пакистан не может позволить себе быть козлом отпущения за неудачи США в Афганистане. В то же время Пакистан не может позволить себе игнорировать связанные с Индией проблемы национальной безопасности только для того, чтобы угодить США. Сотрудничество Пакистана с Россией в отношении мирных усилий в Афганистане и сотрудничество с Китаем в отношении китайского экономического коридора в Пакистане являются одними из раздражителей в отношениях между США и Пакистаном. Мы знаем, что поддержка Пакистана имеет решающее значение для операций США в Афганистане.

— Есть некоторые инициативы и предложения по пакистано-индийскому урегулированию, но ни одно из них не принесло мира и стабильности в вашем регионе. Какую модель мирного урегулирования предлагает Пакистан для разрешения конфликтной ситуации?

— Существует целый ряд неразрешенных споров между Индией и Пакистаном, но наиболее важным является конфликт в Кашмире, который не только омрачил отношения, но также стал источником постоянной враждебности между двумя странами. Между Индией и Пакистаном было три войны по одному и тому же вопросу, последние 70 лет вооруженные силы двух стран сталкиваются друг с другом на линии прекращения огня в Кашмире. Из-за частых нарушений режима прекращения огня обе стороны понесли огромные потери как в живой силе, так и в технике. Несмотря на согласованные усилия Пакистана, Индия избегает разрешения конфликтов путем переговоров по одному и тому же предлогу. Последняя позиция Индии заключалась в том, что «терроризм и переговоры не могут сосуществовать».

Без наличия каких-либо доказательств об участии Пакистана, Индия обвинила Исламабад в двух инцидентах, произошедших в прошлом году в двух индийских пограничных городах. На мой взгляд, Индия избегает переговоров в рамках государственной политики, но использует террористические акты в качестве предлога для этого. Без проведения двусторонних переговоров обе страны никогда не смогут разрешить свои споры, и пока споры не будут решены, мы не можем надеяться на улучшение отношений.

Сеймур Мамедов,

специально для Armiya.az