Армения запуталась в войне

Как в ходе масштабных боевых столкновений отличить поражение от победы? Казалось бы, все просто: кто наступает, кто отступает, кто теряет территорию, кто, наоборот, берет ее под контроль — все это дает весьма однозначную информацию к размышлению.

Только вот выражение «Пиррова победа» появилось еще в античные времена, и не зря. Согласно классическому толкованию, в битве при Аускуле в 279 году до н. э. эпирская армия царя Пирра в течение двух дней вела наступление на войска римлян и в конце концов сломила их сопротивление, но потери были столь велики, что Пирр воскликнул: «Еще одна такая победа, и я останусь без войска!»

Понятно и другое. Победы в войне, простите за напоминание прописных истин, даются нелегко. Войны, тем более современные, требуют предварительной оценки рисков, четкого планирования, они сжигают в своих «топках» колоссальные ресурсы, которыми тоже лучше запастись загодя. И не в последнюю очередь они требуют еще и умения «обходить ловушки». В число которых, без сомнения, входит и этакий «промежуточный успех» — территориальные захваты, особенно достигнутые с чужой помощью. Они греют душу, пьянят, как дорогой изысканный коньяк, их так соблазнительно принять за окончательную победу и уверовать в свое несомненное и убедительное превосходство, но…

Здесь необходимо пояснение. Победа тем и отличается от «промежуточного успеха», что она ставит точку в войне и чаще всего подразумевает заключение нового договора, где четко прописывается, где отныне проходят границы, где стоят войска, наконец, кто и где собирает подати и налоги. Но если политического соглашения нет, если война продолжается, если противник не разбит и не капитулировал, а наносит контрудары, если, наконец, «территориальное преимущество», увы и ах, не решающее, то записывать себя в победители, а своего визави — в безнадежно проигравшие еще слишком рано. Особенно если достигнутые успехи не дают, если угодно, решающего стратегического перевеса.

Вот и Армения, судя по многим косвенным признакам, попала в ловушку тех самых «промежуточных успехов», достигнутых с помощью России. Особенно отчетливо это заметно после женевской встречи президентов. По совершенно понятным причинам, открыто в Ереване об этом не говорят, но даже самый беглый анализ официальных заявлений и статей в проправительственных СМИ показывает: здесь, похоже, просто не знают, что делать.

Определенную пищу для размышлений дает здесь недавнее заявление Сержа Саргсяна. Заявив, что, оказывается, Армения уже давно «решила проблему защиты народа Нагорного Карабаха от обстрелов», — далее Сержик Азатович перешел на чтение нравоучений, как, по его мнению, должно выглядеть урегулирование конфликта дипломатическим путем. Оказывается, «мирное урегулирование конфликта должно категорически исключить любую военную угрозу населению «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.).

Конфликт вокруг Карабаха не имеет военного решения. Следовательно, невозможно одной рукой стрелять, другой — вести переговоры. Либо стреляем, либо ведем переговоры. Мы готовы и к тому, и к другому». Словом, очередные угрозы в адрес всех и вся, попытки выдать желаемое за действительное и прочая пиар-мишура. Но на этот раз пиар-мишура скрывает весьма и весьма серьезные проблемы: Ереван, похоже, запутался в войне, которую сам же и развязал.

Здесь, конечно, самое время не без ехидства осведомиться, каким это образом Армения «защитила от обстрелов население Нагорного Карабаха», и посоветовать спросить мнение на этот счет у жителей села Талыш. Тем более что за этим «мнением» и в Карабах ездить не надо. А заодно поинтересоваться, сколько там вообще осталось мирного населения, чтобы в Ереване столь бодро заявляли о его защите. А если серьезно, то стоило бы напомнить, что у Азербайджана есть технические средства поражения, которые с учетом географии могут «достать» до любой цели и на оккупированных азербайджанских землях, и в Армении.

Так что безопасность немногих оставшихся «мирных карабахцев» целиком и полностью зависит от политической воли Азербайджана — в азербайджанской политической культуре, в отличие от Армении, намеренно бить по мирному населению не принято. Если уж говорить начистоту, то как раз продолжение оккупации азербайджанских земель и создает для этих самых «мирных карабахцев» прямую и реальную угрозу новой войны.

Но, самое главное, Сержик Азатович, возможно, сам того не желая, обозначил контуры политической ловушки, в которой оказалась Армения. И весь ужас которой в Ереване, похоже, осознают только теперь. Когда выяснилось, что ни на поле боя, ни за столом переговоров рассчитывать на оглушительный успех и даже «сохранение достигнутого» уже не приходится, выйти из создавшейся ситуации, «сохранив лицо», тоже не получается, и что делать дальше, непонятно.

В самом деле, еще недавно все представлялось для Еревана легким и простым. В девяностые годы Армения, точнее, Россия от имени Армении, захватывала в Азербайджана все новые и новые территории, а представители Армении на переговорах весьма уверенно использовали их как предмет торга. Минская группа ОБСЕ, если кто забыл, начала работу еще в июне 1992 года. И в то время Армения не стеснялась «одной рукой стрелять, другой — вести переговоры».

И даже после освобождения Горадиза политика не изменилась. В Ереване были уверены: это Армения оккупирует азербайджанские территории, а значит, может диктовать на переговорах свои условия. А если в Баку не подчинятся этому диктату, то пустит в ход военную силу. «Территориальный перевес» дурманил голову, казалось, что все решено, что теперь осталось только «дожать» и не продешевить, и если этого не произошло сегодня, то наверняка случится завтра или через неделю.

А теперь выясняется, что не все так просто. Конечно, масштабные территориальные захваты в начале девяностых, особенно в сочетании с внутренней нестабильностью, могли поставить под угрозу само возрождение азербайджанской государственности, и слишком многое указывает на то, что кое-кого, особенно в Москве, этот вариант вполне устраивал. Кто не верит в существование подобных планов в первопрестольной, может еще раз перечитать недавний, пардон, бред Жириновского. Только вот… достигнуть «территориального преимущества» в нужной степени Армении и стоящей за ее спиной России не удалось.

Оккупации Нагорного Карабаха и семи окружающих его районов вполне хватило, чтобы поставить крест на надеждах Еревана встроиться хотя бы в виде покупателя углеводородов в нефтегазовые проекты Азербайджана, их хватило на закрытие границы с Турцией, даже на резолюции СБ ООН, но вот уничтожить азербайджанскую государственность и сорвать нефтегазовые проекты — уже нет. В Ереване этого не замечали. Точнее, не хотели замечать. И были уверены: надо просто ждать, рано или поздно в Баку «привыкнут» к новой ситуации и будут вынуждены ее «закрепить», ну, чтобы «голова не болела».

И просчитались. Азербайджан, невзирая на гуманитарную катастрофу, на оккупацию своих земель, нашел возможности для своего развития, успешно реализует масштабные проекты, и к этим проектам приковано внимание мировой общественности. А этой самой мировой общественности совсем не хочется терпеть не то чтобы сильно «замороженный» конфликт вблизи стратегических трубопроводов. А так как принцип территориальной целостности еще никто не отменял, то дипломатическое давление на Ереван тоже начало расти.

Весной 2016 года в Армении попытались пустить в ход испытанный способ — силовое давление. Тем более что Москва, которой по-прежнему хотелось и сорвать проект Южного газового коридора, и «щелкнуть по носу» Турцию, не возражала. Но… результаты оказались обратными ожидаемым. В Армении рассчитывали, что, проиграв на поле боя, возьмут реванш на переговорах, где посредники устроят Азербайджану этакое «выкручивание рук», но… вновь просчитались. Пытались выторговать для себя некие «гарантии безопасности» — тоже не вышло. Демонстрация российских «Искандеров» на ереванском параде по отношениям Москвы и Баку ударила, но вот Азербайджан, как оказалось, не напугала.

Не случилось и дестабилизации ситуации в Баку, на которую с той стороны линии фронта работали прямо-таки не покладая рук. И заказные статейки насчет мифической «прачечной денег» в не очень разборчивые СМИ «устраивали», и очередную «околоправозащитную» резолюцию через Совет Европы пропихивали… Казалось, еще немного — и останется два варианта действий: в Баку «люди выйдут на улицы», затем Азербайджан обидится на весь Запад, «хлопнет дверью», рванет в объятия Москвы, а там уже решать, как мириться в Карабахе, будет Кремль. И опять не вышло.

Оказалось, что и действуют в Баку куда более продуманно и хладнокровно, чем это казалось Еревану, и авторитет власти здесь куда выше, чем это представлялось с той стороны линии фронта, и самое обидное, могут отличить реальные разоблачения (которых не было) от дешевых и непрофессиональных «фейков» (которые за эти «разоблачения» как раз и пытались выдать). Словом, скандал «схлопнулся», не начавшись, его пытаются поддержать на плаву, но это все равно, что проводить сеанс реанимации в морге после вскрытия. Активность есть, а результата нет.

Вот и задумываются теперь в Ереване: что все это значит? Выходит, те «успехи», которых Армения достигла в девяностые, еще ничего не решили? Что с захваченных земель все равно придется уходить, и выбор сузился до того, сделать это добровольно мирным путем или подождать, пока «вышибут» путем военным? И самое главное, что теперь делать? Уступить на переговорах? Для ереванских политиков это означает политическое самоубийство. Начать новую войну? Есть шанс нарваться на неприятности более впечатляющие, чем это было в апреле.

Показательно, что даже колумнист ереванского «Спутника» Давид Галстян, комментируя гибель солдат на линии фронта, сквозь зубы советует «не кричать о патриотизме, любви к родине, сохранении земель, добытых кровью, сидя на диване и не неся никакой ответственности (даже перед собой), а главное — ничем не жертвуя, даже крепким сном». Галстяна возмущает, что «одни и те же люди взывают к Господу, справедливости и ценности каждой жизни, а уже в следующей публикации в соцсети «пьют чай в Баку». При этом непонятно, через чьи тела они хотят туда добраться — исключительно противника?»

Напомним: «пить чай в Баку» горячие головы в Ереване собирались в апреле 2016 года, но закончилось все для армянской стороны совсем не так, как планировалось. Главного, конечно, колумнист не говорит, только вот и без этого «перевод» нечаянно выскочившей у него реплики понятен: о прежних планах новых территориальных захватов лучше позабыть. Ситуация, знаете ли, переменилась.

Но это еще не все. Увы и ах, одного только «тайм-аута» в агрессивных заявлениях еще недостаточно. Эта новая ситуация требует решений, противоположных тем планам, о которых мечталось в конце восьмидесятых и начале девяностых. И самое главное, времени на размышления у Еревана куда меньше, чем это кажется многим.

НУРАНИ

echo.az