Ким Чен Ын вновь грозит США

Человек привыкает ко всему, и даже к угрозе ядерной войны. Приходящие с Корейского полуострова романтичные сообщения уже воспринимаются как «фон», привычная тема в новостях, и острота ситуации не то чтобы притупляется — она становится какой-то привычной.

Между тем «война слов» на полуострове продолжается. Пхеньян выступил с новой серией угроз в адрес США. КНДР пообещала нанести «не поддающийся воображению удар» по участникам военно-морских учений возле Корейского полуострова. В заявлении северокорейской организации «Общенациональный чрезвычайный комитет против военных учений по вторжению на Север» говорится, что «враги твердят, что нынешние учения продемонстрируют реальный удар против нас».

«Они должны знать, что мы готовы к сверхмощным ответным действиям, которые одним ударом разорвут их в хлам», — утверждает чрезвычайный комитет.

На этой неделе США и Южная Корея начали в Желтом и Японском морях учения по нанесению удара по КНДР, напоминают «Вести». В маневрах задействовано около 40 кораблей, включая ударную группу во главе с атомным авианосцем «Рональд Рейган».

Как сообщает РИА «Новости», в Южной Корее находятся около 28 тысяч американских солдат, а в портах — атомные подводные лодки США «Тусон» и «Мичиган».

Эти учения заслуживают внимания. Как передает российский портал «Правда.ру», в числе прочего, в ходе этих учений солдаты США отрабатывают срочную эвакуацию американцев в случае чрезвычайной ситуации. Как полагают многие эксперты, Пентагон не случайно озаботился судьбой американских гражданских лиц, проживающих в Южной Корее, — судя по всему, угроза реальной войны возрастает. Как пояснил специалист по ядерному оружию Гордон Чан, США подыскивают судно, которое будет служить госпитальным судном для американцев.

Эксперт сделал вывод, что военное министерство США не исключает вступления в войну и думает «о том, что оно должно сделать, чтобы защитить американцев». Разумеется, в планы учений входит не только эвакуация. Ранее сообщалось, что на атомной подводной лодке США Michigan размещен отряд спецназа, который может попытаться проникнуть в Северную Корею и по возможности уничтожить лидера страны Ким Чен Ына, уточняет «Правда.ру».

Впрочем, о том, что война может начаться в любую минуту, куда отчетливее свидетельствуют заявления властей КНДР. Еще раньше в Пхеньяне пригрозили Австралии. Северная Корея осуждает опасные шаги Австралии по присоединению к политике США в отношении северокорейского режима, говорилось еще в начале недели в заявлении, опубликованном Центральным телеграфным агентством Кореи (ЦТАК).

«В последнее время Австралия демонстрирует опасную тенденцию к активному потаканию недавним безумным политическим и военным провокациям США в отношении КНДР», — говорится в заявлении. В Северной Корее предупредили Австралию о неизбежности катастрофы, если не будет прекращено военное, экономическое и дипломатическое давление на КНДР. Все дело в том, что ранее премьер-министр Австралии Малколм Тернбулл заявил, что экономическое давление на Северную Корею будет способствовать разрешению ситуации на Корейском полуострове.

О том, что «из-за действий Соединенных Штатов» ситуация на Корейском полуострове «достигла критической отметки», заявил зампостпреда КНДР при ООН Ким Ин Рен на заседании 1-го комитета Генассамблеи ООН (комитет занимается вопросами разоружения и международной безопасности). «Ядерная война может начаться в любой момент», — подчеркнул северокорейский дипломат, сообщает «Газета.ру».

По его словам, ни одна страна «не подвергалась настолько экстремальной и прямой ядерной угрозе со стороны США», как КНДР, поэтому наличие у Пхеньяна баллистических ракет и ядерных вооружений является «оправданной мерой по самозащите». Вместе с тем КНДР отказывается идти на соглашение с другими странами ООН, подчеркнул Ким Ин Рен. «Пока США, которые упорно угрожают и шантажируют КНДР ядерным оружием, отрицают договор о запрете ядерного оружия, КНДР не примкнет к соглашению», — заявил зампостпреда. Северокорейский дипломат также напомнил о совместных учениях Южной Кореи и США весной 2017 года — тогда «более 300 тыс. человек отрабатывали нанесение превентивного удара по КНДР». Еще раньше, в воскресенье, 15 октября, заместитель председателя парламента Северной Кореи Ан Дон Чхун в ходе своего выступления на ассамблее Межпарламентского союза в Петербурге призвал американское руководство отказаться от враждебной политики в отношении КНДР.

«Мы хотим, чтобы США прекратили враждебную политику в отношении КНДР», — сказал Ан Дон Чхун. Он также выступил против внесения в повестку ассамблеи чрезвычайного пункта с осуждением ядерных испытаний в КНДР и призывом обеспечения соблюдения резолюций Совбеза ООН по ракетно-ядерной программе Северной Кореи.

Это, однако, еще не означает, что в Вашингтоне сделали выбор в пользу силового варианта. Ранее в интервью телеканалу CNN госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что президент Трамп ясно дал понять: он хочет разрешить ситуацию вокруг северокорейских баллистических ракет дипломатическим путем и «не стремится к войне».

При этом американский президент Дональд Трамп высказывался гораздо более эмоционально и решительно в этом вопросе — глава Белого дома заявил, что Тиллерсон тратит время зря, пытаясь вести переговоры с руководством КНДР.

«Я сказал Рексу Тиллерсону, нашему замечательному госсекретарю, что он тратит время, пытаясь вступить в переговоры с «маленьким человеком-ракетой». «Побереги силы, Рекс, мы сделаем то, что должно быть сделано», — написал в «Твиттере» американский президент. Однако по словам Тиллерсона, дипломатические усилия Госдепартамента будут продолжаться «до первых бомб».

Конечно, тактика «переговоров до первых бомб», которую анонсировал в отношении Северной Кореи госсекретарь США Рекс Тиллерсон, представляется сдержанной и при этом достаточно привлекательной. Здесь можно вспомнить, как ныне покойный американский политолог Збигнев Бжезинский, комментируя российский внутриполитический кризис, достигший своего апогея 3 октября 1993 г., заявил: проиграет достоверно та сторона, которая первой прольет кровь. Конечно, опыт одного, да еще внутреннего, конфликта как минимум не стоит автоматически переносить на конфликт межгосударственный. Но в том, что начинать войну США не желает брать на себя ответственность за ее начало — тем более, и что возможности политического урегулирования здесь используют до конца, сомнений тоже нет.

Вопрос лишь в том, можно ли договориться Северной Корее во главе с Ким Чен Ыном в принципе. А вот тут уже однозначного ответа нет. Пхеньянский диктатор попросту загнал себя в угол своими прежними ультрарадикальными заявлениями. Более того, в этих заявлениях он оглашал конкретные — и невыполнимые — требования. То есть в Москве, выдвигая свой план урегулирования, могли призывать США и Южную Корею отказаться от регулярных совместных учений, но вряд ли кто-то испытывает сомнения: ни в Вашингтоне, ни в Сеуле на такой шаг не пойдут. А это значит, что отступить, не потеряв лица, у Ким Чен Ына шансов немного. Выиграть — вообще нет.

Только вот есть в нынешнем раскладе вокруг Северной Корее еще одна опасность. Северокорейское общество крайне закрытое. Судить о внутреннем раскладе сил в этой стране можно только с известной долей допуска. Как повлияет на ситуацию в КНДР, скажем, съезд Коммунистической партии КНР — тем более. Но в чем нет сомнений, так это в том, что «любимый руководитель Ким Чен Ын» не обладает здесь таким авторитетом, чтобы без труда преодолеть сопротивление пхеньянских «мастодонтов» и «продавить» непопулярные компромиссные шаги.

В этом случае он рискует потерять власть, что в условиях Северной Кореи означает, вероятнее всего, и потерю жизни. С другой стороны, есть вероятность, что где-то в аппаратных недрах Пхеньяна сформируется прагматичная партия мира, которая наконец приступит к постепенному разблокированию ситуации, тоже, скорее всего, попытавшись перед этим отстранить от главных рычагов и Ким Чен Ына, и «мастодонтов». Но это лишь надежда, а не свершившийся факт. А это значит, что у Вашингтона нет — по крайней мере, пока — другого варианта, кроме как стягивать в Северной Корее войска, отправлять на патрулирование авианосцы и ждать, пока в Пхеньяне возьмет верх здравый смысл.

Но на этом фоне мало кто обратил внимание еще на одно событие. Санкции против КНДР ввела Россия. В понедельник, 16 октября, президент Владимир Путин подписал указ о санкциях в отношении Северной Кореи. Ограничения были введены во исполнение резолюции Совбеза ООН, принятой в связи с проведением Пхеньяном очередных ядерных испытаний 3 сентября.

Санкции предполагают приостановку научно-технического сотрудничества России и КНДР, закрытие в Северной Корее филиалов российских банков и целый ряд других ограничений. В тексте указа уточняется, что эти ограничения не касаются обменов в области медицины, а также в области ядерной науки и техники, аэрокосмического машиностроения или передовых производственных технологий, «если такое сотрудничество не будет способствовать развитию ядерной программы КНДР или ее программы по баллистическим ракетам».

Помимо этого, российским физическим и юридическим лицам теперь запрещается приобретать в КНДР медь, никель, серебро и цинк. Также вводится запрет на поставки в Северную Корею вертолетов и морских судов.

Формально это всего лишь выполнение решения Совета Безопасности ООН, за которое, кстати говоря, Россия сама же и голосовала. Но сам факт принятия подобного решения показывает: прикрывать на мировой арене Ким Чен Ына Владимир Путин уже не решается. Вряд ли, конечно, это означает еще и прекращение сотрудничества тайного. И уж тем более не стоит надеяться, что Москва открыто выступит в поддержку силового решения, но «войну нервов» на Корейском полуострове Россия уже проиграла. И это тяжелый удар по позициям Ким Чен Ына.

НУРАНИ

echo.az