Критическая ситуация в Дагестане: «В больницу попадают те, кому повезло»

Дагестан продолжает оставаться одним из лидеров среди российских регионов по распространению коронавируса. С 18 мая, когда на регион обратил внимание президент Владимир Путин, республику можно считать российской Италией. По крайней мере, теперь Махачкала получит массированную помощь. Правда, местные жители не верят, что кто-то или что-то спасет ситуацию, пишет издание «Московский комсомолец».

Издание напоминает, что Дагестан является лидером Северного Кавказа по распространению коронавируса. В республике больны свыше 3,5 тысячи человек. При этом вирусную пневмонию в Дагестане диагностировали у 13 тысяч человек, главный пульмонолог Дагестана полагает, что 95% случаев могут быть связаны с COVID-19. Даже экс-глава Дагестана Рамазан Абдулатипов сообщил, что при нем такого не было, поэтому он готов вернуться домой, чтобы стать фельдшером.

«Дагестанцы шутят, что если они вылечатся, то обязательно от коронавируса, а если умрут, то только от пневмонии», — говорится в статье.

Издание отмечает, что в республике 60% случаев заболевания коронавирусом – тяжелые. В среднем по стране тяжелых случаев не более 20%. Еще удивительнее количество заболевших пожилых – таковых в республике треть, в среднем же по России их не более 15%.

«Всплыл и очень неоднозначный факт. Как выяснила комиссия Минздрава, врачи в Дагестане боятся заходить в «красную зону» больниц, то есть самых тяжелых, по сути, никто здесь не лечит», — говорится в статье.

Заместитель главного редактора «Черновика» Магомед Магомедов пояснил «МК», в чем причины этих региональных особенностей распространения коронавируса.

«Вся статистика, которая есть в Дагестане, изначально не вызывала доверия. Поэтому сложно сказать, откуда взялись 60% тяжелых случаев COVID-19. При этом по пострадавшим можно ориентироваться на те цифры, которые были озвучены главой Минздрава Дагестана и те которые анонимно были слиты в социальные сети. По их данным, умерли около 700 человек.

Что касается врачей, которые боятся заходить к зараженным, то здесь ситуация неоднозначная. Врачам пришлось заходить к больным, а средств защиты не было. Есть версия, что около 70% первой волны медиков переболели коронавирусом, они же составили большую часть списка погибших врачей. После этого некоторые медики испугались заходить в «красную зону», — говорит Магомедов.

Он также рассказал от тяжелой ситуации в Дербенте. По его словам, в центральной больнице Дербента не была налажена работа «красной зоны». В том числе врачи не знали, как входить и выходить из нее.

Магомед Магомедов утверждает, что еще одна проблема заключается в том, что на каждого госпитализированного приходятся 3-5 человек, которые лечатся дома.

«Их просто некуда госпитализировать, в больницах нет мест, а «скорая помощь» не приезжает. Заболевших дистанционно консультируют участковые врачи. Лично у меня сложилось впечатление, что в больницу попадают те, кому просто повезло», — сказал Магомедов.

Он также заявил о нехватке лекарств в Дагестане.

«Но самый главный вопрос – это снабжение Дагестана лекарствами. Лекарств изначально не хватало. За время пандемии сформировался черный рынок, на котором лекарства, способные помочь в лечении коронавируса, подорожали в несколько десятков раз», — заявил Магомедов.