«Ереван без ереванцев»

Науке «политический заказ» противопоказан — это аксиома. А Армения — характерный пример, что происходит, когда об этом правиле в угоду «истине момента» забывают. Переписывание истории и ее безудержное «удревнение» в полном отрыве от реальности — давняя и характерная черта местной общественной и политической жизни.

Вот и теперь в Армении с впечатляющей помпой отметили городской праздник «Эребуни — Ереван — 2799».

О том, что Шах Исмаил I Сефеви в 1510 году приказал возвести на берегу реки Зенги крепость, строительство было поручено везирю Реван-гулу хану, первоначально в его честь крепость называли Реван-кала, а со временем оно трансформировалось в Иреван, не было сказано ни слова.

О том, что вся историческая застройка Еревана, слишком явно свидетельствовавшая о мусульманском и тюркском прошлом этого города, была самым варварским способом разрушена, тоже.

О том, что коренные жители этого города были отсюда просто «вытеснены» в ходе перманентных «этнических чисток», не упоминалось тем более. Зато были концерты местных звезд, помпезные «мероприятия» и даже фейерверк. Все это, по задумке властей, должно было бы создать у жителей армянской столицы ощущение праздника.

И вроде бы все получилось. Во всяком случае, обошлось без взрыва воздушных шаров, начиненных вместо дорогущего гелия непонятно чем, не было захватов заложников или «разборок» со стрельбой. Правда, в ночь на воскресенье в медцентр «Астхик» был доставлен молодой парень с колото-резаными ранами в области спины. Как выяснилось, пострадавший — 18-летний житель села Айанист Араратской области Арман Аветисян, студент Государственного колледжа культуры, около полуночи повздорил с кем-то на перекрестке улицы Пушкина и проспекта Маштоца и получил удар ножом. Но по местным меркам это вполне невинный инцидент.

Только вот праздника в полном смысле слова не получилось.

Аналитик «Первого информационного» Саргис Арцруни возмущается: «Некогда действительно общенародный праздник, прославляющий нашу столицу, потускнел, утратил свой вкус и запах — из-за тех преображений, а правильнее будет сказать — разбойничьих набегов, которым Ереван подвергался за все эти годы».

Аналитик сетовал: «Ереван изменился, исказился его облик, утратил свою цивилизационную ценность, содержание, моральные характеристики. Ереван стал неузнаваем именно вследствие бездарной, преступной политики тех людей, которые сегодня будут прославлять очередную годовщину нашей многовековой столицы.

Их красивые слова не имеют никакой ценности для ереванцев, нашего общества, потому что невозможно круглый год грабить столицу, делая день ее рождения поводом для однодневного пиршества. Невозможно сделать Ереван символом коррупции, беспредела власти, демонстрации вульгарной силы олигархии, и раз в год восхвалять его цивилизационное, культурное наследие».

Как уверен Арцруни, «в свое время годовщина Эребуни-Ереван символизировала общенациональное единство, гармоничность истории и будущего. Сегодняшние дворцовые мероприятия еще больше раздваивают, расчленяют Ереван — уничтожая цивилизационное, культурное, даже географическое единство столицы. День рождения Еревана должно было стать удобным случаем для диалога между властями и Ереванцем, для осуществления имеющих социальную адресность программ.

В сегодняшней реальности невозможно представить подобный социальный диалог, общественную консолидацию, потому что власти столицы и страны усиливаются посредством разграбления Еревана, отчуждения Еревана от ереванцев». Все дело в том, что, по его словам, «провинциальная элита захватила столицу — оставив ереванцев в унизительном статусе «квартирантов»».

Здесь, конечно, самое время вспомнить, как еще в 2001 году, когда в Армении с куда большей помпой и в таком же отрыве от реальности отмечали «1700-летие принятия христианства в качестве государственной религии», журналистка московского еженедельника «Новое время» Наири Овсепян констатировала: «Ереван, город-солнце, где двести дней в году тепло и пахнет гретым камнем, стремительно пустеет. При том, что каждый день на вокзал с районных автобусов сходят люди с тюками и вещами — новые поселенцы города. Ереванцы уезжают кто в Россию, кто подальше, селяне перебираются в Ереван, чтобы удобнее было потом стартовать — кто в Россию, кто подальше… По самым приблизительным подсчетам в стране сейчас осталось от 1,8 до 2 миллионов человек. В прежние времена переписчики населения насчитывали более трех миллионов. Автобусные фирмы предлагают свои услуги по перевозке пассажиров из Армении в Москву через Тбилиси, Пятигорск, Владикавказ. Говорят, что зачастую пассажиров со всем их скарбом ссаживают где-нибудь на полпути: автобус сломался. Или проще: кончился бензин. А люди все равно едут. И уже не потому, что в Армении трудно найти работу и еще трудней — прожить на заработанное. Здесь за минувшие несколько лет едва ли что-нибудь стало хуже. Просто выдохлась страна».

Добавим от себя: страна не просто «выдохлась». В результате агрессии против Азербайджана Армения оказалась в тупике — и политическом, и экономическом, и логистическом. Без нормальных отношений с Азербайджаном и Турцией выстроить дееспособна экономику у нее не было даже теоретического шанса. Что по вполне понятным причинам отозвалось миграционным валом. Уезжали и продолжают уезжать из Армении семьи, где есть юноши призывного возраста — еще одно вполне ожидаемое следствие войны.

Причем если Азербайджану эту войну навязали, то Армения ее выбрала сама. Применительно же к Еревану это имела еще одно прочтение, насколько прогнозируемое, настолько же и неожиданное. В Ереван перебирались и перебираются не только «люди с тюками и вещами» — бедные провинциалы в поисках лучшей доли. Очень многие приезжают сюда на весьма комфортных машинах, да еще с VIP-номерами. Первую «волну» таких VIP-переселенцев из Карабаха Ереван увидел в 1998 году, когда после отстранения от власти первого президента Армении Левона Тер-Петросяна пост главы государства занял Роберт Кочарян. В 2008 году свою «команду» в столицу Армении привел уже Сержик Саргсян, слегка разбавив «карабахцев» «зангезурцами».

Причем, как бы это помягче выразиться, перебирались в Ереван персоны особого рода — верхушка оккупационного режима, существовавшего во внеправовом пространстве. Действовать по закону эти люди не умели и не желали, но уже очень хорошо знали, какую власть дает оружие, помноженное на политическую безнаказанность.

И, что было вполне ожидаемо, «VIP-переселенцы» приносили с собой в столицу Армении и свои «правила игры». И если после массового переселения в Ереван «людей с тюками и вещами» газета «Голос Армении» едва ли не на первой полосе аршинными буквами призывала: «Пользуетесь канализацией ответственно!» и объясняла, что сбрасывать в унитазы остатки пищи не следует, то в случае с VIP-карабахцами последствия куда серьезнее. Такие вещи в Ереване не принято обсуждать вслух, но если в городе практически все вопросы все чаще решаются в лучшем случае с помощью кулаков и заточенной арматуры, в худшем — огнестрельного оружия, то это говорит о многом.

А тем временем весьма специфическая публика перебирается в Ереван не только из Карабаха, но и из диаспоры. Той самой диаспоры, в которой еще недавно видели универсальный ответ на все вопросы и универсальный инструмент для решения всех проблем. Но сегодня…

«Недавно в Ереване проходил 6-й форум Армения-Диаспора, целью которого было использование потенциала диаспоры в деле развития экономики Армении. Власти Армении уже 20 лет находятся в бессмысленном ожидании, что им удастся воодушевить наших соотечественников инвестировать свои деньги в Армении, чтобы здесь экономика развивалась», — констатирует сайт Shame.am.

Но тут же отмечает: «Это, скорее, похоже на хватание за соломинку, поскольку армяне диаспоры ничем, кроме «Сасна црер», Алека Енигомшяна, Каро Егнукяна, Жирайра Сефиляна, Арсине Ханджян и подобных позоров, помочь не могут. Причина более чем очевидна. Армяне, особенно в диаспоре, заняты «торгашеством», куплей-продажей, «киданием» того или другого, приготовлением кебабов-шашлыков. Разумеется, есть также исключения, как, например, Керкорян, Овнаняны или Туфенкяны».

После чего продолжает: «А нехватки в торгашах, кебабчистах и «кидалах» нет также в Армении. Несмотря на это, армяне диаспоры активно заняли также эту нишу и чувствуют себя в Армении вполне вольготно». И приводит пример: «Мы уже писали о развернувших деятельность в Гюмри и скрывающихся под маской благодетелей ансамбля-хора «Гоар» бейрутца Арута Хачатряна и его менеджера Севака Серобяна. В Гюмри у этих меценатов искусства и культуры есть ресторан, гостиница и свадебные салоны, а «Гоар» они используют как ширму, чтобы показать властям Армении, что якобы они — приверженцы распространения и увеличения миропонимания армянской культуры».

Теперь же владельцы «Гоар» решили «расширить свой бизнес в Ереване, но не по части культуры, а ресторанов, открыв в центре Еревана ресторан, на первом этаже многоквартирного здания по адресу Налбандяна, 7/1. Жители дома обращаются в различные инстанции, жалуются, что организуемые в ресторане пиршества стали для них настоящим испытанием, но никто на их жалобы не реагирует».

Словом, похоже, времена, когда в Армении открывали благотворительные фонды Шарль Азнавур и Керк Керкорян, закончились. Теперь в страну, где установилась «диктатура шпаны», приезжают разве что персоны типа владельцев ансамбля «Гоар», для которых Армения — «точка» для зарабатывания денег и не более того.

И понятно, что в таком «коктейле» рафинированным горожанам выжить непросто. И в результате Ереван стремительно пустеет, старожилы вздыхают по прошлому, городские праздники вызывают что угодно, но не чувство радости, и в результате растет спрос на билеты в один конец. Словом, замахнувшись в 1988 году аж на «Баку без азербайджанцев», Армения рискует получить «Ереван без ереванцев».

НУРАНИ

echo.az