С российскими условиями по Карабаху Азербайджан согласиться не может

Этот вариант урегулирования сохраняет за Россией действенные рычаги

В сентябре внешнеполитический актив Азербайджана пополнился новыми позитивами, позволяющими президенту Ильхаму Алиеву уверенно следовать политике баланса между интересами Запада и Россией. Одним из таких позитивов стала встреча 7 сентября в Баку главы Военного Комитета НАТО Петра Павела и начальника Генштаба Вооруженных сил России Валерия Герасимова. Военные руководители НАТО и России встречались впервые после приостановлении альянсом контактов с Москвой в ответ на аннексию Крыма в начале 2014 года. В феврале 2017 года Баку также стал площадкой для первой встречи Герасимова с председателем Объединенного комитета начальников штабов ВС США Данфордом.

Встреча Герасимова и Павела не касалась напрямую Азербайджана, однако эти переговоры важны в контексте недопущения углубления конфронтации между Западом и Россией. Поводом для встречи стала обеспокоенность НАТО предстоявшими 14-20 сентября в Беларуси военными учениям «Запад-2017», в которых в альянсе и балтийских странах усмотрели подготовку Россией к агрессии. Впрочем, судя по комментариям Петра Павела уже в ходе этих учений, итоги его встречи с Герасимовым в Баку не повлияли на первоначальные оценки НАТО по поводу российских военных маневров у границ зоны ответственности альянса. «В целом то, что мы видим, это серьезная подготовка к большой войне», сказал главы Военного Комитета НАТО, комментируя ход учений «Запад-2017». Эти подозрения НАТО усиливаются в связи с действами России в Восточной Украине, в отношении Грузии и Молдовы. В России же не скрывают, что происходящее – это ответные меры на расширение НАТО, односторонние действия США в вопросах обороны (политика в области ПРО), перегруппировку вооруженных сил в Европе. Хотя подобные шаги со стороны Запада были спровоцированы именно аннексией Крыма в 2014 году.

Поведение России, очевидно, побудит НАТО ускорить реализацию стратегии по укреплению безопасности восточно-европейских стран, Украины и Грузии, а также нарушит планы Москвы навязать Западу концепцию формирования пространства «равной безопасности в Евроатлантике и Евразии», по которому обеспечение безопасности постсоветского пространство признавалось бы исключительно прерогативой России.

Об этой концепции, безрезультативные обсуждения которой активно велись между Западом и Москвой после агрессии России в Грузии в августе 2008 года, напомнил глава российского МИДа Сергей Лавров на встрече со студентами и преподавателями МГИМО. Поскольку заявление Лаврова прозвучало на фоне нагнетания напряженности в восточно-европейском направлении, то можно полагать, что Москва стремится актуализировать вопрос о будущей конфигурации общеевропейской безопасности по принципу разделения зон ответственности между Западом и Россией.

Хотя после двух встреч в Баку военных руководителей США, НАТО и России особых продвижений в деле разрядки напряженности в отношениях Запада с Москвой в европейском направлении не наблюдается, но уже факт этих встреч указывает на стремление сторон найти взаимопонимание по вопросам международной и региональной безопасности. В этой связи выбор Баку в качестве площадки для восстановления военно-политических контактов между Западом и Россией важны азербайджанским властям не только как свидетельство эффективности политики равных отношений с Западом и Россией. В Баку ожидают, что смягчение отношений между Западом и Россией избавит Азербайджан от давления в плане окончательного перехода в орбиту влияния одного из противоборствующих сторон.

Последнее время наблюдаются определенные усилия Москвы, в том числе и посредством близких Кремлю политтехнологов и идеологов «евразийства», убедить Баку в том, что присоединение к Евразийскому экономическому союзу укрепит безопасность Азербайджана. В таком ключе можно рассмотреть и состоявшуюся по инициативе Центра геополитических исследований (возглавляемый известным российским философом Александром Дугиным) и Изборского клуба (консервативный фланг сторонников президента В.Путина во главе с писателем А.Прохановым) 14 сентября в Москве конференцию «Ось Москва-Баку: к новой геополитике Кавказа». А.Дугин и А.Проханов несколько месяцев назад побывали в Баку и открыто лоббировали вопрос членства Баку в интеграционных проектах России на постсоветском пространстве, преподнося этот шаг как гарантию сохранения территориальной целостности Азербайджана. Этот лейтмотив наличествовал и в выступлениях представителей России на конференции в Москве, по утверждениям которых именно вовлечение Запада и США в урегулировании конфликтов на постсоветском пространстве и является главной причиной того, что эти конфликты до сих пор не урегулированы.

Хотя, очевидно, что вовлечение США и Запада в урегулирование конфликтов мешало и мешает России в полной мере восстановить свое доминирующее положение на постсоветском пространстве. Фактическая аннексия Абхазии и Южной Осетии, и вслед за этим аннексия Крыма, были крайними шагами России перед угрозой полной потери влияния на Грузию и Украину. Многие российские политики и идеологи, в том числе и те же Дугин и Проханов, не скрывают, что действия России в отношении Грузии и Украины были наказанием за их геополитический выбор в пользу Запада. Так, что несмотря за декларирование Россией и США общих позиций по карабахскому урегулированию, противостояние между ними за влияния в мире, в частности и на постсоветском пространстве, остается одним из факторов, осложняющих его урегулирование.

Поэтому у Баку имеются определенные ожидания от улучшения отношений между Вашингтоном и Москвой для продвижения в деле урегулирования карабахского конфликта. Последние предложения России по карабахскому урегулированию вроде вписываются в согласованную между Москвой и Вашингтоном концепцию базовых принципов урегулирования этого конфликта. Однако, эти предложения, предполагающие, в частности освобождение пяти азербайджанских районов взамен на отказ от применения силы и признании промежуточного статуса Нагорного Карабаха до окончательного его определения, на самом деле в большей степени увязаны с интересами России.

При российском варианте урегулирования, если учитывать категорическую неуступчивость Армении и Азербайджана в вопросе будущего статуса Нагорного Карабаха, карабахский конфликт обрекается на длительную консервацию на еще более выгодных условиях для России, а также Армении. Так, освобождение остальных двух азербайджанских районов откладывается до достижения согласия по окончательному статусу Нагорного Карабаха. Согласно этим предложениям, должны открыться все коммуникации Армении с Азербайджаном и Турцией, а в роли гаранта безопасности новой ситуации в зоне конфликта будет вступать Россия. Этот вариант урегулирования сохраняет за Россией действенные рычаги влияния на Армению и Азербайджан, и призван не допустить военного присутствия Запада в регионе.

Баку, естественно, с российскими условиями урегулирования карабахского конфликта согласиться не может, что, по всей видимости, и является одной из причин активных усилий президента Алиева наладить контакты с администрацией Трампа, восстановить былой интерес США к южно-кавказскому региону, в частности к Азербайджану, и тем самым усилить свои переговорные позиции по карабахскому урегулированию. Определенная роль в этом возлагается на новое соглашение по крупному месторождению АЧГ, подписанному 14 сентября текущего года в Баку. Новый контракт предполагает дополнительные инвестиции в азербайджанскую экономику в объеме 40 млрд. долларов, но самое главное позволяет Азербайджану, по крайней мере, еще до 2050 года, позиционировать себя в регионе как нефтеносную страну и оставаться привлекательным для Запада.

Встреча в Баку военных руководителей России и НАТО, а также подписание нового нефтяного контракта в определенной степени позволили азербайджанским властям сгладить внешнеполитический негатив, возникший в начале сентября публикациями в западных СМИ в связи с раскручиванием скандала вокруг расследования OCCRP. Эти публикации привели к угрозам из Баку по поводу возможности пересмотра стратегических отношений со США. Однако, на деле азербайджанские власти поступили иначе, неожиданно освободив арестованного директора информагентства «Туран» Мехмана Алиева и ряд лиц. Это, видимо, стало результатом обеспокоенности тем, что накануне Комитет по ассигнованиям Сената США одобрил поправку к законопроекту о Внешних операциях на 2018-ой бюджетный год, предусматривающую визовые санкции против азербайджанских чиновников, причастных к аресту Мехмана Алиева.

Азербайджанские власти, видимо, стремились создать и позитивный фон для участия Ильхама Алиева и первой леди на приеме, устроенном президентом США в связи с 72-й сессией Генеральной ассамблеи ООН. Однако, маловероятно, что контакты азербайджанских властей с администрацией президента Трампа способны загладить противоречия между Западом и Баку в вопросе состояния гражданского общества в Азербайджане. Если президент Трамп и обещает не вмешиваться во внутренние дела своих партнеров, однако Конгресс США стоит на той позиции, что соблюдение демократических ценностей, наряду с геополитической важностью, также является важным условием для партнерских отношений с такими странами как Азербайджан. Так, в конце августа сенаторы Кристофер Смит и Джим Макговерн внесли в Конгресс США новый законопроект, содержащий требования об уважении прав человека и верховенстве закона в Азербайджане. «Очевидно, что между нашими странами имеются важные связи в области безопасности и экономики, однако эти нарушения не могут быть игнорированы», заметил сенатор Смит, аргументируя на слушаниях в Конгрессе необходимость применения положения Глобального акта Магнитского в отношении чиновников в Азербайджане, нарушающих международно-признанные права человека.

Таким образом, к концу августа в отношениях Баку с Вашингтоном сложилась достаточно сложная ситуация. Хотя администрация президента Трампа склонна к терпимости по вопросам демократии в отношениях с Баку, однако Конгресс США стоит на позициях усиления давления на азербайджанские власти. Напомним, что в декабре 2015 года сенатор Кристофер Смит также инициировал законопроект о применении санкций в отношении Азербайджана. В ответ на это в парламент Азербайджана тогда был внесен законопроект, предлагающий не только санкции в отношении определенных американских политиков и чиновников, но и сворачивание сотрудничества со США в сфере безопасности и энергетики. Однако, усилиями тогдашней администрации президента Обамы, уверенного в важности Азербайджана в деле продвижении американских интересов в Южном Кавказе, дальше этого дело не дошло.

Да и сейчас, после появления в Конгрессе нового законопроекта в отношении Азербайджана, определенные политические круги и влиятельные исследовательские центры в США забили тревогу по поводу того, что возможные санкции в отношении Баку приведут к ухудшению американо-азербайджанских отношений, чем непременно воспользуются Россия и Иран для усиления влияния в Азербайджане. В этом контексте многие наблюдатели и восприняли визит в Баку 29 сентября секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. В ходе переговоров в Баку Патрушев обсуждал вопросы региональной безопасности, совершенствования законодательной базы борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом, а также двустороннее сотрудничество в сфере международной информационной безопасности. Не исключено, что визит Патрушева в Баку учитывает то, что в последнее время азербайджанские власти подвергаются сильной критике и давлению со стороны Конгресса США, Совета Европы и ряда международных организаций, требующих введения санкций против Азербайджана. Россия, видимо, стремится использовать этот фон для большего вовлечения Азербайджана в свои планы по ограничения влияния Запада на постсоветском пространстве. Подобные усилия Москвы могут быть полезными для президента Алиева в плане снижения давления Запада. Однако вряд ли Баку пойдет на встречу России, и откажется от сотрудничества со США и ЕС. Новый нефтяной контракт по АЧГ, да и проект Южного газового коридора, остаются значимыми факторами, определяющими, в определенной степени, взаимозависимость Азербайджана и Запада.

 

Тунал Азери