20 клиентов в день: откровения казахстанки, вызволенной из притона Бахрейна

Казахстанка, вызволенная из секс-рабства в Бахрейне, рассказала о том, как попала в эту страну, и что ей пришлось пережить, сообщает zakon.kz со ссылкой на BaigeNews.kz.

Как рассказала Диана (имя изменено – прим. авт.), в свои 18 лет, она работала барменом в Алматы, подруга предложила ей поработать на той же должности в Бахрейне. Она же помогла девушке с деньгами на паспорт и на билеты. Однако по прилету в Бахрейн, в отеле Диану ждал незнакомый мужчина, который сразу объяснил ей ситуацию, в которую она попала.

Он сказал, что знает, кто я. Назвали мое имя и фамилию, адрес, где живут мои родители, назвал их имена. И пригрозил, что им будет плохо, если я попытаюсь сбежать или что-то с собой сделать. Я не понимала, что происходит и кто этот человек. Мне ответили, что это мой сутенер, а моя подруга меня сюда продала, — рассказывает Диана.
Документы и паспорт у девушки сразу отняли, и пообещали регулярно наказывать, если поставленный план не будет выполнен. Вместе с ней в отель привезли еще восемь девочек из Украины, России и Германии. В первый день рабства новеньким дали хорошенько выспаться, а к вечеру выставили на аукцион.

В день нужно было обслужить порядка 20 человек. Работа начиналась в три часа дня, а спать ложились в девять утра. Иногда спать и вовсе не удавалось, потому что мы подстраивались под клиентов. Перемещались только внутри отеля, выходить на улицу было нельзя, девочки охранялись, — продолжила свой рассказ девушка.
За время пребывания в Бахрейне она успела выучить английский и арабский языки. Но помощи у клиентов девушка просить не пыталась, так как среди них могли оказаться шпионы ее босса, или так называемого Папы. Так или иначе, он как-то узнавал, если девушки пытались попросить у клиента даже какую-то мелочь, вроде сигареты, и наказывал.

Под запретом также были наркотики, алкоголь и даже кальян. Грозился отрезать пальцы или прижечь все мои татуировки. Алкоголь разрешался, если клиент нас снял на сутки или на шесть часов. Девушки обязательно предохранялись. Это было обязательным условием. Тех, кто не предохранялся, жестоко осуждали свои же, — поделилась Диана.
Общаться с родными девушкам не запрещали, но четко все контролировали. Поэтому родные Дианы думали, что она действительно работает в Бахрейне барменом. А учитывая, что она с 16 лет была очень самостоятельной, особо не волновались за нее. Неизвестно, сколько бы так продолжалось, но Дине помог один случай.

Однажды из другого отеля к нам перевели девушку. Ее часто били, потому что она плохо работала, и постоянно отправляли к Папе. В один из таких дней она вышла от Папы в ожогах и вся тряслась. Затем взяла ведерко, сложила туда одежду и сверху прикрыла полотенцем, якобы прибраться в другой комнате, а вместо себя посадила названную сестренку, с которой выросла в Казахстане в детском доме. Переоделась и сбежала, — вспоминает Диана.
После побега одной из «подопечных», остальных девушек отвезли в другой отель. Сутенеры ожидали визита полицейских, но их не было. Зато чуть позже вернулась сбежавшая девушка, и не смотря на опасение подруг за ее жизнь, просто сказала им ждать. А чуть позже на притон устроили облаву. Правда менеджер успела скрыться. А самих девушек, не имевших никаких документов, доставили в полицейский участок. Там же она встретилась с их «менеджером» Татьяной, которая заверила, что Папа благодаря своим связям их вытащит, и если девушка не хочет сесть в тюрьму, то должна защищать ее и Папу.

В первые два дня допроса Диана покрывала сутенера и менеджера, тогда следователь решила показать ей одно видео.

Главный следователь Марьям решила показать нам по камерам, как Татьяна вместе с Папой собирала наши деньги и хотела сбежать. Я была в шоке. И решила рассказать Марьям, как все было, что Папа — наш босс, что он бил нас плетками и прижигал углем. Одной девушке он прижег нос и гениталии, — рассказала Диана.
Вскоре ее вместе с другими соотечественницами вернули на родину в Казахстан. Однако, даже оказавшись вдали от пережитого кошмара, Диане, как и остальным вернувшимся домой, предстоит длительная психологическая реабилитация.