Смерть и похороны Ваграма Авакяна как зеркало армянской армии

Для чего нужно было доводить ситуацию до абсурда? Почему следствие и руководство Минобороны изначально не было заинтересовано в установлении истинной причины гибели молодого парня?

Состоявшиеся вчера в Эчмиадзине похороны скончавшегося в Карабахе военнослужащего Ваграма Авакяна чуть было не вылились в силовое противостояние участников похоронной процессии с полицией и военными. Как известно, недовольные ходом расследования родственники умершего солдата направились с гробом в Ереван. Они не согласны с версией следствия о том, что Авакян совершил самоубийство. Путь в Эчмиадзине им преградила полиция. Дошло до того, что на встречу к протестующим срочно выехал сам министр обороны Давид Тоноян, который поклялся честью довести расследование до конца и наказать виновных.

Тонояну поверили и родные похоронили Ваграма. Кстати, впервые, по крайней мере, на моей памяти, в похоронах военнослужащего принял участие лично начальник Генштаба ВС Армении Артак Давтян. А это, согласитесь, явно указывает на то, что верхушка наших ВС была сильно напугана решимостью семьи Авакян дойти в поисках справедливости до самого Еревана. Ведь и бархатная революция, как мы помним, началась в глубинке и быстро докатилась до Еревана.

Но почему следствие и военные довели ситуацию до точки кипения? Отец Ваграма говорит, что он присутствовал на вскрытии тела сына, видел, что смертельный выстрел был сверху вниз, пуля попала ему в грудь, вылетела в районе почек. Он также сказал, что на теле сына были обнаружены следы от двух выстрелов. То есть, изначально было понятно, что это не самоубийство, на чем настаивает следствие, а самое что ни на есть настоящее убийство. Так зачем нужно было лгать родителям и выгораживать убийц?

Кстати, после того, как похоронная процессия направилась в Ереван, подозреваемые в убийстве были сразу же установлены и арестованы. Среди них – сын бывшего депутата от РПА. Неужели ради того, чтобы выгородить сынка высокопоставленного функционера бывшей правящей партии, нужно было доводить ситуацию до абсурда? Почему следствие и руководство Минобороны изначально не было заинтересовано в установлении истинной причины гибели молодого парня?

В целом, если говорить о ситуации в Вооруженных силах, то, к сожалению, несмотря на громкие речи и многочисленные телодвижения руководства Минобороны, приходится констатировать, что армянская армия по-прежнему остается вне общественного контроля. Как итог – рост количества неуставных отношений, приводящих к смерти военнослужащих. Молодые защитники Родины гибнут не только от рук сослуживцев и офицеров, но и совершают самоубийства, не выдерживая побоев, физического и морального давления.

Если посмотреть на статистику последних лет по небоевым потерям в нашей армии, то приходишь к выводу, что наши Вооруженные силы уже превратились в эдакий конвейер смерти. Подобная ситуация привела к тому, что сегодня ни одна мать, отправляющая сына в армию, не может быть уверена, что получит его обратно в целости и сохранности. Поэтому сегодня уже никого не удивляют взятки военкомам на отмазку от службы в армии, уклонение от военной службы, и даже бегство молодежи призывного возраста за границу. Никто не хочет отправиться здоровым в армию, а вернуться оттуда в цинковом гробу, или, в лучшем случае, инвалидом. Причем, погибнуть не от пули противника, а от своих же сослуживцев и офицеров.

Печальный пример Ваграма Авакяна показывает, что не помогают даже недавно внесенные изменения в Уголовном кодексе против неуставных отношений в армии. А значит, проблема носит системный характер. И для ее решения необходима воля военного руководства. А ее как раз и нет, что мы и увидели, когда военные и следствие попытались скрыть причины убийства Авакяна. То есть, порочная практика прошлых лет никуда не делась и при новой власти. Нынешний министр обороны, как и его предшественники, не желает провести диагностику и начать лечение больного организма нашей армии.

Армянские правозащитники уже давно бьют тревогу по этому поводу и предлагают свои варианты исправления ситуации. В частности, они предлагают заставить офицеров нести ответственность за неуставные отношения, чтобы самоубийства и убийства солдат в армии прекратились, создать мониторинговые группы для контроля ситуации. Но все их предложения остаются безответными, поскольку сегодня армянская армия практикует тотальную закрытость. Там по-прежнему правят балом внутренние законы и неписаные правила. И те, для кого они неприемлемы, просто не выживают. И до тех пор, пока армия не будет открыта для общественного и правозащитного контроля, пока каждый сержант, каждый офицер, вплоть до министра обороны, не будут нести личной ответственности за своих солдат, мы по-прежнему будем подсчитывать рост небоевых потерь в нашей армии.

Тевос Аршакян
ArmenianReport