«Киркукский вопрос» по-прежнему без ответа

Среди множества политико-географических курьезов есть и остров Ганса. Это необитаемый каменный островок площадью всего в 130 гектаров в центре пролива Кеннеди, между принадлежащей Дании Гренландией и канадской провинцией Нунавут.

Поделить остров две страны не могут уже почти сто лет. В 1933 году Постоянная палата международного правосудия (Permanent Court of International Justice — PCIJ) вынесла решение по вопросу картирования острова в пользу Дании. Но об этом решении забыли в 1946 году, после того, как распущенную Палату правосудия заменили Международным судом ООН.

В 1972-73 гг. Канада и Дания договорились о демаркации морских границ в Арктике, однако статус острова Ганса так и остался нерешенным. Морские границы установили непосредственно к северу и к югу от острова, но не затронули сам остров.

Периодически на остров прилетают политики, военные, международные научные команды обеих стран, пограничники. В 1984 году между Данией и Канадой началась так называемая «война виски». Датский министр по делам Гренландии посетил остров и оставил на нем бутылку шнапса под знаком «Добро пожаловать на датскую землю!»

Канадцы веселую традицию со своей стороны тоже поддержали. «После них мы находим бутылку виски и записку «Добро пожаловать в Канаду!» — сообщил руководитель отдела международного права МИД Дании Питер Таксо Йенсен.

Но такой способ ведения территориальных споров — это скорее исключение, чем правило. Куда чаще перекройка уже существующих границ сопровождается большой кровью. Особенно если речь идет о землях, богатых нефтью, в регионе, перенасыщенном оружием и испытывающем острейший дефицит «культуры мирного сосуществования», и самое главное, если этот пожар умело подогревается извне.

Именно поэтому политики многих стран с таким напряженным вниманием следят за событиями в иракском Эрбиле — столице местной курдской автономии, где поводят итоги собственного «референдума о независимости». В бюллетене, напечатанном на четырех языках курдском-сорани, арабском, ассирийском и туркманском, содержался вопрос: «Согласны ли вы, чтобы Курдский регион и курдские зоны, не находящиеся под управлением администрации региона, стали бы независимым государством?»

Уже утром 25 сентября местная телерадиокомпания «Рудау» радостно сообщила: обработано примерно 10% бюллетеней, отданных на референдуме о независимости Иракского Курдистана, и из этого количества за независимость региона высказались 93% участников.

Это, правда, цифры «очень предварительные», по большинству районов Иракского Курдистана данных пока еще нет, к тому же еще раньше в избиркоме пояснили, что окончательные результаты, как ожидается, будут объявлены в течение 72 часов. Тем не менее, жители Эрбиля минувшей ночью уже устроили большой праздник, посвященный «референдуму».

Здесь, пожалуй, необходимо небольшое пояснение. Ирак — единственная страна, где у курдов есть своя автономия. В состав этого региона входят четыре провинции — Дохук, Хавлер, Сулеймани и Халабджа. После падения режима Саддама Хусейна рамки автономии для курдов были еще больше расширены, однако теперь местным лидерам в лице Барзани захотелось большего.

Угроза войны здесь достаточно велика. Еще накануне голосования, напоминают эксперты, парламент Ирака принял резолюцию с требованием ввести войска в районы, контролируемые курдами, в связи с проведением референдума о независимости Курдистана. Как уточнило AFP со ссылкой на принятый документ, парламент требует ввести войска в спорные районы на севере страны, которые контролируются курдами с 2003 года. На первом месте здесь все тот же нефтеносный Киркук. Как напоминают эксперты, правительство страны, согласно Конституции, обязано соблюдать решения парламента. Однако представитель премьера Ирака сообщил журналистам, что войска будут введены в случае возникновения столкновений.

Плюс ко всему значение провокационного «референдума» и его потенциальная опасность выходят далеко за рамки сугубо «внутрииракских» проблем. От поддержки курдов отказались и ведущие западные страны, прежде всего США. Еще в конце минувшей недели пресс-служба Белого дома сообщала, что президенты США и Турции Дональд Трамп и Тайип Эрдоган обсудили ряд региональных и двусторонних вопросов, а также заявили о категорическом неприятии референдума в Иракском Курдистане.

«Они подчеркнули стратегическое партнерство между США и Турцией и условились продолжать работать вместе, способствуя региональной стабильности и продолжая борьбу с терроризмом во всех его проявлениях. Лидеры подчеркнули их неприятие запланированного на 25 сентября референдума в Иракском Курдистане и заявили о последствиях, которые ждут (власти Курдистана), если он состоится», — отмечается в документе.

«Они призвали курдских лидеров подключится к процессу интенсивных переговоров по всем важнейшим вопросам, которые США и Турция готовы одобрить и поддержать», — отметили в Белом доме. А потеря такого союзника, как США, может стать для курдов тяжелейшим ударом.

В Турции по поводу иракского референдума испытывают понятную обеспокоенность. Президент Реджеп Тайип Эрдоган отметил: «Еще не подсчитаны голоса, уже члены сепаратистской террористической организации PKK празднуют победу, в таком случае нельзя говорить о невинности и легитимности».

По его словам, до последнего момента Турция рассчитывала, что лидер КРАИ Масуд Барзани не допустит такую ошибку. После чего констатировал: «Мы ошиблись. Решение, принятое в период, когда наши отношения находились на самом высоком за всю историю уровне, является предательством».

Но одними словами в Анкаре не ограничились. Анкара намерена закрыть границу с курдской автономией Ирака и прекратить транзит ее нефти в ответ на проведение в этом регионе референдума о независимости. «Для нас это жизненно важный вопрос. Мы не позволим образоваться такой структуре. Мы закроем границу, на этой неделе объявим об этом. Посмотрим, по каким каналам и кому они будут продавать свою нефть. Вентиль в наших руках. Как только мы его закроем, работа закончится», — заявил Эрдоган на совещании омбудсменов в Анкаре.

Он назвал курдский референдум «авантюрой, которая может привести к многолетнему конфликту, так как в Северном Ираке живут не только курды, но и арабы, и туркманы, которые не согласны на контроль одной группы».

С еще более жестким предупреждением выступил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Во время своего визита в провинцию Кыршехир он заявил журналистам: «Власти КРАИ находятся в погоне за приключениями, игнорируя позицию мировой общественности. Безусловно, всему есть своя цена, которую заплатят лица, стоящие за решением о проведении референдума».

По его словам, «Турция рассматривает все возможные варианты развития событий. Все варианты обсуждаются правительством страны. Безусловно, этот вопрос также находится на рассмотрении. Ограничения в сфере безопасности, экономические и политические санкции — все эти рычаги будут задействованы в нужное время. Решения будут приниматься в зависимости от развития событий».

Нетрудно догадаться, что в эпицентре новой бури — Киркук. Формально этот город не входит в состав курдской автономии, но Барзани и его сторонники имеют на Киркук особые виды. И тут есть за что ломать копья. В иракских недрах скрыто не менее 10% мировых запасов «черного золота», но его основная часть — это именно нефть севера страны.

Другой вопрос, что контроль курдской администрации над Киркуком неочевиден. Даже российские «Вести», весьма благожелательно настроенные в отношении курдских сепаратистов, признают: «Киркук — возможно, единственная провинция, где результаты голосования неочевидны, а явка вряд ли будет запредельной. Территория, расчерченная по национальному и религиозному признакам. Здесь живут курды, туркоманы, арабы. Но главное здесь — нефть. 60 процентов от всей иракской. И просто так ее Багдад Эрбилю не отдаст».

Тем более высоки ставки для Анкары, где, во-первых, прекрасно осознают, как повлияет «независимый Курдистан» у собственных границ на активность РКК в Восточной Анатолии. Тем более здесь не могут игнорировать судьбу своих соотечественников-туркманов.

У Анкары, безусловно, есть экономические рычаги давления. Эксперты в этой связи напоминают: нефть севера Ирака транспортируется по трубопроводу в турецкий Джейхан, и угроза закрыть его — это не пустые слова. Если же перекрытым окажется и транзит на юг, положение курдской автономии окажется как минимум незавидным. Как показывает пример и Крыма, и Карабаха, восторженных заявлений о независимости хватает ненадолго. Но вот окажется ли этого достаточным — вопрос открытый.

Другой вопрос, что на этом поле Реджеп Тайип Эрдоган не может позволить себе проиграть. В социальных сетях уже задают неприятные для него вопросы: решился бы Барзани на такую авантюру до того, как правительство АКР в Турции так «урезало» полномочия и власть турецкой армии?

Не слишком ли дорогую цену платит страна за попытки того же Эрдогана заигрывать с курдскими лидерами — а они были в истории? И самое главное, удастся ли нынешнему руководству Турции защитить интересы своей страны? «Киркукский вопрос» может оказаться слишком трудным экзаменом для многих. В том числе на собственном внутриполитическом поле.

НУРАНИ

echo.az