«Ни одна бумага, включая Мадридские принципы, не работает»

Интервью с российским экспертом в области внешней политики, обороны и безопасности Григорием Трофимчуком на этот раз пришлось начинать с очередных тяжелых особенностей традиционной темы. На карабахской войне, как и всякой другой, наряду со взрослыми, гибнут и дети. Вражеские снаряды бьют по нашему будущему, защитить которое мы должны уже сегодня.

Во вторник на линии соприкосновения армяно — азербайджанских войск, после нарушения режима прекращения огня, в селе Физулинского района Алханлы погибли Гулиева Сахиба Идрис гызы 1967 года рождения и её внучка двухлетняя Гулиева Захра Эльнур гызы. Оптимизма в азербайджанском обществе относительно мирного разрешения карабахского вопроса после подобных трагедий все меньше, и это оправдано.

Это очевидный ответ армянской стороны на предыдущие вспышки в зоне Карабаха, и в частности по маю-2017, когда был уничтожен ракетный комплекс.

Теперь ответы сторон друг другу поставлены на бесконечный режим, так как так называемое перемирие после апреля-2016 фактически уже не действует. По крайней мере, с февраля текущего года, когда случилось первое серьёзное обострение на фоне затухающей серии переговоров. Странно, что у сторон вообще ещё существует какой-то оптимизм по поводу происходящего.

Наверное, только он один и не позволяет ситуации рухнуть ещё ниже прошлого «апреля». Армяне и азербайджанцы, как бы, не хотят верить в то, что им снова приходиться воевать, несмотря на всех контролёров, на все высокие саммиты и переговоры. И самое главное, что теперь уже никто не останавливает Азербайджан по поводу возможных ответных действий после двух последних смертей. Типа, – да делайте вы уже что хотите. В это действительно поверить сложно, но, тем не менее, это так.

-У МГ ОБСЕ и международного сообщества наверное уже зарегламентированы обеспокоенность и призывы к продолжению дипломатических переговоров по урегулированию конфликта?

— Да, это уже вошло в традицию. Обеспокоенность – это всё, что могут сделать международные контролёры и наблюдатели. А на что ещё мог рассчитывать Азербайджан, когда и он сам всего лишь только на словах, а не на деле, пытался решить вопрос по ротации членов МГ ОБСЕ. Надо было действовать более решительно, и я, как вам известно, предлагал конкретные решения много раз. В частности, напомню, о расширении периметра Минской группы за счёт введения туда не чиновников, а тех экспертов, кто может дать реальные, а не формальные рекомендации.

Поэтому чем больше ситуация валится в войну, тем меньше внимания контролёров в сторону того, что происходит на линии соприкосновения. А точнее уже, на линии огня. Здесь – обратная зависимость, так как что делать, не знает уже никто. Поэтому сегодня проще попрятаться по углам, и уже там, в углу, рассматривать фотографии убитой девочки.

— Родные погибших вряд ли захотят когда — либо жить бок о бок, в мире и согласии с теми, которых обвиняют в смерти своих детей, матерей, отцов, братьев, жен. Для реализации Мадридских принципов необходима смена поколений, с тем условием, что жертв не будет хотя бы среди мирного населения?

— Смена поколений в плане возврата Карабаха не решит ничего, на это рассчитывать странно. Так как для следующих поколений эта проблема останется просто фактом истории, если не пустым звуком вообще. Поэтому если возвращать, то только сейчас. А если просто говорить о таком возвращении, – тогда, пожалуйста, все последующие сотни лет этим вполне можно заниматься. Что касается бумаг, включая и Мадридские договорённости, то всем ясно, что ни одна бумага не работает. Поэтому если сегодня выпустить ещё одну, не менее надёжную бумагу (от имени ООН или любой другой организации какая только есть на земле), на которой будет буквально написано: «Вернуть Карабах завтра», печать, подпись, то на деле всё равно не изменится ничего.

Поэтому – забудем об этих бумагах. Что же касается вопросов любви и ненависти, по отношению к тем, кто убивал ваш народ, – то взгляните на русских. Только за последние сто лет (по сути, время жизни одного поколения, с небольшой натяжкой) немцы убили десятки миллионов русских людей. Но русские всё равно продолжают беззаветно уважать и любить немцев, как и Германию саму по себе, считая её другом, несмотря ни на что.

Ниджат Самедоглу