Окруашвили: Телеканал «Рустави 2» принадлежал мне и завтра будет моим

«Рустави 2» всегда был моим, а Халваши был номинальной фигурой, Халваши был мальчиком на побегушках и Фигаро, чтобы бегать туда-сюда, и все! Телеканал «Рустави 2» принадлежал мне и завтра будет моим, — об этом бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили заявил журналистам в Тбилисском международном аэропорту после возвращения из Франции.

Как заявляет Окруашвили, сегодня он встретится с журналистами «Рустави 2» и передаст им безвозмездно полагающиеся 80%.

«Вам известно, что внесено заявление с требованием наложения ареста, у нас есть 10 дней на то, чтобы в полноценном виде подать иск в суд, и мы это обязательно сделаем, однако это не главное. Главное то, что Иванишвили зря считает, что эта страна покрыта соломой. Прибрав к рукам «Рустави 2» он не улучшит свое положение, тем более что, Иванишвили не сможет полноценно забрать «Рустави 2». Я собираюсь встретиться с десятком журналистов и безвозмездно передать им условно выраженные в цифрах 80% того моего требования, того законного требования, которое я представил в суд, и это для того, чтобы они продолжили тяжбу», — заявил Окруашвили.

Относительно же заявления гендиректора «Рустави 2» Пааты Салия о том, что находящийся в руках Окруашвили документ – фальшивый, бывший глава Минобороны заявляет, что сказанное Паатой Салия не соответствует правде.

Он также откликнулся на заявление Салия в связи с тем, что Окруашвили должен обосновать, как он добыл миллионы во время нахождения на посту министра.

«Отвечу ему, когда он станет прокурором, или руководителем финансовой службы. Пусть скажет своему клиенту, чтобы тот явился в бюро Самхараули и оставил образцы свое подписи, чтобы экспертиза завершилась», — заявил Окруашвили.

На вопрос журналиста, не может ли он хотя бы обществу сказать, откуда у него была та сумма, которую он одолжил бизнесмену Кибару Халваши, Окруашвили отвечает так: «Ваша бабушка оставила».

Окруашвили также откликнулся на задержание члена его охраны Кобу Кошадзе, отметив, что ему подложили оружие с единственной целью, чтобы оказать давление на него. На вопрос, не ожидает ли он, что задержат и его самого, Окруашувили заявляет, что не знает «что сварится у них в голове».

Что касается того, пойдет ли он на опрос в рамках расследования, начатого в связи с событиями 20-21 июня, Окруашвили заявляет, что пока еще его никто не вызывал. «Меня еще никто не вызывал и зачем я должен идти», — заявил Окруашвили.