Российский историк: «Армения не выйдет из-под контроля России»

Но если азербайджанскому обывателю хочется верить

В последнюю неделю многие азербайджанские средства массовой информации задают мне один и тот же вопрос: «Можно ли оценить участие Армении в учениях НАТО как сближение с Европой? Как это повлияет на отношения Армении с Россией?». Я уже не раз отвечал на этот вопрос в самых разных форматах, в том числе и через социальные сети, поэтому мне остается только повторяться. Тем не менее, я думаю, что повторение ранее высказанных мыслей на этот счет будет полезно азербайджанскому обществу, поскольку позволит ему взглянуть на этот вопрос с несколько иной и для него непривычной точки зрения.

За 25 лет нагорно-карабахского конфликта, который я открыто, называю войной, градус взаимной ненависти азербайджанцев и армян достиг такого уровня, что обоюдное неприятие друг друга мешает и одним, и другим трезво оценивать ситуацию и принимать хотя бы к сведению альтернативную точку зрения. Если говорить проще, то каждый слышит только то, что он хочет слышать, каждый видит только то, что он хочет видеть, каждый верить только тому, во что он хочет верить. На этом фоне общий уровень критического отношения к реальности у представителей каждой из враждующих настолько низок, что заставляет их верить в то, чего нет на самом деле, возводя иллюзию в абсолют мировосприятия. Оба народа — и азербайджанцы, и армяне — начинают думать ими же самими придуманными категориями, искусственно подгоняя реальность под выдуманный ими для самих себя стереотип восприятия окружающей действительности.

Случай с участием армянских военных в учениях грузинской армии с участием инструкторов из НАТО — яркий тому пример. В Азербайджане это событие воспринимается чуть ли ни апокалиптически для российско-армянских отношений. Дескать, еще чуть-чуть, и Россия отвернется от Армении, и тогда Азербайджан вернет себе Карабах. Такой взгляд на ситуацию распространен повсеместно, но он отражает не реальность, какая есть на самом деле, а веру азербайджанского народа в чудо, которое обязательно, по мысли все тех же азербайджанцев, должно случиться. Иными словами, все ждут утопию, в реальность которой так хотят верить. Однако объективная реальность выглядит совершенно по-иному.

Максимум, что армянская армия могла направить на эти учения, — это рота мотопехоты, т.е. 90 солдат и сержантов при пяти офицерах. Каждый человек, более или менее сведущий в военном деле, понимает, что для современной реальности — это капля в море, как с военно-политической, так и с военно-технической точки зрения. Превратить солдат этой роты в дальнейшем в военных инструкторов, которые в будущем понесут в ряды армянской армии идеи войск НАТО, вряд ли получится, поскольку для этого требуется несколько лет, а не несколько недель обучения. Самое лучшее, что в итоге этих учений может получиться для армянской стороны,- это то, что она получит или чуть-чуть более боеспособное подразделение для оккупационных войск в Нагорном Карабахе, которое сможет продержаться в общевойсковом бою на позициях не 15 минут, а пару часов, но при этом нет ни какой гарантии тому, что за полгода сидения в окопах эти солдаты не позабудут всего того, чему их учили натовские инструкторы. Поэтому с военно-технической точки зрения участие армянских военнослужащих в натовских учениях в Грузии — это шоу, а не элемент боевой подготовки войск. Причем это шоу рассчитано исключительно на «внутреннее потребление», мол мы идем в НАТО, поскольку за пределами Армении это действие никто всерьез не воспринимает и не комментирует.

Сегодня в Азербайджане мало кто хочет воспринимать факт того, что Россия поддерживает Армению отнюдь не из чистого альтруизма типа «христианской солидарности», а по вполне конкретным меркантильным причинам. России для развития своей экономики нужны дешевые рабочие руки иностранных рабочих, которые можно использовать не только для уборки мусора на городских улицах. Чтобы класть асфальт или каменные плиты на улицах Москвы нужны рабочие с определенными трудовыми навыками, которых ни у кого из жителей стран Южного Кавказа или Центральной Азии, за исключением армян и, возможно, узбеков, ни у кого нет.

А выполнять работы и осваивать выделенные для их выполнения из бюджета деньги нужно, вот и едут в Россию сотни тысяч армянских рабочих, чтобы заработать на жизнь себе и своим семьям. В России эти люди находятся на почти рабском положении, так как полностью контролируются своими работодателями, российским и армянскими властями и спецслужбами. В России сегодня работает миллион армянских гастрарбайтеров, которые являются лучшим гарантом лояльности Армении по отношению к России, несмотря даже на то, что рота армянских военных участвует в учениях НАТО в Грузии.

Именно этот миллион армянских гастарбайтеров дает результат все референдумов и выборов в Армении, благодаря которым «карабахский клан» Сержа Саргсяна находится у власти. И пока ситуация будет находиться именно в этих рамках, ни о каком «уходе» Армении из-под России речи быть не может.

Армянские гастарбайтеры работают в России не за деньги, а за идею. Они искренне верят в то, что своим трудом отрабатывают «оружейные кредиты», взятые Арменией у России, выполняют тем самым свой патриотический долг. Происходит обоюдовыгодный обмен: Россия отдает Армении устаревшее в моральном и техническом смысле вооружение, а в обмен получает дешевые рабочие руки колониальных рабочих, столь необходимые для снижения производственных издержек и роста валового внутреннего продукта.

Именно в этом заключается смысл политики Москвы в отношении Еревана. В России ежегодно на заработках по самым различным причинам погибает около двухсот армянских гастарбайтеров, в результате чего достоянием общественности становятся некоторые из их персональных данных. Я вполне ответственно могу говорить о том, что ни один мужчина из Армении не может получить заграничный паспорт ранее того, как будет призван на военную службу и не проведет год на позициях в Нагорном Карабахе. После увольнения в запас армянской армии эти люди едут на заработки в Россию с осознанием того, что своим трудом будут продолжать «защищать Карабах», хотя в реальности — обеспечивать прибыли и сверхприбыли своих соотечественников, получивших заказы от российских региональных властей на выполнение работ, которые никто, кроме армян, из гастарбайтеров или не сможет выполнить, или не согласиться исполнять. Поэтому армянские рабочие в России ничем не отличаются по своему положению от узбеков или таджиков, но их труд используется более адресно.

Подводя итог рассуждениям, скажу, — Армения при нынешней социально-экономической и социально-политической ситуации в стране, никогда не выйдет из-под контроля России, поэтому на этом фоне участие армянских военных в учениях НАТО в Грузии выглядит как фарс. Но если азербайджанскому обывателю хочется верить во что-то более приятное его чувствам и ожиданиям, я не могу ему этого запретить.

Олег Кузнецов

Специально для Vesti.Az