Откажется ли Пашинян от оккупации? – Зульфугаров

Встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева с премьер-министром Армении Николом Пашиняном в Давосе вызвала серьезный резонанс. Азербайджанская сторона проявила сдержанную реакцию по этому поводу и не испытывает никакого дискомфорта, а вот тревоги армянской стороны в связи с третьей за последние месяцы встречей не заканчиваются. Несмотря на то, что Пашинян уже сделал заявление о встрече в Давосе, его оппоненты продолжают требовать объяснений.

Что на самом деле произошло в Давосе, и что может произойти в дальнейшем?

Представляем интервью бывшего министра иностранных дел Азербайджана Тофига Зульфугарова изданию Musavat.com:

— Встреча на полях Давосского форума способствовала появлению достаточно смелых прогнозов и вызвала обеспокоенность среди армян. О чем свидетельствуют Ваши наблюдения?

— Во-первых, реальные переговоры на данном этапе невозможны. Как минимум потому, что армянская сторона к этому не готова. Почему не готова? Все понимают, что на данном этапе основное внимание Пашиняна направлено на внутриполитическую ситуацию – оппозиционные силы готовы воспользоваться любой возможностью против него. Во-вторых, даже без этого фактора, позиция самого Пашиняна тоже была очень жесткой. С этой точки зрения его личная позиция и требования сложившейся ситуации совпадают. Поэтому я не ожидаю никакого прогресса в позиции Армении.

— В Армении существует мнение, что Никол Пашинян уже отказался от своих претензий на участие в переговорах Нагорного Карабаха в качестве стороны. Можно ли это считать уже неким прогрессом?

— Нет. Потому что он сам выдвинул эту инициативу, а затем сам же от нее отказался.

— Если, как Вы сказали, встреча не подразумевала никаких результатов, почему Азербайджан согласился на ее проведение? Во всяком случае, мы не знаем деталей переговоров за закрытыми дверями…

— Это тоже очень интересно. Несомненно, Пашинян хочет создать новый образ Армении в глазах западной политической элиты. Его основной целью было во что бы то ни стало привлечь инвестиции в Армению. Потому что им, как воздух и вода, нужна финансовая поддержка. Однако, согласившись на эту встречу, руководство Азербайджана в очередной раз показало присутствующей там политической и экономической элите, что Армения завязана на карабахском конфликте, и если в этом вопросе не будет прогресса, все инвестиции окажутся под вопросом. Я думаю, что это было одним из главных интересов Азербайджана при выборе места и площадки для встречи.

Второй интерес заключался в том, чтобы закрепить 20-летний формат. Азербайджан однозначно показывает, что признает Армению в качестве основной стороны, несущей ответственность за данную ситуацию, и здесь присутствует факт оккупации, политика аннексии Армении в отношении Азербайджана. Сейчас глава правительства Армении обсуждает с президентом Азербайджана именно этот вопрос. То есть все предыдущие заявления утратили силу.

В-третьих, азербайджанская сторона прекрасно понимает, что Армения, и особенно Пашинян, не готовы к реальным переговорам. Если это понимаем мы, то руководство Азербайджана тем более точно об этом знает. Тем не менее, чтобы пропагандировать свою позицию, оно заявляет: «Мы готовы к любым встречам, но, видите, все это пустые слова». Как раньше Серж Саргсян вел пустые разговоры, так теперь и Пашинян настроен на продолжение этой позиции. Кроме Армении, есть и другие силы, российские политические круги и члены Минской группы, которые хотят показать якобы динамику в переговорном процессе, наличие каких-то обсуждений. Например, Тарасов сообщил агентству Regnum, что оккупированные территории будут возвращены летом…

— А это возможно?

— Мы должны понимать, что подобного рода заявления не соответствуют действительности. Потому что переговоры бессмысленны. Цель заключается в том, чтобы «карабахский клан» нанес удары по позициям Пашиняна. То есть этот вопрос уже используется во внутриполитических процессах. Поэтому Азербайджан продемонстрировал, что не особо оптимистичен в этом вопросе.

— Вызвало широкие обсуждения поздравительное письмо Трампа Пашиняну, в котором он упомянул Карабах. Президент США подчеркнул, что основным залогом развития Армении является урегулирование нагорно-карабахского конфликта. С аналогичным заявлением выступил Джон Болтон в Ереване. Есть ли у Вашингтона какой-то особый план по данному вопросу?

— Это информация, которая на поверхности. Но я думаю, что эта позиция была передана Пашиняну по разным каналам. Мол, если вы хотите проводить прозападную политику, быть ближе к Западу, тогда вам придется действовать в этом направлении. То есть в условиях противостояния Запада с Россией невозможно получить какие-либо дивиденды, ограничиваясь лишь сухими заявлениями. Они хотели сказать Пашиняну, что такая игра не по нему. Это очень серьезный сигнал руководству Армении. Потому что одним из основных факторов, способствовавших его приходу к власти, стало обещание отдалиться от России и быть ближе к западной цивилизации. Теперь пришла пора платить за это серьезным образом. Подход заключается в том, что Пашинян обязан заплатить эту цену, обязаносвободить оккупированные территории!

— Значит, вопрос деоккупации земель поставлен ребром?

— Да.

— В день встречи в Давосе, Никол Пашинян переговорил с Джоном Болтоном по телефону. По его собственному признанию, они не говорили о Карабахе. Как вы думаете, из чего исходила необходимость этого разговора?

— Пашинян – немного игрок. Он приучен создавать некие образы для публики. Не верю, что в последний момент кто-то его проинструктировал, что и как делать. Это не методы серьезной политики. Здесь заметны элементы игры. Как я уже отметил, его основное внимание устремлено на внутреннюю политику. Опять-таки возвращаюсь к нашей позиции. Мы показали нашу позицию, достигли необходимых тактических целей. Не исключаю, что в Давосе было сказано, что либо будет так (будут возвращены территории – прим.), либо война неизбежна! Думаю, этот сигнал был серьезным образом доведен до внимания армянской стороны.

— Это третья встреча лидеров. Уместна ли тут пословица «Бог любит троицу», или встречи вновь приобретут бесконечный характер?

— Не стоит связывать встречи с их результативностью. Потому что каждая из сторон конфликта ждет, когда другая откажется от этих встреч, чтобы сказать: «Видите, они не хотят мира». То есть, обе стороны не удовлетворены встречами, это очевидно. Но отказ чреват большими последствиями, нежели участие в этих встречах, это очень простая логика. Я не исключаю, что будут новые встречи, но важность этих встреч, ожидания от них будут все меньше и меньше. Это пока еще только третья встреча, но очевидно, что общественность ничего не ожидает от этих встреч. Несмотря на звонки Болтона, Лаврова и прочих. Ожидания очень низкие.

— Сергей Лавров недавно привел позицию Азербайджана в пример Армении. Известна позиция Трампа. Можно ли говорить о том, что сопредседатели достигли консенсуса в вопросе деоккупации Карабаха?

— В России происходят несколько иные процессы. То есть большая часть правительства недовольна Арменией и ничего не ожидает от дружбы с армянами. Есть небольшая проармянская группа, и я не исключаю, что во главе ее стоит Лавров. Они хотят показать, что Армения нужна России и дружба с армянами должна быть продолжена. Для этого они хотят показать, что переговоры идут и проекты обсуждаются. Вплоть до того, что по итогам министерской встречи звучат оптимистичные заявления. Но на самом деле нет никакой динамики.

— Тем не менее, армяне выглядят достаточно обеспокоенными. Они взволнованны заявлениями о возможности возврата земель в июне. О чем это говорит?

— Думаю, подобного рода заявления направлены на создание паники внутри Армении, мол, Пашинян сдает земли. Поэтому им не стоит придавать особого значения.

— То есть вы не ожидаете подписания мирного договора или освобождения определенных территорий в 2019 году?

— Мы слышим такие заявления в год по два-три раза.

— Если, как вы говорите, перед Арменией выдвинуто условие, с другой стороны Азербайджан настойчив в стремлении вернуть свои земли, каким будет следующий шаг?

— Выбор Азербайджана очень прост. Обсуждая политические возможности, мы понимаем, что ожидать таких шагов от Армении не стоит, для этого нет оснований. Но главный вопрос заключается в том, когда нанести удар по оккупанту и освободить наши земли? В этом смысле выбор очень прост, и наши враги об этом хорошо знают. Поэтому они хотят создать видимость, что не сегодня-завтра что-то произойдет. Но я думаю, что это бессмысленно, общественность в это не верит.

Перевод Нармина Мамедова