Азербайджанские беженцы: «Мы готовы снова жить с армянами»

Итальянский журналист Микеле Дзанзукки делится воспоминаниями о своем визите в Азербайджан, где он встречался с беженцами из Нагорного Карабаха. Дзанзукки, являющийся директором сайта Citta Nuova («Новый город»), посещал нашу страну в 2004 году.

«Серия репортажей о беженцах продолжается. В столице Азербайджана Баку в 2004 году я посетил строящийся дом, в котором жила семья из Нагорного Карабаха, откуда вынуждены были бежать сотни тысяч людей, — вспоминает итальянец в опубликованном сегодня на cittanuova.it материале. — Это было мрачное утро в Баку. Различные обстоятельства побудили меня посетить некоторых беженцев из Нагорного Карабаха — открытой раны, которую каждый азербайджанец воспринимает как унижение.

Большинство беженцев из конфликтного региона по-прежнему жили в крайне тяжелых условиях. Около 800 тысяч из миллиона беженцев к тому времени еще не начали настоящую новую жизнь, ограничиваясь проживанием за счет государственных субсидий и международной помощи и надеясь каким-то образом и как можно скорее вернуться в свои дома».

Автор рассказывает о том, в каких условиях жили 15 лет назад семьи азербайджанских беженцев.

«Мы заходим в дом, поднимаемся по бетонным лестницам. Темнота, висячие провода, мусор и кошки… Затем входим в комнату длиной около 10 метров. После увиденного до этого комната показалась оазисом мира и красоты. Все поверхности, кроме потолка, были покрыты коврами, зеркалами и картинами. Доминирующий цвет – красный, но и желтый играет важную роль. У стен множество кроватей, одна за другой, а посреди комнаты длинный шаткий стол, по которому ползают муравьи. В одной части комнаты соорудили кухню, учитывая шум и запахи, исходящие оттуда.

Мать семейства берет слово и кажется неудержимой настолько, что мой переводчик не пытается ее прервать, уважая бесконечную боль этой женщины».

«Мы прибыли сюда 21 июля 1993 года, — рассказывает она. — Сейчас нас тут 14 человек. Есть те, кто погиб, кто-то эмигрировал, а кто-то служит в армии.

Мы живем здесь в беспорядке. Все, что вы видите, было дано нам, потому что из наших домов в Агдаме мы не смогли ничего забрать. Армяне убили шесть членов моей семьи. Сегодня нам дают еду и электричество, но не дают надежду.

В июле 1993 года, когда армянские солдаты и их танки оккупировали наши земли, всем нам сразу стало ясно, что у нас нет другого выбора, кроме как бежать, если мы хотим спастись. И армяне заняли наши дома. Они присвоили наши сбережения, пользуются нашими школами. Мы хотим во что бы то ни стало вернуться в Карабах, готовы даже снова сожительствовать с армянами. Но мы должны получить наши земли обратно. Я думаю, что, если солдаты уйдут, мы сможем снова жить с армянами».

«Этим все сказано, — пишет напоследок Микеле Дзанзукки. – Мы посетили другие дома, вагоны, казармы. Трагедия беженцев, трагедия этнической ненависти. Когда это все закончится?!».