Адвокат: «В деле о смерти солдата в Карабахе необходимо рассматривать и версию убийства»

Орган предварительного следствия допустил упущения в деле Гургена Саргсяна, погибшего от огнестрельного ранения в ночь на 16 января на боевой позиции в Нагорном Карабахе.

Ряд обстоятельств позволяют представителю правопреемника Саргсяна, адвокату Липариту Симоняну утверждать, что следствие должно рассматривать не только версию о нарушении правил обращения с оружием, но и убийства.

По материалам уголовного дела, в ту ночь обвиняемый Гарен Ованисян и лейтенант Ашот Погосян вернулись на позицию с другой боевой позиции. Там лейтенант передал свой автомат дежурному смены, военнослужащему срочной службы Владимиру Саргсяну и поручил контрольно разрядить автомат, после чего ушел в уборную. Гарен Ованисян взял у Саргсяна автомат и спустился в блиндаж разряжать автомат. В блиндаже он, не извлекая обоймы, потянул затвор и произвел контрольный выстрел, вследствие чего стоявший от него в полутора метрах Гурген Саргсян был ранен в голову. Его доставили в степанакертский госпиталь, затем – в Ереван, где он скончался 1 марта.

Ованисяну предъявлено обвинение по статье «Нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами и представляющими повышенную опасность для окружающих предметами, материалами и веществами, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Как адвокат Симонян заявил в беседе с Epress.am, после ознакомления с материалами дела он пришел к заключению, что полноценного расследования проведено не было.

«Не хочу утверждать, что налицо убийство, либо имело место нарушение правил обращения с оружием. Однако в деле есть определенные фактические обстоятельства, вызывающие большие подозрения с точки зрения обвинения», — отметил собеседник.

Во первых, по его словам, вызывает подозрение то, почему Гарен Ованисян не разрядил оружие снаружи. «Это несколько нелогично. Думаю, если бы человек увидел перед собой солдата, имея целью только разрядить оружие, он бы его хотя бы поднял вверх. А направление пули, согласно заключениям эксперта, было вертикальным. Рана же в области головы не имела покатости, а была прямой».

В адресованной прокуратуре жалобе адвокат написал, что все это дает ему основание заключить: разностороннего расследования не было, следствие по делу нужно возобновить, а Ованисяну предъявить обвинение по статье «Убийство».

В момент инцидента в блиндаже находились четверо других военнослужащих, по свидетельству которых, они спали, не слышали звука выстрела и ничего не видели.

«Их показания неправдоподобны, так как в закрытом пространстве невозможно не услышать звука выстрела автомата и не проснуться. В случае, когда находившийся довольно далеко военнослужащий Тигран Егиазарян услышал звук выстрела», — говорит Симонян.

По его словам, не найдена пуля, которой был ранен Гурген Саргсян: «Ее бы нашли, если бы блиндаж хорошо обыскали».

374 статья УК Армении предусматривает уголовную ответственность за незаконную передачу оружия другому военнослужащему.

Собеседник считает незаконным уже то, что лейтенант не разрядил свое оружие самостоятельно, а передал его подчиненному. «Если предположить, что все это было следствием неосторожности обвиняемого, значит, если бы офицер не передал незаконно оружие, солдат бы не выстрелил».

Симонян ходатайствовал в генпрокуратуру о возбуждении уголовного дела против Ашота Погосяна, но ответа так и не получил.

Дело отправлено в суд первой инстанции Сюникской области Армении.

Epress