Тофиг Зульфугаров: «Переходя в наступление, мы должны остерегаться «пятой колонны»

Уже подходит к концу восьмой месяц текущего года, а никаких шагов для того, чтобы сдвинуть карабахский вопрос с «мертвой точки», не наблюдается. Ситуация настолько сложна, что невозможно оказалось даже дать старт символическим переговорам. Что сулит эта ситуация, насколько серьезны перспективы развязывания войны? Ситуацию газете «Ени Мусават» прокомментировал бывший министр иностранных дел Тофиг Зульфугаров.

— Тофиг бей, премьер-министр Армении Карен Карапетян отдыхает в Карабахе. Фактически, Армения открыто бросает вызов Азербайджану. Какой смысл преследует Армения, идя на конфронтацию? Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Демонстрация силы с их стороны говорит об обратном явлении, то есть, они находятся в плохой ситуации. Они должны предпринимать эти шаги для успокоения общественности. Мне кажется, они должны подумать о будущем, то есть, хватит ли у них сил бороться с нами длительное время. Все, чего добилась Армения, она добилась 20 лет тому назад. В настоящее время никакого прогресса нет. По сравнению с нами, они постоянно слабеют, как в экономическом, так и в военном и политическом смысле. Все, что они могли, уже сделали. Будущее для армян не видится. С этой точки зрения они на самом деле стоят перед выбором. Они задействовали различные ресурсы, возможности диаспоры и т.д. Как они будут поддерживать жизнеспособность этого государства, неизвестно.

— Но армяне претендуют на создание на оккупированных землях Азербайджана второго армянского государства…

— Претендовать они могут. Но давайте говорить о реальности. Реальность такова, что они максимально мобилизовали экономические, демографические и военные силы, и этих сил не достаточно для получения итогового результата. Азербайджанская сторона, как общество так и государство, демонстрирует волю воевать за эти земли, дать шехидов, усилить армию. Уже сформирована национальная идея Азербайджана. То есть, карабахский вопрос сформировал национальную идею Азербайджана. С этой точки зрения, они думают о многом, в том числе о том, каким будет их будущее.

— Если так, то почему Армения не соглашается вернуть прилегающие к Нагорному Карабаху территории в обмен на статус, как предлагал Левон Тер-Петросян? Какая сила или фактор воздерживают их от этого?

— С теоретической точки зрения, есть три уровня, составляющих этот конфликт. Первый — конфликт между двумя государствами, второй – конфликт между азербайджанским и армянским меньшинством, третий – конфликт азербайджанской и армянской общин нагорно-карабахского региона. Около 17-20 лет вторых и третьих конфликтов не наблюдается. То есть, это конфликт между двумя государствами. Мир принимает это в такой форме. В свое время они допустили большую ошибку. Точнее, это была ошибка Кочаряна, который для того, чтобы показать себя и участвовать в мероприятиях, объединил переговоры в своем лице. После того, как он стал президентом, то стал проводить переговоры между двумя государствами. Можно сказать, что сейчас проявляется только один вид этого конфликта. Мировое мнение заключается в том, что это армяно-азербайджанский конфликт. Теперь они видят, что ни азербайджанская общественность, ни другие не верят, что конфликт будет решен путем переговоров.

— В последнее время интенсивно распространяется информация о том, что Россия накажет Армению, российские эксперты дают комментарии по этому поводу. Насколько это реально?

— Тарасов и Григорий Трофимчук давали комментарии по этому поводу. Естественно, они не выступают из интересов России. Причем оба одновременно высказали одинаковое мнение. То есть, они хотели сказать, давайте поменяем формат и сделаем это конфликтом не между двумя странами, а между Нагорным Карабахом и Азербайджаном, чтобы Москва оказала посредничество. Это хитрость, чтобы изменить сущность и природу конфликта.

— Может, тут присутствуют интересы России, чтобы открыто взять под крыло карабахских сепаратистов, также, как она поддерживает другие сепаратистские режимы…

— Нет, на самом деле это не идет на пользу России. В этом конфликте Азербайджан и Армения управляются Москвой. Если Армения останется в стороне от конфликта, то Москва потеряет «инструменты» управления. Хитрость этих людей заключается в том, что они хотят проведения переговоров без Армении. Но Россия не отпустит ее, она использует карабахский конфликт для управления двумя государствами. Во-вторых, если рассматривать конфликт на этом уровне, Армения получит свободу. То есть будет проводить прозападный курс и скажет, что не вмешивается в этот конфликт и остается в стороне от него. С другой стороны, отношение к этому заявлению неоднозначное. А как же войска Армении в Карабахе, экономика, паспорта, деньги? В какой форме все это будет решено, уберут ли они все из Карабаха? То есть о второй части вопроса они умалчивают, просто начали игру.

— Вы сказали, что власти Армении рядом шагов переключают общественное мнение. Но на оккупированных территориях проводится работа, Азербайджану будто бы бросают вызов. Международное сообщество никак на это не реагирует. В чем причина?

— Я придерживаюсь мнения, что демонстрация силы происходит для того, чтобы скрыть, что никакой силы на самом деле нет. То есть, сильная сторона никогда не демонстрирует свою силу. Распространилось мнение, мол, если вы говорите, что одержали победу, то почему такие как Кочарян живут в Москве? Отдых премьер-министра в Карабахе – это пропагандистский шаг, они хотят опередить общественное мнение. В обществе говорят, мол вы подтолкнули народ к войне, а сами собрали свои вещи и живете в другом месте, а мы остались в огне. Мне кажется, в этом заключалась основная цель и желание Карапетяна, и он демонстративно поехал в Карабах.

— Если сравнить, то каково соотношение сил?

— Мы должны знать, что как с точки зрения обороны, так и в экономическом плане Армения очень слаба. Апрельская война показала нам кое-что. Мы должны понять, что на линии фронта есть опорные позиции. Но эти позиции находятся на уровне взвода, нельзя сказать, что там есть силы. Во-вторых, с учетом рельефа мы должны понимать, что 3-4 точки Нагорного Карабаха представляют важность. То есть, с других мест зайти в Нагорный Карабах трудно, это известно. В третьих, самую большую опасность Армении представляет нахчыванский фактор. Они уже начали выражать свое беспокойство по этому поводу. Как проармянские российские политологи, так и сами армяне поняли, что создалась беспросветная ситуация. Есть второй фронт, который очень близок к Еревану. То есть теперь ситуация будет отличной от первой карабахской войны. Армяне понимают это.

— Предположим, азербайджанская армия нацелилась на Ереван, находящийся в 40-50 км от Нахчывана. Какова будет реакция России?

— Мы должны понимать, что в первой карабахской войне было невозможно использовать нахчыванский фактор, потому что он был очень слаб с точки зрения обороны. Теперь, после начала второго этапа, важным фактором является повышение Азербайджаном своих оборонных способностей в Нахчыване. Все понимают, что если будет война, то она будет идти между двумя государствами. Это нельзя назвать агрессией в отношении Армении, потому что ситуация иная.

Если с территории Армении будут направлены удары в сторону Азербайджана, значит, в ответ Азербайджан ударит по Армении. Это нельзя назвать атакой и агрессией против союзника. Позиция России может быть различной. Важно отметить, что в любом военном соглашении есть пункт, что количество помощи может быть определено после проведения переговоров. То есть, в этом вопросе не задействуется автоматически 5-й пункт, как в НАТО. Значит, союзничество России под вопросом, и в Армении имеется мнение на этот счет. Один из экспертов заявил, что у Армении нет такого союзника, как у Азербайджана в лице Турции. С этой точки зрения, в армянском обществе, политике и взглядах на будущее возрастает иной подход.

— Может ли проводимая в последнее время Арменией игра с Западом разозлить Россию, или это согласовано с Кремлем?

— Я критически отношусь к этому вопросу. Некоторые наши комментаторы придерживаются позиции, мол они намерены открыть России сущность и продажность армян. Мол, они продажны, хотят войти в НАТО. Я не сторонник этого. Потому что Москва всегда критически относится к таким комментарием, мол, если ты это видишь, думаешь, я не вижу? Во-вторых, безусловно, Россия серьезно контролирует Армению. На самом деле, у армян нет выбора. Эта игра проармянских сил. Участие в маневрах НАТО не такой фактор, чтобы сказать, что Армения вышла из-под контроля России и устремилась на Запад.

— Политолог Эльдар Намазов говорит, что для властей Армении выгоднее проиграть Карабах в войне, чем освободить территории путем переговоров. Можно ли согласиться с этим мнением?

— Контроль России над военными регионами настолько силен, что для политиков на самом деле невозможно потерять эти земли политическими путями. Поэтому обе стороны могут склониться к сценарию, чтобы отдать какие то земли и получить что-то взамен. Но это опасный вопрос. То есть, отвоевать какие-то районы и заморозить ситуацию в других районах – это серьезный вопрос. Потому что при замораживании ситуации может последовать какая-то резолюция ООН. Предположим, что восстановились военные операции, у армян отвоевали какие-то территории, и принимается резолюция для прекращения операций на остальных землях. Гарантами исполнения этой резолюции будут сверхдержавы. Естественно, новая линия превратиться в защищаемую международным правом линию. Нет гарантий, что этой линией будут признаваемые международным сообществом границы Азербайджана.

— Значит, это не идеальный путь решения для Азербайджана. А что тогда делать?

— Мы должны довести соотношение сил до такой степени, чтобы линия остановки военных операций была одинаковой с нашим границами.

— Полковник Шаир Рамалданов сказал, что армия, которая смогла продвинуться на 27 км в 1994 году во время Горадизской операции, сейчас может освободить земли за 5 дней, и реакция международного сообщества будет запоздалой.

— Мы – независимая страна. Но приведу пример: Финляндия длительное время находилась под влиянием Советского союза. Россия сильнее Азербайджана. Если мы станем полностью независимы, и наши военные будут полностью независимы, то не исключаю, что нам даже 5 дней не понадобится, может и 3 дня будет достаточно. Но мы должны учитывать реальную ситуацию. Давайте говорить открыто, в Азербайджане существует «пятая колонная», причем разных стран. Это реальность.

— Из сказанного вами выходи так, что Азербайджан должен опасаться не только врага на линии фронта, но и внутренней «пятой колонны»?

— Естественно.

— Что они могут сделать?

— Надо подумать. Но речь идет не о том, что они могут сделать. Что им поручат, то они и сделают. Надо проанализировать, что им могут поручить.

— То есть, переходя в наступление мы должны опасаться тыла?

— Да, с армянами все ясно – это враги, они стреляют. Мы должны остерегаться тыла. Это касается и внешней политики, и армии и других структур…