Хогланд, чуда не произойдет, а Армения не вернёт Карабах

Утраченный нейтралитет дипломатии ничегонеделания

По мере приближения сроков Генеральной Ассамблеи ООН команда стилистов от дипломатии все хлещи раскручивает тему усиления мер доверия карабахского конфликта. Армянская сторона превратила эту позицию в судьбоносный компонент, будто заглавной целью политического процесса является не достижение всеобъемлющего мира, а способность сторон к выработке режима совместимости.

Безусловно, усиление мер доверия может стать осевой задачей при условии, если в порядковом режиме обозначить главные, второстепенные и технические составляющие проблемы. Как видно, кроме Азербайджана никто не обременяет себя заботой прояснить, ради чего вообще инициирован Минский процесс и с помощью каких механизмов будет раздобыт главный результат – окончательный мир.

В случае, когда в программе разблокирования межгосударственного конфликта отсутствует внятная повестка, когда нет четкой последовательности взаимозависимых задач, вырывать из контекста отдельный элемент и искусственно возводить его в ранг максимума преследует цель запудрить мозги и увести процесс с магистрали на обочину.

Заявление американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Ричарда Хогланда о важности выстраивания мер доверия для Армении стало чуть ли не особым смыслом карабахского урегулирования. Этим наращивается пропагандистский напор вокруг дипломатии ничегонеделания. Потому в Ереване чуть ли не ликуют по части замены главного второстепенным, утверждая, будто актуальность мессиджа касается только Азербайджана.

Армянские политтехнологи с усладой смакуют подробности заявления Хогланда, поднимающего вопросы отвода с передовой снайперов, увеличения численности международных наблюдателей и размещения спецоборудования, с помощью которого будут расследоваться инциденты. Все это не ново, но преподносится в оригинальной упаковке, чтобы воссоздать эффект сверх важности. А в самом-то деле происходит декорирование бездействия, чтобы обставить явный провал ширмой и этим лишить Азербайджан поля маневра.

Агрессор, пользуясь тем, что посредники утратили нейтралитет, концентрирует силы на воспроизводстве наступательного идеологического продукта. Рупоры в ударе, и неустанно твердят, дескать, именно Азербайджан инспирирует нарушения режима перемирия, используя снайперов и осуществляя диверсионные вылазки. Не требуется особых доказательств, чтобы тайное превратить в явное. Основным ресурсом для армянского агитпропа является инсинуация, потому конечный продукт скоропортящийся и не выдерживающим критики.

Когда посредники сетуют, что, мол, недостаток атмосферы доверия и перечеркивает усилия дипломатии, напрашивается вопрос – а на пути к каким целям парируются так называемые миротворческие усилия? Ситуация, когда сопредседатели признают, что переговорный цикл заглох, надо ли и дальше эксплуатировать тезис «дефицит доверия»? Положим, воцарится доверие, никто не станет стрелять, и что произойдет? Неужели чудо, когда Ереван пойдет на демилитаризацию и станет обсуждать план возвращения беженцев, разблокирование коммуникаций и так далее?! Ничего этого не было в помине, как и нет сегодня.

Встречи глав государств в Вене и Санкт-Петербурге не дали базовых результатов, а всего лишь привели к получению промежуточного согласия на усиление мер доверия. Сразу после завершения президентских встреч временный мир стал сотрясать шквальный огонь агрессора. Не в интересах Еревана спокойствие на линии соприкосновения. На это указывает и угрожающая лексика армянского президента, его карабахского клона, которые в один голос говорят о невозможности возвращения Карабаха в состав Азербайджана.

Они же озвучивают притязания на другие азербайджанские земли. Какие еще доказательства требуются для понимания, что мир, как цель политического процесса, не входит в планы Еревана и что он настроен на эскалацию противостояния?!

Минская группа продвигает идею важности венских и санкт-петербургских договоренностей, прекрасно понимая, что в условиях, когда агрессор за сутки более сотни раз нарушает режим перемирия, их имплементация попросту невозможна. Война армянских вооруженных сил против азербайджанского гражданского населения, мирных селений не заканчивается.

Варварство, приведшее к убийству детей, женщин, воочию демонстрирует – какая сторона подрывает хрупкий мир и для чего это ей нужно.

Выступая в роли адвокатов агрессора, сопредседатели замалчивают настойчивые требования Еревана вернуться к статус-кво, что было до апреля 2016 года. Собственно, каша вокруг усиления мер доверия потому и варится, что Армения в качестве предусловия требует возвращения территорий, утраченных в 4-дневной войне. Этому не быть, как и не быть тому, что Баку откажется от своих требований.

Пока не осуществится вывод армянских сил с азербайджанских территорий, Минская группа так и будет имитировать серьезные усилия. Если кому-то мерещатся территориальные уступки со стороны Баку, то это всего лишь самообман. Посредники покрывают гнусавые устремления агрессора, потому прорыва в политическом процессе не будет. Но это не станет горьким разочарованием для Баку, который изучил повадки Армении и ее келейных адвокатов.

Вакуум, конструируемый разрушителями мирного процесса, приведет к тому, чего больше всего боится агрессор. Тогда и посредникам не удастся скрыть собственную нечистоплотность. Впрочем, приевшийся политический степ – это слабость не только Минской группы, но и других дипломатов, которые запороли не один миротворческий процесс. Зацикливаться на их пороках – не благодарное занятие. Совсем другое дело решать свои проблемы самим.

Тофиг Аббасов