Именем этого маньяка-армянина пугали детей Советского Союза

В декабре 1963 года столицу Советского Союза охватила паника. Москва ужаснулась от безжалостных убийств малолетних детей. Взрослые труженики Страны советов и вездесущие пионеры пересказывали друг другу страшилки про таинственного убийцу (слово маньяк тогда не было в почете у советских людей), который ходит по квартирам, представляясь сотрудником «Мосгаза», и убивает открывших ему дверь детей. Страшилки остаются страшилками, а вот этот маньяк действительно существовал. Это был Владимир Ионесян, 1937 года рождения, ранее судимый за уклонение от воинской обязанности и приговоренный к 2,5 года лишения свободы.


20 декабря 1963 года в Москве, в доме по улице Балтийской было обнаружено тело 12-летнего Костеньки Соболева (ФОТО — Дом № 4 на Балтийской улице, где произошло первой убийство).


На теле советского пионера судебные следователи обнаружили несколько ударов туристическим топориком. Мальчик погиб страшно, маленький, пусть и острый топор, не могу убить сразу. Убийца раз за разом наносил удары, пока жизнь не покинула бездыханное тело. Из квартиры были похищены 60 рублей, флакон одеколона «Шипр», пляжные очки и детский свитер,- вся добыча маньяка. Для Страны Советов, где еще с эпохи Октября обеспечение детства было одной из приоритетных задач правительства, намеренное убийство ребенка – это нонсенс. Человек, совершивший такое, переставал быть человеком. Общество ставило его вне закона, даже самосуд над ним мог быть оправдан судебными инстанциями.

На розыск подонка были брошены лучшие силы муровцев. В ходе следственных мероприятий выяснилось, что один из жителей этого дома видел неизвестного, ходившего по квартирам, представляясь сотрудником «Мосгаза». Свидетеля, 9-летнего мальчика Артема Фролова, от неминуемой смерти спасла … ложь. В тот день бабушка мальчика, которая постоянно находилась в квартире вместе с внуком, ушла в больницу. Мальчик по привычке сказал незнакомцу, стучавшему в дверь, что все дома, хотя на тот момент он оставался наедине с младенцем. Маньяк был вынужден уйти.

По словам Артема и был составлен известным криминалистом Софьей Исааковной Файнштейн первичный фоторобот преступника. Сыщики сразу поняли, что убийца не москвич — он носил ушанку завязанной не на макушке, как было принято у москвичей, а на затылке.

Ионесян, понимая, что его ищут, решил перенести свою «деятельность». Надо отметить, что в тот момент он сожительствовал с оренбургской балериной Алевтиной Дмитриевой, которой представлялся работником КГБ. Ради нее он бросил жену Медею и маленького сына. Может быть, это было к лучшему: как бы потом они смотрели людям в глаза?

25 декабря 1963 года советскую общественность потрясли новые убийства – на этот раз в Иваново. В «городе невест» Ионесян расправился с ровесником Кости Соболева — 12-летним Мишей Кулешовым. Орудием преступления снова стал топор. В виде добычи нелюдь забрал облигации госзайма, пиджак, кофту и две авторучки. Спустя несколько часов на Октябрьской улице ударом топора была убита 74-летняя пенсионерка. Преступник забрал из квартиры карманный фонарик и 70 копеек.

Но, как говорит пословица, сколько веревочке не виться… В тот же день жертвой маньяка стала ивановская школьница 15-летняя Галя Петропавловская. Проникнув в квартиру под видом газовщика, Ионесян изнасиловал Галю, нанес 9 (!) ударов топором, похитил 90 рублей, пуховый платок, свитер и кофту. Но девочка выжила и сумела описать преступника. Его портрет совпадал с московским убийцей.

После этих событий, до сих пор именующихся «Ивановской резней», дело под свой контроль забрал министр охраны общественного порядка (так тогда называли МВД) Вадим Степанович Тикунов. О ходе расследования министр должен был докладывать лично главе государства Никите Сергеевичу Хрущеву. По указанию министра к расследованию привлекли все возможные ресурсы. К точному отображению внешности Ионесяна подключился знаменитый советский скульптор и антрополог Михаил Герасимов.


Но, увы, очередное убийство предотвратить не удалось. Жертвой озверевшего от крови маньяка стал 11-летний Саша Лисовец. 28 декабря Ионесян проник под видом газовщика в квартиру, где находился Саша. Как только мальчик открыл дверь, маньяк ударил его топором. После первого удара мальчик побежал в туалет, где пытался спрятаться. Но ублюдок догнал его и несколькими ударами того же топора убил ребенка. Из квартиры ничего не пропало, поскольку кровопийца не смог взломать дверь в комнату, где стоял шкаф с ценностями.

Как только отчет об очередном убийстве ребенка лег на стол Хрущеву, тот пришел в ярость. Давление на оперативников МУРа оказывалось невероятное. Но и сами милиционеры понимали, что любой день промедления может стать последним в жизни очередного невинного человека.

8 января 1964 года Ионесян совершил последнее убийство. Его жертвой стала 46-летняя Мария Ермакова. Оперативники, осматривавшие тело женщины, не могли сдержать рвотных позывов. Они прошли через ад Великой Отечественной, но от увиденного многих стошнило. Убийца нанес женщине 20 ударов топором. Добычу на это раз он забрал покрупнее: 5 мотков пряжи, 3 пары носков, кошелёк, 30 рублей, настольные часы «Мир» и черно-белый телевизор «Старт-3».

На это раз преступник «наследил» достаточно. Участковый и соседи жертвы видели, как он сел в попутку, регистрационной номер которой начинался на 66. Сыщики, за несколько часов перерыли всю Москву и нашли автомашину, водитель которой высадил Ионесяна углу улиц Трифоновская и 2-я Мещанская.

На съемной квартире, в которой проживал маньяк со своей сожительницей Алевтиной Дмитриевой, устроили засаду, но вместо самого Иоенсяна задержали Дмитриеву, которая сказала сыщикам, что Ионесян работает в КГБ и находится на выполнении секретного задания. Дело в том, что все свои быстрые перемещения и неожиданные деньги, похищенные из квартир жертв, маньяк объяснял выполнением сверхсекретного задания правительства.

Проверка, проведенная в отделе кадров КГБ, которым в то время руководил Владимир Семичастный, показала, что Ионесян ни в одном из подразделений КГБ не числится. Сидя в одиночной камере, Дмитриева созналась, что её сожитель отправился в Казань, куда вскоре должна была приехать и она. Сыщики направили в Казань загримированную под Дмитриеву сотрудницу МУРа. Задержанием на вокзале лично руководил Министр охраны общественного порядка Татарской АССР Салих Япеев. 12 января убийца детей и женщин наконец-то был пойман.

В документальном фильме телеканала НТВ «Откройте, Мосгаз» приводятся свидетельства людей, принимавших участие в расследовании преступлений Ионесяна. Согласно им, допросом маньяка руководил лично генпрокурор СССР Роман Руденко, а затем доставил того в кабинет Хрущева. Посмотрев на Ионесяна, глава партии и правительства сказал: «Чтобы через две недели его уже не было…».
Суд над маньяком продлился недолго. Учитывая зверский характер его преступлений, Центральный Комитет КПСС единогласно визировал смертный приговор, расстрел. Общественностью предлагались и другие методы казни. Граждане Союза Советских Социалистических Республик требовали с учетом зверских убийств детей публично повесить преступника или четвертовать его на Лобном месте Красной площади, фактически приравняв Ионесяна к нацистским преступникам и их сообщникам.

Но ЦК КПСС избегал публичности процесса. Скорее всего, принималась во внимание национальность преступника, необходимость избегать накала страстей на этой чувствительной почве.

Следствие и судебный процесс заняли всего две недели, как и требовал того Никита Сергеевич. 30 января 1964 года Верховный суд РСФСР вынес приговор: смертная казнь. В вердикте суда уточнялось, что «приговор окончательный и обжалованию не подлежит». Прошение о помиловании, поданное тут же адвокатом Ионесяна, было сразу отклонено, и уже 31 января в 23 часа Владимир Ионесян был расстрелян в Бутырской тюрьме.

Для того, чтобы отразить весь ужас, в который маньяк поверг детей и их родителей, приведем воспоминание девочки, чуть не ставшей его очередной жертвой.

Рассказывает москвичка Татьяна Аркадьевна Степина, на тот момент учившаяся в 4 классе: «Жили мы в собственном доме в Щукине — тогда это еще деревня была в черте Москвы. И он пришел… Но не назвался Мосгазом, спросил: «Мама дома?». Голос мне показался знакомым, как у папиного приятеля. Я спросила: «Дядя Гена, это вы?». «Да!». Я увидела в окне веранды его лицо. Это был не дядя Гена! В страхе я вбежала в дом, закрыла дверь и повисла на крючке, пока папа не пришел с работы. Ему пришлось разбивать окно, чтобы войти. Забыть этот страх невозможно. Весь город был напуган. О том, как шел суд, сообщали по телевизору. И вот, наконец, диктор Игорь Кириллов объявил, что приговор приведен в исполнение. Я до сих пор помню лицо Мосгаза…» (КП).

Так закончилась история первого советского серийного маньяка Владимира Ионесяна. Впереди был первый теракт в СССР, в московском метро, который также был совершен уроженцами Армении…

Заур Мехдиев
автор Azeri.Today