Туркмены, ассирийцы и езиды против независимости Курдистана

С приближением референдума о независимости Курдистана религиозные и национальные меньшинства Ирака все больше напоминают о себе, заявляя, что предсказуемый результат голосования нарушит их права. Судя по высказыванием лидеров нацменьшинств, они не доверяют ни Эрбилю, ни Багдаду.
До войны в Ираке существовала внушительная христианская община – 1,5 миллиона человек. Однако непрекращающиеся боевые действия, насилие и терроризм вынудили многих из них покинуть родные места и эмигрировать в страны Европы и Северной Америки. В настоящее время, по сведениям Всемирного совета церквей, в Ираке всего 250 тысяч христиан. И те, кто остались в стране, не проявляют воодушевления по поводу приближающегося референдума.

В июле региональные власти Курдистана насильственным образом сместили мэра города Алькаш ассирийку по происхождению Джавахрех, чтобы поставить на ее место более лояльного к верхам курдского истеблишмента человека. Джавахрех обвинили в коррупции, но никаких доказательств представлено не было, и многие считают, что это было сделано для ослабления единства нацменьшинств.


Другой ассирийский правозащитник — Диана Саркисян даже заявила, что «устранение мэра и вмешательство в деятельность политического руководства показало, как правительство Барзани «уважает» права меньшинств».

Ассирийцы сразу же собрались в Алькаше, чтобы выразить протест решению курдских властей. Общественность страны обратила внимание, что во время этой акции курдского флага не было, а демонстранты размахивали иракским флагом. Ассирийцы выражали свое несогласие с референдумом и выкрикивали, что «ДПК (Демократическая партия Курдистана) — не демократия» и «Ассирийцы говорят «нет» референдуму».

Д.Саркисян впоследствии уверяла, что большинство иракских ассирийцев хотели бы иметь широкую автономию и самостоятельность, подобную автономии Курдистана в составе Ирака.

Другое меньшинство, пользующееся гораздо большей благосклонностью как иракского, так и курдского правительства — езиды. Партия Барзани старается демонстрировать сочувствие езидам, многие из которых пострадали во время геноцида, предпринятого против них ИГИЛ. Возглавляемая Барзани ДПК вообще позиционирует себя как защитница нацменьшинств.

Однако декларируемое ДПК далеко от реальности. Большинство езидов считают, что пешмерга, курдские боевые формирования, предали их, покинув свои оборонительные позиции в Синджаре в августе 2014 года и уступив их ИГИЛ. Езиды уверены, что курды отвернулись от них именно тогда, когда их помощь была нужнее всего.


Через несколько недель после захвата Мосула джихадисты прошлись по Синджару, и отряды пешмерга, ответственные за безопасность, ушли без боя. То, что случилось после, ООН назвала геноцидом: были убиты 5000 человек, 7 000 женщин и детей были похищены для сексуального рабства, а 50 тысяч езидов были вынуждены покинуть места своего проживания.

Али Аталан, сопредседатель Федерации езидов Европы, считает Барзани и пешмерга виновными в геноциде езидов. «Причиной геноцида стали силы Курдистана, которым мы доверяли, которые обещали защищать нас, и обещаниям этим мы, езиды, поверили. И эта вера в силы пешмерга стала причиной геноцида, потому что они ушли и позволили врагу уничтожать нас. Пешмерга предала нас. Наше общество и наше вероисповедание оказались лицом к лицу с террористами ИГ, полностью в их власти», — считает Аталан.

Жизнь езидов в Ираке и сейчас нелегка — большая часть Синджара все еще в руинах. И это одна из причин их недовольства правительствами Эрбиля и Багдада.

Подливают масла в огонь и заявления главы Туркменского народного фронта Ирака Эршада Салихи. Туркмены – третий по численности народ в Ираке после арабов и курдов. По разным оценкам, их там от 500 до 800 тысяч. Салихи заявил, что туркмены не останутся в стороне, если правительство Ирака и курдские региональные власти достигнут договоренности о независимости Курдистана. «Если Курдистан объявит о независимости в одностороннем порядке, то взяться за оружие – наше неотъемлемое право», — заявил туркменский лидер, потребовав от властей Курдистана «перестать играть с огнем».


Одним из ключевых пунктов, ставшим яблоком раздора между курдами и туркменами, является богатый нефтью Киркук. Туркмены считают Киркук неофициальной столицей Туркменели (“государства туркменов”).

После интервенции США в Ирак в 2003 году курдские силы захватили Киркук. Вслед за этим началось заселение провинции курдами.

Статья 140 Конституции Ирака 2005 года предусматривает возвращение в Киркук вынужденных переселенцев, перепись населения и референдум для определения статуса провинции. Однако по разным причинам окончательного решения по Киркуку так и не принято. Туркмены же настаивают, чтобы провинции был присвоен особый статус. Между тем в Киркуке, помимо туркменов, проживает много курдов и арабов.

Так что опасения, озвученные главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу о гражданской войне в Ираке, представляются вполне обоснованными. Покой Ираку пока даже не снится…