Информция о «гибeли» Ботаничeского сада — очeрeдная «сeнсация» СМИ

Вахид Фарзалиев: Никто не посмеет перекрыть воду в Ботаническом саду

Вот уже несколько дней в СМИ появляются грозные новости о том, что в Баку гибнет главная зеленая воздушная артерия города – Государственный Ботанический сад, в котором система орошения якобы вышла из строя на территории площадью 41,3 гектара, и сотни деревьев остались без воды. Дальше – больше: появились так же новости о том, что «Азерсу» перекрывает Ботаническому саду воду из-за долгов, и между двумя этими структурами развязалась самая настоящая война.

Новость, появившаяся в одном из местных изданий, покатилась, обрастая «подробностями» как снежный ком.

Но весьма сильно удивлял факт того, что ни разу не были опубликованы комментарии руководства Ботанического сада, которое всегда идет на контакт и охотно отвечает журналистам на все интересующие вопросы. Помнится, в прошлом году уже мелькала в СМИ очередная «сенсация» о «пожаре в Ботаническим саду». И новость эта всколыхнула тогда жителей города, которые чуть ли не с ведрами готовы были ехать и тушить огонь. Но, как выяснилось, горел не Ботанический сад, а деревья на кладбище.

Для того, чтобы разобраться с ситуацией, сотрудница Minval.az приехала в Ботанический сад, чтобы увидеть все своими глазами и поговорить с директором Вахидом Фарзалиевым который рассказал, что начинал работу в Ботаническом саду садовником. Потом поступил в БГУ на биофак, позже стал работать лаборантом, затем – заведующим лабораторией, замдиректором по науке, и вот уже третий год В. Фарзалиев – директор Ботанического сада. Как видите, человек не случайный, а именно профессионал, который всегда в курсе ситуации.


— Из-за границы нам звонят – знакомые или коллеги – и спрашивают: как так случилось, что Ботанический сад умирает? На вопрос – откуда такая информация, отвечают: «В СМИ были публикации». Что тут скажешь? Как донесешь до сведения всех, что эта «сенсация» — очередная выдумка для подъема планки читаемости?

Да, конечно же, у нас есть определенные проблемы, не без этого. Наш Ботанический сад расположен в 130 метрах над уровнем моря. Питьевая вода – это слишком большая роскошь для поливки. Нам больше нужна техническая вода, и не потому, что питьевая стоит дороже. Дело не в том, что она дорогая, мы все равно платим. Просто очень жалко питьевую воду, которой и так не хватает. Если бы в Баку поступала техническая вода – как это было в советское время, то не было бы таких глобальных проблем. Кстати, техническая вода для растений более полезна и питательна. К примеру, вода из Куры, из каналов.

— Вы поднимали этот вопрос перед сотрудниками «Азерсу»?

– «Азерсу» — это поставщик, они поставляют воду и берут за нее плату. А вопросы воды в целом решают в Министерстве мелиорации и водного хозяйства. Сотрудники этого ведомства сейчас работают в сельских местностях, проводят каналы в сельских хозяйствах. И вести переговоры с ними должны на государственном уровне. Ведь в последнее время город озеленяется, всюду высаживают деревья, разбивают газоны. И все это требует постоянного ухода, полива. И поливают все эти растения питьевой водой. А так как ее мало, то и полив производится не в достаточном количестве. Вот это основной вопрос. Но решаем его, к сожалению, не мы.

На территории сада очень много привозных растений, они очень капризные, чувствительные, и поливать их следует часто, иначе листья пожухнут. И есть биоэкологические особенности у каждых растений. К примеру, что сделал этот журналист? Он сфотографировал сосны снизу. А тем не менее, сосне свойственно высыхание, но верхушка у нее тем не менее, остается зеленой. Просто сухие ветки в сезон (а сезон наступает осенью) нужно обрезать. Но мы начали обрезку сейчас, территория огромная, не успеваем, все-таки 41 гектар. Из-за засушливых месяцев давление воды постоянно падает, а если нет давления, то даже мотор не может справиться. Другие устройства нам устанавливать запрещено. В прошлом году мы начали внедрять систему капельного орошения – опять же для того, чтобы не расходовать лишнюю воду. Проблема воды – это проблема не только наша, это проблема всего города. Баку нуждается в технической воде. Питьевая вода, как я уже говорил, стоит дорого, и то ее хронически не хватает. В июле-августе нужен полив, а воды мало. Я никого не могу в этом обвинять, тем более «Азерсу». Ни разу такого не было, чтобы они пришли к нам и перекрыли воду. Воды в этот жаркий сезон мало, и это проблема ежегодная. С учетом этого мы стали уделять больше внимания выращиванию засухоустойчивых растений, чтобы не тратить лишнюю воду. Ландшафт нашего Ботанического сада очень специфический. К примеру, через Ташкентский ботанический сад протекает река. И очень удобно, когда есть природная водяная артерия в местах зеленых насаждений. Раньше основная труба проходила через кладбище. Но несколько лет назад была отремонтирована Патамдартская дорога и перекрыта линия. Сейчас вода поступает с другой стороны, кроме того, территория вокруг сада постоянно застраивается, напор падает, воды не хватает.

— Кстати, о водяной линии. Журналист, поведавший стране «сенсационный новость» о гибели деревьев в Ботаническом саду, публиковал так же и фотографии трубы, которая не работает. Покажете мне ее? Кстати, вы не попытались связаться с изданием, запустившим эту лабуду, и не потребовали ответа за клевету?

— В прошлом году, когда в «Ботаническом саду горели деревья», мне позвонили из Академии наук и сказали о том, что «новость» распространилась в СМИ. Я обратился в издание, опубликовавшее эту ложную информацию. Но в редакции издания мне сказали: поздно. Новость уже пошла и она обсуждается. А видели бы вы комментарии! Это же тихий ужас: «Руководство Ботанического сада специально выжигает деревья, чтобы продать территорию под застройки», «руководство ботанического сада проворовалось и заметает следы». Я тоже писал в комментариях, что это неправда, приглашал прийти и убедиться лично, увидеть все своими глазами. Фото «сенсации» было сделано со стороны Телебашни, оттуда не видно было дороги, только деревья и дым. Но горело кладбище, а не Ботанический сад.

В этот раз съемка сухих сосновых веток была проведена на территории Ботанического сада. Вероятнее всего, журналист зашел как посетитель, а не как сотрудник СМИ. Но если ты решил опубликовать «проблему», почему же ты не выяснил, не поговорил хотя бы с теми же садовниками, которые постоянно работают на территории? Почему не спросил, не задал никому ни одного вопроса? Я не знаю, кто этот человек, но он оскорбил своей глупой заметкой всех людей, которые денно и нощно трудятся здесь. Вот уже почти 15 лет я не знаю, что такое отпуск. Мы все лето работаем с утра до вечера, иногда остаемся до утра, поливаем, ухаживаем. И нам всем очень обидно, что в СМИ появляется такая глупая информация, «обоснованная» на какой-то случайной фотографии. Ведь здесь есть сотрудники, отдавшие по 40-50 лет жизни работе в Ботаническом саду. В 90-е годы, когда всем было трудно, и нам не платили, мы ходили на работу пешком, но дела своего не бросили. Потому что ОБЯЗАНЫ были беречь это природное сокровище. Мне не раз предлагали другую работу, более хорошо оплачиваемую, более престижную, но я не покину это место, потому что слишком много труда и любви вложил я в него…

Еще хотелось бы отметить, что во многих городах мира ботанические сады поддерживает и администрация города, и олигархия. Потому что люди гордятся своими природными ресурсами. А у нас все наоборот. И это не хорошо. Я был в США, видел сады и парки, и обратил внимание на то, что волонтеров в таких местах больше, чем официальных работников. Было бы неплохо, если бы и у нас в стране на таком уровне работало волонтерское движение. Ведь сад – он общий, это достояние народа, прежде всего. Раньше, во времена СССР, Ботанический Сад был закрытой территорией, зоной науки, сегодня же он максимально открыт для всех. Раньше на его территории сажали что попало и как попало, это был больше питомник, чем Ботанический сад. Сегодня же мы стараемся исправить все в лучшую сторону. Переходный период – сложный, и все делается постепенно.

— Очень многие считают, что если финансовые вливания в Ботанический сад будет делать олигархия, то вскоре вся его территория будет заполнена кябабными и прочими местами общепита. Как вы посмотрите на такого рода предложения?

— Честно говоря, мы и сами опасаемся подобных предложений. Когда я говорил о помощи олигархии, я имел в виду совсем иное, а именно, помощь в развитии нашего Ботанического сада, а не превращении его в аллею чревоугодия. Если, к примеру, у сада будет свое летнее кафе – это другое дело. Или свой аттракцион для детей. Но сдавать территорию частникам для открытия кябабных – об этом даже речи быть не может.

Прогулка по «выгоревшему» Ботаническому саду

После интервью директор вызвался быть гидом и мы пошли по зеленым аллеям, по оранжереям и теплицам, в которых я увидела очень красивые редкие растения. Мы побывали в сосновой зоне на окраинах сада, где довольно много деревьев с сухими ветками.

— В свое время все эти деревья сажали близко друг к другу, — объяснил директор, — и потому ветки засыхают. Но верхушки все равно зеленые. Мы очищаем деревья от сухих веток, сейчас просто засушливый сезон, в основном, капитальная чистка деревьев начинается осенью. Мы очищаем склоны от сухой травы, чтобы не было пожаров. Проблема в том, что у Ботанического сада нет так называемой буферной зоны, и жилые дома находятся совсем рядом, и не дай Бог кто-то бросит окурок или спичку! По закону жилые дома должны строить не ближе чем в 100 метрах, а у нас строят не дальше 5-6 метров от Ботанического сада. И потому у нас есть реальные опасения. Территория Ботанического Сада охраняется, мы не пропускаем сюда любителей спонтанных пикников.

Мы вернулись на территорию вечно зеленых аллей, прогулялись мимо пруда с лотосами, мимо маленькой пасеки, прошли на полянку, где установлены интересные скульптурные композиции. Мое внимание привлекла каменная книга.

— Это аяты Корана, в которых сказано о любви к природе, ко всему живому, — объяснил директор. – Это посыл всем, кто приходит сюда. Так же мы начали обновление фонтанов и беседок и аллей. Все делаем постепенно, потому что сделать все и сразу – сложно и практически невозможно.

Наша беседа подходит к концу. Мы сидим в красивой беседке, увитой виноградной лозой и пьем чай с мелиссой – кстати, собранной на территории, где выращиваются лекарственные травы. По дороге в эту беседку я поговорила с двумя волонтерами Али и Шахином, работающими на территории теплиц. Ребята рассказали, что пришли сюда для приобщения к труду на земле. Это помогло поднять настроение, поправить здоровье и на очень многие вещи посмотреть по-другому.
Несмотря на жаркое время суток, посетители тоже были, в том числе и иностранцы, которые неторопливо прогуливались по аллеям, держась за руки, мамаши с колясками сидели на скамейках, дети играли около фонтанчика с рыбками. Тишина, покой и зеленый мир, в котором так хорошо и уютно…

— В основном, приток посетителей бывает вечером, когда спускается прохлада. Людям нравится приходить сюда, ведь у нас своеобразный зеленый оазис среди каменных джунглей. А вот когда вы придете к нам весной, вы увидите самый настоящий цветущий рай…

Я уходила обратно в раскаленный каменный мир, наполненный шумом и копотью большого города, хотя мне очень хотелось остаться в этом зеленом мире, который, согласно «сенсационной новости» «уже засох».

Яна Мадатова

Фото автора

 

minval.az