Украинский эксперт: «Вероятность возобновления военных действий в Карабахе очень высока всегда»

Интервью Moderator.az c украинским политологом и журналистом Максимом Михайленко.

— Как вы оцениваете текущий уровень сотрудничества между Украиной и Азербайджаном?

— Традиционно хороший (к примеру, у нас много современных заправок SOCAR и взаимных авиарейсов), в том числе и в вопросах сотрудничества государственных ведомств, в частности, дипломатического корпуса. Бывают, как и у всех, те или иные ситуации, но на общий фон они не влияют. Потенциал, который можно и нужно реализовывать, при этом очень значительный. Имеется в виду и энергетика, в контексте крепнущих связей Азербайджана с Европой, а также углубляющейся интеграции Украины в ЕС.

Важными посредниками для наших отношений, как мне представляется, являются, по естественным причинам, Турецкая Республика, с которой у Украины сегодня развивается комплексное сотрудничество, а также Грузия. Думается, в агропромышленной отрасли и развитии современных коммуникаций, обмене опытом в привлечении инвестиций и реализации потенциала Каспия, с одной стороны, и черноморского побережья Украины, с другой — в близком будущем можно будет сделать вместе довольно много.

— Как вы оцениваете ситуацию в связи с урегулированием нагорно-карабахского конфликта?

— Оцениваю эту ситуацию как стабильно сложную. Политические перемены в Армении вселяют определенные надежды, но этот конфликт все-таки залегает гораздо глубже. Представляется, что только изменение внешней и внутренней политики России, в связи с ее, в той или иной степени, военным присутствием как в Карабахе, так и в Армении — а вероятность таких изменений постепенно растёт — сможет очертить выход из сложившегося конфликта. Равно как и разгерметизация интеграции в западный мир самой Армении — в конце-концов, карабахский конфликт является очевидным препятствием на этом пути.

— Насколько на ваш взгляд велика вероятность возобновления военных действий в Карабахе?

— На мой взгляд, она высока всегда. В частности, в силу — невзирая на ту или иную красивую риторику разных столиц — выветривания влияния РФ на Южном Кавказе. «В силу» потому, что на такой исторической стадии, на которой сегодня находится РФ (равно как и Армения, переживающая нервный политический период) часто предпринимаются авантюристические действия. Определенный баланс сил существует, однако нередко кажется, что усилия для его сохранения — теми или иными способами — предпринимает только Баку.

— В последнее время стало озвучиваться мнение о том, что Азербайджан может стать участником ОДКБ. Хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу. В интересах ли Азербайджана нахождение в составе ОДКБ?

— Азербайджан проводит внешнюю политику, основывающуюся на его национальных интересах, и в какой-то степени многовекторную, к чему должны относиться и, в целом, относятся с уважением все его партнеры. А ОДКБ — с одной стороны, организация коллективная, что может в какой-то момент, в случае вступления, потребовать от Азербайджана воевать «на чужих фронтах». С другой стороны, всё-таки доминирует в ОДКБ Россия, и очевидно, что Москва предлагает Баку те или иные решения, возможно, в обмен на присоединение к этому блоку. Однако, уровень доверия к внешней политике РФ сегодня очень низок, поэтому многие комбинации такого рода являются довольно рискованными. Кроме того, периоды эффективности ОДКБ, насколько помнится — давно позади, и касались отдалённых регионов Центральной Азии. Наконец, учитывая членство Турции в НАТО и переход Грузии к активной фазе интеграции в Альянс, такой манёвр неизбежно усилит напряжение в и без того непростом регионе. По моему мнению, принимая во внимание недавние оптимистические перемены в Узбекистане (весной присоединившегося к «Тюркскому совету», в который входит Азербайджан), а также резкую трансформацию политической географии Восточной Европы/Кавказа — вполне рациональным представляется возвращение как Баку, так и Киева, а также Тбилиси, Кишинева, и, возможно Ташкента к развитию Г(У)УАМ. Офис которой, с одним из лучших городских видов на Киев, между прочим, продолжает действовать.

Заур Нурмамедов