Василий Папава: «Азербайджану нужно быть бдительнее»

Известный грузинский политолог Василий Папава в беседе с haqqin.az поделился своим видением ситуации на Южном Кавказе, рассказав о новых угрозах, стоящих перед Азербайджаном, Грузией и Арменией, и о перспективах этих стран.


— Какие вызовы стоят перед тремя государствами Южного Кавказа?

— Разваливающаяся советская военная машина все-таки успела громко хлопнуть дверью, оставив после себя масштабные конфликты на Южном Кавказе. К этому добавилось внешнее стимулирование тех территориальных споров, которые мы имеем в регионе. Если говорить о Грузии, то 20% территории нашей страны оккупированы. Это грузинские территории, однако так сложилось, что т.н. Южная Осетия (регион Шида Картли, так его правильнее называть) и Абхазия десятилетиями имели навязанную советской властью автономию.

Отдельного разговора заслуживает Абхазия. Местное население не называет себя абхазами, ведь абхазы исторически – это грузинские племена. Такие же как кахетинцы, имеретинцы, мегрелы и т.д. Просто они были ассимилированы адыго-черкесскими племенами, которые с XVII-XVIII веков переселялись на юг. А грузины всегда были толерантными и гостеприимными и потому приютили людей, которых на их родине притесняли, которые уходили под натиском войск зарождавшейся Российской империи.

Так что нынешнее население Абхазии – это не абхазы, а апсуа, как они сами себя называют. И потому, на мой взгляд, большая ошибка грузинских экспертов и историков, которые не видят разницы между абхазами и апсуа. Абхазы – это грузины.

Как могут пришлые в регион апсуа претендовать на государственность, если у них алфавит появился только в XX веке и на основе кириллицы?

Я вам хочу привести пример, свидетельствующий об исторической толерантности грузинского народа. При царе Ираклии II, во второй половине XVIII века, в грузинской царской гвардии служили сотни азербайджанцев. И кстати, азербайджанцы никогда не враждовали с грузинами.

Возвращаясь к конфликтным ситуациям за последние 25 лет. Надо понимать, что конфликты в 90-х гг. прошлого века и нынешняя ситуация – отличаются. В 90-х – это было плохое наследство от Советского Союза: карабахская война, абхазская и цхинвальская проблемы. Это рычаги давления на Грузию и Азербайджан. А сейчас добавились внешние акторы, не имеющие прямого отношения к Южному Кавказу, но оказывающие влияние на ситуацию у нас.

— А для каких стран Южного Кавказа радикальный политический ислам представляет серьезную угрозу?

— Конечно, в первую очередь быть бдительнее нужно Азербайджану. Да, это светская мусульманская страна, но именно на такие государства нацелены радикалы.

Помимо угрозы исламского радикализма, есть и проблема Нагорного Карабаха. Ситуация здесь не заморожена, происходят боевые действия, гибнут люди. Это серьезная угроза для безопасности. Но я сторонний наблюдатель, и мне кажется надо быть внимательнее и опасаться прежде всего радикальных исламистов. Ситуацию в Карабахе еще как-то можно удерживать в каких-то рамках. Но вот у исламистов никаких рамок попросту нет.

— А что вы думаете на счет Армении? Какие военно-политические угрозы стоят перед ней?

— Исходя из географического и геополитического положения Армении, основной ее вызов – это карабахский вопрос. В этой стране нет этно-национальных или религиозных проблем, ведь Армения – мононациональная страна.

Есть и турецкий вопрос, касающийся «геноцида» (кавычки наши – Ред.). Но главный вызов – это Карабах. Но при этом Карабах – объединяющий фактор армянского общества и тут есть аналогии с ситуацией в Иране. Можно вспомнить, что когда началась ирано-иракская война, то шахские генералы и офицеры, ненавидевшие режим муллократии, установившийся в ИРИ, без тени сомнения пошли на войну, защищая Иран. Так что наличие «общего врага» – это фактор консолидации армянского общества.

— А каковы перспективы дальнейшего развития у стран Южного Кавказа?

— Вы знаете, я считаю, что огромное значение имеет взаимодействие политических элит наших государств. В этом плане у Армении наиболее слабые позиции, она четко позиционируется как пророссийская страна. Без поддержки России Армении сложно будет проводить региональную политику.

Азербайджан же выступает с позиции защиты интересов своей страны во всех сферах, проводит взвешенную политику, тонко лавируя между всеми международными игроками: Ираном, Западом, Россией.

Мое убеждение: южно-кавказским государствам придется находить общие точки, искать взаимопонимание в политическом, экономическом, культурном плане. Исторически мы близки, живем здесь, в кавказском ареале. А новые игроки в лице Европейского Союза, Соединенных Штатов, России, Турции, Ирана – конечно же, имеют свои интересы в регионе, не всегда отвечающие интересам наших стран.

Так что я пожелал бы, чтобы лидеры стран Южного Кавказа меньше потакали бы всем своим внешним партнерам и друзьям. Именно нам здесь жить. Если мы будем враждовать, воевать друг с другом, то от этого нам же и будет хуже. А выиграют только внешние игроки. И последние 20-25 лет — этому яркое свидетельство.

 Наир Алиев,

haqqin.az