Гарри Каспаров высказался о российском вторжении в Грузию

Путин и не скрывал своих намерений — вторжение в Грузию стало логичным шагом по реализации того курса, о котором он открыто поведал всему миру на конференции в Мюнхене в 2007-м году.

Об этом на своей странице в Facebook написал Гарри Каспаров.

«Диктаторам надо верить, информирует еizvestia.com.

8 августа 2008 года началась военная агрессия России против Грузии. Это событие ознаменовало новый этап в развитии путинской диктатуры — этап открытой агрессии против соседей ( при этом, не будем забывать, что за год до этого Россией была предпринята массированная кибератака против соседней Эстонии).

В своей статье в издании «Tne Wall Street Journal», в августе 2008 года, я сделал печальный прогноз: вооруженная интервенция в Грузию — «лишь первый шаг и следующим блюдом меню станут анклавы в Украине».

Такое развитие событий было для меня очевидно не потому, что я обладаю качествами Нострадамуса, а потому, что прилежно учил уроки истории и географии. История много раз доказывала, что диктаторы, вставшие на путь внешней агрессии, не останавливаются, и все попытки умиротворения со стороны международного сообщества лишь утверждают в агрессорах ощущение безнаказанности. Все это неизбежно ведет к увеличению цены, которую в итоге придется платить за мир.

Показательно, что Путин и не скрывал своих намерений — вторжение в Грузию стало логичным шагом по реализации того курса, о котором он открыто поведал всему миру на конференции в Мюнхене в 2007-м году. Слова Путина, одним из первых решений которого на посту главы государства было возвращение советского гимна, про то, что «бывших чекистов не бывает», а также его оценку распада СССР как «крупнейшей геополитической катастрофы» стоило воспринимать буквально. Это его базовые представления об устройстве современного мира, компоненты мировоззрения и вся путинская внутри- и внешнеполитическая программа исходит из этих постулатов.

8 августа 2008 года Путин приступил к открытой реализации своей программы по возвращению контроля над постсоветским пространством. В том же ряду стоят попытки реабилитации Ивана Грозного и возвеличивания Сталина в сегодняшней России: как бы ни виляли записные российские либералы, пытаясь обелить новоявленного диктатора, эти процессы полностью вписываются в путинскую парадигму власти.

Нельзя не отметить, что значительная часть российской оппозиции «грузинский экзамен» не сдала — кто-то открыто поддержал российскую военную агрессию, кто-то трусливо пытался возложить часть вины на грузинское руководство. Выяснилось, что имперские комплексы и отсутствие всякого уважения к нормам международного права является характеристикой и многих оппонентов путинской власти. Необходимо, чтобы российское общество наконец-то осознало, что разгром демократических институтов внутри страны и агрессивная внешняя политика — неразрывные звенья путинской диктатуры. И построение свободной демократической России невозможно без окончательного отказа от преступной империалистической политики.»